Книга — Божьи генералы. Глава 3 — Эван Робертс

Эван Робертс

Проповедник Уэльского пробуждения

usVz1TnrERM

По моему мнению, история молодого проповедника пробуждения из Уэльса Эвана Робертса — самое печальное исследование, которое я провел о генералах. Молодой парень-проповедник с угольных шахт южного Уэльса имел несомненное призвание для работы по распространению всемирного возрождения. Но из-за неопытности, ограниченности откровения и демонического контроля его невероятное служение оборвалось гораздо раньше времени. Прежде чем мы перейдем к рассмотрению его жизни, надо твердо осознать, что представленные здесь истины имеют целью не критику. Те уроки, которые я выношу на свет, конструктивно направлены на то, чтобы наше поколение могло научиться хранить свои сердца, нести помазание и успешно выстоять в огне возрождения.

Истина, покрытая углем

Эван Робертс родился 8 июня 1878 г. в стойкой кальвинистско-методистской семье Генри и Анны Робертс. Я верю, что «дух пробуждения» возник в нем сразу же. Родители Эвана оказали сильное влияние на развитие этого духа и этого характера. Он по натуре был человеком чувствительным и стремился к совершенству. Семья была известна своей любовью к Божьему Слову и упорной работой. У каждого члена семьи, независимо от возраста, была своя зачитанная Библия.

Хочу здесь подчеркнуть: родители, позволяйте своим детям быть вовлеченными в движение Божье. Не могу не напомнить, как жизненно важно учить и наставлять детей в Божьих делах. Они должны знать, как молиться, как изучать Слово Божье и как остановиться под помазанием. Учите их поклоняться Богу вместе с вами и покажите им, как это делать. Огонь пробуждения угасает, когда родители закрывают своих детей в детской комнате, ограждая их от движения Бога. Детская комната хороша при воспитании младенцев и малышей, но наступает время, когда они уже способны понимать, как следует себя вести, и когда их можно включить в служение пробуждения.

Как может пробуждение продолжаться, если его не распространяют? Многие прошлые движения пробуждения и некоторые их проповедники не брали в расчет следующее поколение. Поэтому Богу приходилось искать кого-то в следующем поколении, чтобы снова зажечь огонь, который не должен затухать. Пробуждения не должны заканчиваться. Пробуждения должны продолжаться, Огонь Божий должен передаваться дальше каждому новому поколению. Дети чувствительны и легко поддаются влиянию, они стремятся к знаниям. Они как маленькая губка, готовая впитать все, чем вы с ними поделитесь. Поэтому будьте их учителями. Если у вас есть дети, то ответственность перед Богом за то, чтобы передать им огонь Божий, лежит на вас. Совершенно очевидно, что семья Эвана Робертса отнеслась к этой ответственности серьезно.

Сильный характер Эвана был результатом воспитания в семье. Когда он еще был очень маленьким, с отцом Эвана произошел несчастный случай. Поэтому отец забрал Эвана из школы, чтобы тот помогал ему в работе на шахте. Эван никогда не жаловался.
Вскоре Эван воспринял семейную привычку в заучивании мест Писания. Его никто никогда не видел без Библии. Рассказывают, что он даже прятал Библию в расселинах угля на шахте во время работы. Однажды сильнейший пожар сжег все на своем пути, кроме Библии молодого Эвана. Только отдельные страницы были немного опалены, и он продолжал носить ее с собой каждый день и заучивать места Писания. Каждое утро Эван стоял у входа в шахту и указывал конкретное место Писания каждому проходящему мимо рабочему для их размышления в течение дня. Затем, встречая их вечером, молодой Эван спрашивал: «Какую истину вы нашли в этом отрывке?». Проходя мимо этого чумазого мальчишки, уставшие угольщики не имели представления о том, как Бог будет его использовать, чтобы изменить всю их страну.

Что бы сделал Иисус?

Эван резко отличался от всех остальных ребят своего возраста. Он никогда не принимал участия в спортивных играх, развлечениях или грубых шутках. Он работал на шахте каждый день, затем приходил домой и шел целую милю в свою церковь, Часовню Мориа. В возрасте тринадцати лет Эван пережил свою первую встречу с Богом. Именно тогда Эван дал обет посвятить себя еще больше Божьим делам. Одна простая, но глубокая фраза, сказанная с кафедры Часовни Мориа, изменила его жизнь. Эта фраза: «Что бы сделал Иисус?» стала преследовать его. Он постоянно спрашивал себя: «Что бы сделал Иисус?», когда в дальнейшем посвятил себя делу Господа. Эван был настолько ревностным в том, чтобы отдать свою жизнь Богу, что читал всё, что только могло иметь отношение к Нему. Он использовал заработанные деньги на приобретение инструментов, на которых он научился играть позже. Фактически он преуспевал во всём, к чему мог приложить свои руки, потому что он вкладывал в это всё своё сердце. Он добивался совершенства в любом занятии, которое предлагалось ему, и он отличался превосходным характером и яркой индивидуальностью. Он был и плодовитым писателем, написавшим несколько поэм и очерков, напечатанных в местных газетах.

В то время как его сверстники интересовались свиданиями, Эвану больше нравилось находиться в церкви, обсуждая с другими места Писания. Вскоре старейшины церкви доверили ему проводить еженедельные собрания по обсуждению Писания с группой молодежи его возраста. Но это счастливое время неожиданно оборвалось, когда шахта, на которой работал Эван, пострадала от взрыва. Работу потеряли в первую очередь холостые люди. Поэтому в 1898г. Эвану пришлось переехать на работу в Маунтин-Эш, в город на севере от места, где он жил. Он оставил свой дом, не сознавая, какую духовную подготовку он приобрел.

Я горю, ожидая знамения

В это время лишь немногие понимали силу молитвы. Большинство посещали церковь из морального, а не духовного долга. Но не Эван. Благодаря своему уникальному стремлению к Господу он отдал себя горячей молитве и ходатайству настолько сильно, что ко времени, когда ему исполнилось двадцать лет, его называли «безумным мистиком». О нем передавали разные истории. Говорили, что его видели стоящим «как в трансе» около дороги, а губы его двигались, произнося что-то беззвучно. Также говорили, что он настолько погружался в размышления о Слове, что часто пропускал ужин. Иногда он оставался до полуночи, обсуждая и молясь с друзьями о пробуждении.

Озабоченные служители расспрашивали Эвана о его необычном поведении. Он просто отвечал им: «Меня вел Дух». Примерно в это время друзья показали его американскому специалисту, д-ру Хьюджесу. Доктор сказал друзьям Эвана, что он страдает «религиозной манией». Один христианин сказал об Эване: «Обычно мы читали и молились вместе, прежде чем выключить свет. Затем я обычно слышал, как Эван взывает и стонет в Духе. Я не мог понять, о чем он говорит Богу и какой-то святой страх удерживал меня от того, чтобы спросить».

Хотя люди не понимали методы Эвана, он, безусловно, обладал духовной силой. Однажды он поехал для молитвенного служения на собрание в Билит-Уэлз. Сердца людей таяли от той силы, которая исходила от молитвы Эвана. После собрания служитель подошел к Эвану и посоветовал ему заняться служением полное время.

Эван обдумал это и ответил на призыв. От него требовалось проповедовать дважды во всех двенадцати присоединенных церквах, и его проповеди встречали с большим одобрением. Он поделился с другом, что его небесный секрет заключался в следующем: «Просите, и дано будет вам. Имейте полную, определенную веру в Божье обещание Духа». В этот период жизни Эван написал своему другу такие слова: «Я молюсь, чтобы Бог крестил тебя и меня Святым Духом». Вскоре после этого его настолько охватил Господь, что его постель тряслась. Он пробуждался в час ночи, чтобы «войти в божественное общение». Он молился четыре часа, затем опять засыпал в пять утра еще на четыре часа, а затем молился с девяти утра до полудня.

В декабре 1903 г. Эван узнал в своем сердце, что Бог запланировал великое пробуждение для Уэльса. Во время проповеди в Часовне Мориа он сказал: «Я протянул свою руку и коснулся пламени. Я горю и ожидаю знамения».

Позвольте мне подчеркнуть здесь одну вещь. Пробуждение должно начаться в вашем сердце, прежде чем оно придет на землю. Каждое новое пробуждение не имеет ничего общего с предшествующим, но оно полностью связано с тем человеком, который несет его. В то время каждая церковь в Уэльсе молилась за пробуждение. Часовня Мориа отличалась сильной кальвинистской направленностью, поэтому Эван хорошо знал доктрину о «человеке, грехе и спасении». От молодых студентов требовалось, чтобы они слушали великих людей своей церкви и подражали их стилю проповеди, Но Эван был исключением. Хотя он поступил в Библейский колледж, он не смог завешить учебу из-за своего жгучего желания проповедовать и молиться.

d0b5d0b2d0b0d0bdd180d0bed0b1d0b5d180d182d181

Склони нас! Склони нас!

Для Эвана Робертса 1904 год был годом великой борьбы. Он разрывался между тем, чтобы делать то, что все от него ожидали, и тем, чтобы следовать пути, по которому, как он чувствовал, Дух Божий направляет его. Его близкий друг, Сидней Эванс, посетил молитвенное собрание и вышел оттуда очень воодушевленным. Он сказал Эвану, что видит, насколько полно он отдал свою жизнь делу Господа. Но Эван отреагировал странно. Чувствуя, что может оказаться неспособным принять полноту Духа Божьего, он вошел в глубокую депрессию — это было отличительной чертой, прошедшей через все его служение. Он был настолько поглощен этими мыслями, что никто не мог его утешить. Затем в сентябре друзья Эвана уговорили его пойти вместе с ними послушать старого евангелиста Сета Джошуа. Преподобный Джошуа, которого Эван до этого не знал, молился много лет, чтобы Бог поднял нового «Елисея» из обычного человека и «поместил на него мантию силы». И Джошуа получил именно то, о чем молился. Когда могущественное пробуждение пришло через Эвана Робертса, великие, достойные проповедники Англии и Уэльса были вынуждены сесть у ног грубого, работящего шахтёра, чтобы увидеть удивительные дела Божьи.

Эванс сидел тихо в течение всего служения Джошуа. Но когда служитель стал молиться: «Склони нас! Склони нас!», душа Эвана загорелась внутри. После служения группа верующих пошла в дом Джошуа завтракать, но Эван отказался есть. Он был невероятно сосредоточенным и торжественным. Он боялся, что когда Дух Святой придет к нему, он не сможет принять Его. Поэтому Эван еще раз загнал себя в состояние депрессии.
По моему мнению, это показывало непонимание молодым Эваном путей Святого Духа. Это напряженное и неестественное состояние, в которое он загонял себя, привело к ошибкам в дальнейшем его пути. Дух Святой никогда и никому Себя не навязывает. Он никогда не предлагает вам то, что вы не способны принять. Он не попросит вас то, что вы не можете исполнить. Дух Святой не мучает вашу душу, не заставляет вас быть одиноким. Он приходит, чтобы дать вам силы для Его служения. Он приходит, чтобы дать дерзновение, чувствительность и силу. Все, что нам нужно сказать, это: «Приди, Дух Святой». Если ваша жизнь нуждается в корректировке, Он откроет те сферы, которые в ней нуждаются, и Свой план, показывающий, как это сделать. Царство Небесное — это праведность, мир и радость. Все другое нарушает баланс.
Эван оставил компанию своих друзей и снова вернулся в часовню, где преподобный Джошуа проводил собрание. Там он продолжил молитву Джошуа, взывая к Господу: «Склони меня! Склони меня!» В этой молитве полного подчинения он получил откровение о любви Божьей. В тот день Эван подчинился воле Божьей и позволил Его состраданию наполнить его. Позже он рассказал об этом переживании: «Это был Бог, пославший Свою любовь, которая склонила меня… Когда я «склонился», меня наполнила волна мира и радости». Теперь Эван почувствовал себя готовым стать Божьим посланником. Хотя много раз казалось, что к делам Божьим Эвана Робертса влекло неестественным образом, можно также сказать, что он нес огромную любовь к Святому Духу и Его движению на земле.

Рука, простёртая с луны

Обычно видения Эвана не посещали. Свое первое видение он увидел в октябре 1904 года. Когда они гуляли в саду с Сиднеем Эвансом, Эван заметил, что Сидней пристально смотрит на луну. Эван тоже посмотрел на небо и спросил: «На что ты так смотришь? Что ты там видишь?» Затем внезапно он тоже увидел это. Он увидел руку, которая, казалось, простиралась от луны и достигала Уэльса.
Эван горячо молился о том, чтобы сто тысяч душ прибавились к царству Божьему, и он принял это редкое видение как прямой ответ на свою молитву. Теперь он еще больше определился в том, чтобы начать свое служение. Он был готов отдать все свое время и деньги той работе, которая открывалась перед ним. Его утверждение: «Мы ничего не можем сделать без Святого Духа» стало главным до конца служения Эвана. Иногда это было эффективным, но порой он впадал в крайности. В своей страсти по Святому Духу Эван, казалось, иногда пытался взять на себя роль Его защитника. Однажды, сидя на службе, он вскочил на ноги, прервал проповедь и обвинил сидящих на собрании в неискренности и недостаточном рвении. Его друзья были озабочены этим, а некоторые называли его сумасшедшим. Эван быстро впадал в крайности, но он часто становился уравновешенным и наставлял окружающих, как обрести мир с Богом.

Потерянные ключи

В конце концов Эван получил разрешение начать маленькие серии служений. То, что началось 31 октября как маленькое церковное собрание, вскоре вылилось в движение духовного пробуждения, которое продолжалось две недели. Вначале группа состояла из нескольких преданных верующих, которые внимательно слушали проповеди Эвана. Вместо того чтобы стоять позади кафедры, молодой проповедник ходил взад и вперед по проходам, проповедуя и задавая вопросы сидящим на скамейках. Это было неслыханным в те дни. Цель тех первых собраний состояла в том, чтобы посвятить и научить ходатаев для приближающегося пробуждения. Эван преуспел в своей задаче. Он верил, что пробуждение придет через познание Духа Святого, и что человек должен сотрудничать с Духом Святым, чтобы действовать в силе. Даже детей учили молиться по утрам и вечерам, чтобы Бог «послал Духа в Мориа ради Иисуса Христа!» Вместо того, чтобы стоять позади кафедры, молодой проповедник ходил взад и вперед по проходам, проповедуя и задавая вопросы сидящим на скамейках. Служения разрастались, и Эван попросил Библейский колледж прислать еще работников.
Сильное движение ходатайства охватывало комнату во время каждой службы, и много раз служения затягивались за полночь. Однажды Эван молился всю ночь вместе с собранием и вернулся домой только утром. Эта маленькая группа ходатаев, ведомая молодым евангелистом, изменила всю общину. Некоторые собрания длились до четырех утра, а на улице уже собирались толпы для утренней молитвы. За два года весь Уэльс узнал имя Эвана Робертса.

Вопросы сидящим на скамейках

Во время этого головокружительного пробуждения Эван отказывался от чести называться его лидером. Он опровергал любого, кто выставлял его в этом качестве, и даже не хотел фотографироваться. Рассказывают, что он однажды даже спрятался за кафедрой, когда фотограф из газеты пришел на служение с камерой. В результате сохранились только семейные фотографии Эвана.
Служения Эвана сопровождались смехом, плачем, танцами, радостью и шумом. Вскоре о них начали писать газеты, и пробуждение стало национальным явлением. Некоторые из репортеров сами обратились на этих собраниях. Пробуждение, как пламя, распространялось по всему Уэльсу. Вскоре бары и кинотеатры стали закрываться. Бывшие проститутки начали изучать Библию. Люди стали расплачиваться со старыми долгами. Те, кто раньше эгоистично тратили свои деньги на алкоголь, становились радостью и поддержкой для своих семей.
Уэльские служения пробуждения не имели хоров или специальных церемоний. На них не было сбора пожертвований, не распространялись сборники песен, не создавались комитеты, не было специальных певцов и рекламы. Лидеры церквей, которые жаждали Бога, посещали собрания. Говорили, что в одном городе все служители поменялись кафедрами на один день, чтобы разрушить деноминационные барьеры и установить единство. Приглашались даже женщины. До этого времени женщины в Уэльсе были отстранены от любой активной роли в церковной жизни, но теперь их можно было увидеть молящимися и хвалящими Бога открыто. В конечном итоге Эван призвал даже к разрушению национальных и расовых барьеров.
Пробуждение в Уэльсе основывалось на четырех пунктах: 1. Исповедуй все известные тебе грехи. 2. Раскрой все тайные и сомнительные вещи. 3. Исповедуй открыто Господа Иисуса Христа. 4. Дай слово, что будешь полностью послушен Духу.
Эван Робертс раскрыл ключи к пробуждению. И если эти ключи были важны тогда, то они, несомненно, важны и сейчас. Думаю, что слово «покаяние» сегодня как-то потускнело. Из-за социальных неурядиц и неправильных отношений оно потеряло большую часть своего смысла. Некоторые люди настолько абсолютизируют Божий закон милости и благодати, что игнорируют остальные Его законы. Благодать и милость не дают нам право жить так, как нам этого захочется. Мы не живем под дешевой милостью и благодатью. Праведность, которой мы наслаждаемся как верующие, была приобретена кровью Иисуса — ценой слишком великой, чтобы выразить в словах. Если мы не проявляем послушания, мы не получаем. Покаяние вводит нас в царство Божье, и покаяние удерживает нас в том, чтобы двигаться, следуя за Его облаком. Кроме того, мы должны любить Бога больше, чем все остальное. Когда я был маленьким мальчиком, я почувствовал побуждение прекратить играть в баскетбол. В баскетболе нет ничего плохого, но в это время я знал, к чему призвал меня Господь, и мне казалось, что я больше любил играть в баскетбол, чем молиться. Поэтому я оставил баскетбол. Бог установил план для моей жизни. Я согласился с ним, и молитва стала моей силой, дающей жизнь. Просто будьте уверены, что вы не любите жизнь больше, чем Бога.

Бог сделал меня сильным и мужественным

Служения пробуждения Робертса были непохожими на то, что Уэльс видел когда-либо раньше. В начале одной службы за кафедрой стояли две девушки. Одна просила и молилась за людей, чтобы они отдали себя Святому Духу. Затем другая рассказала свое свидетельство и спела, а потом разразилась слезами. Они называли это «подогревом атмосферы». Тем, кто недоумевал, почему Эван Робертс не выходит на сцену после завершения служения девушек, достаточно было просто посмотреть на него, Он стоял на коленях, плача и умоляя Бога. Многие говорили, что людей убеждало не красноречие Эвана, а его слезы. В своей книге » Азуза-стрит» Фрэнк Бартлмен приводит слова очевидца: «Робертс на пределе сил упал на кафедру, и в это же время многие в толпе упали в обморок».
На служениях Эвана Робертса было обычным, когда кто-то из собрания вдруг падал на колени и начинал молиться вслух. Волны радости и скорби протекали через собрание. Женщины падали на колени, мужчины лежали в проходах, плача, смеясь и молясь. В это время не было чтения Библии или игры на инструментах. Но некоторые вставали и пели гимны. Говорили даже, что собрание настолько охватывалось Богом, что люди забывали идти домой на воскрес- ныи. Такое было неслыханным в южном Уэльсе в те дни. К концу дня вечерние службы превращались в непрерывные молитвенные собрания. Эвана можно было увидеть ходящим вдоль проходов, размахивающим руками, хлопающим в ладоши и прыгавшим из стороны в сторону.
Хотя его успех стал предметом для разговоров по всей стране, многие все еще не знали, что думать об Эване Робертсе. Они привыкли к старым проповедникам с горящими глазами, а Эван никогда не повышал голоса. Иногда его называли «молчаливым проповедником». Если Эван не чувствовал помазания для проповеди, он молчал. Однажды Эван сидел в первом ряду три или четыре часа, а затем поднялся проповедовать только на пятнадцать минут.
Кроме того, в то время большинство людей привыкли к проповедникам с достойными суровыми лицами. Но Эван был не таким. Его лицо постоянно сияло. Однажды, когда служитель прочитал список тридцати трех новообращенных, Эван раскинул руки и воскликнул: «Разве это не славно?»
В результате пробуждения местные магазины не успевали продавать Библии. Уэльская угольная промышленность преобразилась. Рабочие лошади на шахтах привыкли к командам, которые содержали бранные слова. Но теперь, когда многие шахтеры родились свыше, они увидели, что лошадей надо переучивать, потому что животные не исполняли нормальных команд без ругательных слов. Конечно, были и обычные заботы. Люди жаловались, что на службах, по их мнению, не было порядка. Эван работал круглые сутки без отдыха. Когда его спросили об этом, он ответил: «Уставал ли я? Ни разу. Бог сделал меня сильным и мужественным. Я могу противостоять тысячам. Мое тело полно энергии день и ночь, и я, не ложась спать, иду на следующее собрание». Это документальный факт, что Эван спал и ел очень мало в течение первых двух месяцев этого великого пробуждения. Фактически он спал всего два или три часа в сутки.

Отдыхайте

Чтобы постоянно ходить в Духе, нам надо быть послушными вселенским законам, установленным Богом. Один из этих законов — забота о своем физическом теле. Истина в том, что дух больше плоти, но если мы не заботимся о плоти, находясь здесь, на земле, тело может пострадать и даже умереть. Если тело умирает, дух должен уйти. Бог установил вселенские законы, согласно которым наши тела нуждаются в нормальном отдыхе и питании. Бог Сам отдыхал на седьмой день после того, как завершил Свою работу над творением, установив и для нас этот принцип.

Когда я помазан, это отражается на каждой части моего существа. Мое тело чувствует себя заряженным, и мой разум подчинен воле Божьей. Почему? Потому что помазание приносит жизнь. Однако физические потребности тела не прекращаются, есть помазание или нет. Кровь нуждается в кислороде и питательных веществах, разум нуждается в отдыхе. Мы еще не находимся в прославленном теле. Поэтому зрелые деятели пробуждения должны научиться заботиться о своем физическом теле. Вы можете жить в духе, действовать в помазании и в то же время получать необходимый вам отдых. Если вы не делаете этого, произойдет катастрофа. Дух Святой никогда не будет тащить вас — Он ведет вас. Вы не можете следовать за Богом и слышать Его точно, если ваше тело истощилось и измоталось. Когда приходит пробуждение, давление и нужда возрастают, потому что люди начинают понимать свое духовное состояние. Участник движения пробуждения должен уметь вести и отдыхать, чтобы сохраниться важнейшим инструментом Божьим. Я думаю, что одна из главных причин быстрого прекращения служения Эвана Робертса заключается в том, что он не научился этому принципу.
Эван вскоре начал выказывать многие признаки эмоционального напряжения. Но несмотря на перегруженность он продолжал идти из города в город и призывать людей подумать о погибающих. Всякий раз, когда его друзья предлагали ему отдых, он резко осаждал их. Хотя его тело быстро изнашивалось, сила Божья продолжала утолять людской голод. Газеты писали, что пока одни надрывались от осуждения, других это буквально потрясало.

Проявление Божественного

Присутствие на собраниях Эвана Робертса было сверхъестественным переживанием. Он проявлял способность служить в присутствии Духа Святого почти с осязаемой силой. Он давал обычным прихожанам церкви осознание духовного мира, особенно в области чистоты и святости по отношению к Богу. Поскольку он редко проповедовал, Эван позволил трем поющим девушкам — Энни Девис, Мэгги Девис и С.А. Джонс — путешествовать с ним. Много раз они пели вдохновенное послание от Бога к собранию. Эван выговаривал каждому, кто пытался остановить пение. Он верил, что Духу Святому должна быть предоставлена главная роль и что никто не имеет право прервать Его. Он чувствовал, что иначе устанавливается неверный вид авторитета и контроля. Для Эвана Дух Святой не был какой-то невидимой силой, но Божественной Личностью, которую должно восхвалять и превозносить по Его собственному праву и полностью Ему повиноваться. Это даже доходило до такой степени, что если двое или трое людей из присутствующих не принимали участия в собрании, Эван вставал и говорил: «Дух не может быть с нами сейчас». После этих слов он не раз покидал службу.
Жители окрестных городов и общин часто приходили на служения Эвана. В городе с населением в три тысячи человек собрание посещало более тысячи. Если они не приходили достаточно рано, чтобы занять место, люди стояли на улице, пытаясь хоть что-то увидеть. Репортеры газет с удивлением отмечали, что на собраниях никогда не было так много посетителей, как в те дни, когда Эван Робертс приезжал в город.
Вскоре слово об этом пробуждении достигло и других стран. Люди из Южной Африки, России, Индии, Норвегии, Канады, Ирландии и Голландии устремились в Уэльс. Одна группа американцев отозвалась об этом очень просто: «Мы были там, где происходят чудеса». Многие Репортеры газет приежали, чтобы донести хоть какую-то долю пробуждения до собственных стран. Говорят, что в это время журналист и евангелист из Калифорнии Фрэнк Бартлмен написал Эвану и спросил его, как принести пробуждение в Америку. Эван несколько раз писал Бартлмену, перечисляя принципы пробуждения, ободряя его в достижении этого и заверяя в своих молитвах. Бартлмен позже стал летописцем пробуждения на Азуза-стрит в Южной Калифорнии в 1906 году. Нет никакого сомнения, что пробуждение в Уэльсе способствовало повышению жажды познания Бога во всем мире.

Смущение и срыв

В 1905 г. разум Эвана Робертса начал расстраиваться. Он часто говорил, что хочет войти «в страдания Учителя». Иногда он начинал служение в радости и нежности, а потом внезапно вскакивал, размахивал руками и резко выговаривал тем, кто, по его мнению не были чисты сердцем. Затем угрожал покинуть службу. Он говорил своему другу Сиднею Эвансу, что боится сказать слова не от Бога. Он слышал многие голоса и иногда не был уверен, какой был от Бога, а какой от него самого. Он также постоянно исследовал себя, нет ли у него неисповеданного греха. Главным его страхом было, что люди начнут превозносить его вместо Бога.
Когда пробуждение продолжилось и стали очевидны особенные нужды, Эван начал действовать в дарах Духа. По своему неведению люди называли Эвана телепатом, поскольку не понимали, как он мог быть до такой степени духовно точным. Но вместо того, чтобы остановиться и рассказать людям о духовных дарах, Эван просто продолжал действовать в них.
Иногда Эван читал проповедь и вдруг внезапно останавливался. Он поднимал взгляд на балкон и провозглашал, что кто-то там нуждается в спасении. Несколько секунд спустя этот человек падал на колени и взывал о покаянии к Богу. Это часто происходило на его служениях. Иногда Эван называл конкретный грех и призывал к немедленному покаянию. В других случаях чувствовал, что какой-то человек на улице пребывает в отчаянной мольбе к Богу. Эван резко прерывал службу, шел на улицу и находил человека на коленях, взывающего к Богу.
Голоса, которые слышал Эван, стали его сильно беспокоить. Но вместо того, чтобы посоветоваться с более зрелыми лидерами, он решил продолжать следовать за знамениями и игнорировать эти трудности. Именно в это время Эван пережил свой первый эмоциональный срыв. Он был вынужден поселиться у друга и отменить свои служения.

Помехи приходящие и уходящие

Когда люди услышали о том, что он отменил служения, они оскорбились и возмутились. Несмотря на сильное утомление, Эван под давлением был вынужден возобновить служения.
Но как и следовало ожидать, на служениях его разум был затуманен и он резко обличал толпу. Он даже стал указывать на «помехи приходящие» и «помехи уходящие». Людей стали больше волновать пороки, на которые он указывал, чем жажда познать Бога. После этого жалобы и критика посыпались на Эвана с каждого угла Уэльса. Его называли «гипнотизером», «эксгибиционистом» и «оккультистом». В ответ на это Эван стал обличать целые собрания в холодности сердца из-за одного или двух человек, появляющихся на его служениях. Он однажды даже осудил «душу» человека, запретив молиться за него.
Обвинения и критика распространялись, как пожар. Каждый день в газетах и письмах появлялись новые, все более резкие обвинения. На каждое собрание приходили агностики, называвшие его «носителем чуждого огня» или «осквернителем». Друзья пытались оправдать его действия, говоря, что он был молодым, неопытным служителем и совершал «ошибки, свойственные молодости».
Вскоре Эван Робертс пережил еще один физический и эмоциональный срыв. К восторгу своих критиков Эван отменил все свои служения. Его объявили неуравновешенным человеком и обращенные стали задумываться, не были ли они прельщены сатаной. В связи с этим психологи, осмотревшие Эвана, опубликовали такое заключение: «Человеческий организм не может выдержать такого огромного напряжения и периодических мощных потрясений, истощающих нервную систему, разум и тело». После этого Эван на какое-то время сошел со сцены.

Великая слава, великое напряжение

Пытаясь противостоять критикам, его сторонники устремились к секретарю Эвана с просьбами о возобновлении служения. После короткого отдыха он согласился принять приглашения и опубликовал маршрут служений в газетах.
В день его первого служения улицы были переполнены. Сотни людей прибыли заранее, чтобы успеть занять место. Перед самым началом его секретарь вышел на сцену и прочитал записку от Эвана: «Скажи людям, что я не приду на служение. Дух удерживает меня, и я не могу говорить». Послышались крики разочарования и гнева. Даже друзья Эвана не могли поддержать такое «водительство Духа». Единственное, что они могли сказать о нем, так это то, что он испытывает большое напряжение.
Эван замкнулся в одиночестве и проводил время в Слове и молитве. Но через какое-то время он все же вернулся к публичному служению. На этот раз все выглядело так, как в ранние дни пробуждения. Эван рассматривал себя «особым посланником от Господа, который поднимает церкви для выполнения задачи спасения нации «.
Снова поднялась острая критика. Эван, не отличавшийся особой сдержанностью, открыто обличал общественных лидеров, а об одной церкви, в которой служил, сказал, что она не «основана на Камне». Крупный инцидент произошел на собрании в той самой церкви, куда Эван пришел вместо отсутствующего пастора. Придя туда, он не вышел на сцену ив течение двух часов безмолвно сидел на стуле. Когда находившиеся там служители начали открыто протестовать, Эван встал и вышел из церкви. Вернувшийся пастор пообещал, что служения будут продолжаться в мире и попросил служителей сохранять спокойствие. Когда в тот вечер Эван вышел на сцену, он улыбнулся и посоветовал собравшимся изучить истинного Пастыря в 34 главе книги Иезекииля».
Физическое состояние Эвана ухудшалось, и его эмоциональные раны становилось все труднее исцелять. Он стал сильно волноваться по мелочам. Он принимал на свой счет, когда слышал, что обращенные «бранятся вслед за дьяволом» или «следуют за целителями и пророчицами». В результате большую часть времени он находился в подавленном состоянии.
Критическая точка падения Эвана Робертса приходится на время, когда летом 1906 года он вернулся в северный Уэльс. Его попросили принять участие в кесвикском Пасхальном собрании для служителей и лидеров. Именно там он начал говорить о том, что назвал своим «новым бременем» — отождествлением с Христом через страдания. Вскоре после этого он испытал новое перенапряжение и опять сорвался.

Входит Иезавель

На служении в Кесвике Эвану представили миссис Джесси Пен-Льюис. Миссис Пен-Льюис была влиятельной и богатой женщиной из Англии. Она также была служителем, но ее служение в Уэльсе не принималось из-за серьезных доктринальных разногласий. Там отвергали ее учение «страдания» и не разрешали проводить служения в стране.
Услышав проповедь Эвана о кресте, миссис Пен-Льюис стала его поддерживать, чтобы завоевать его расположение. Друзьям она говорила, что Эван «должно быть, слишком устал и нуждается в отдыхе». Затем она убедила Эвана в своей поддержке, всячески расхваливая его прекрасное учение и указывая ему на гонения, которым он из-за него подвергается. Находясь в ослабленном состоянии, Эван попал под ее влияние. Меньше чем через месяц постоянного общения с Пен-Льюис Эван пережил четвертый и самый серьезный нервный срыв.
Недавно обнаруженные письма показывают, что у Пен-Льюис были скрытые мотивы в отношении Эвана Робертса. Она часто использовала его имя для оправдания собственных методов и убеждений. Она также говорила служителям Уэльса, что ее настолько удручает их мнение о ней и ее учении, что ей не хочется возвращаться в их страну. И она добавляла, что для Эвана тоже лучше оставаться подальше от Уэльса, потому что он, как и она, слишком сломлен, чтобы что-либо делать».
После этих слов Пен-Льюис Робертса быстро и тихо увезли на поезде из его любимого отечества и места своего призвания. Пен-Льюис с мужем привезли Эвана в свое имение в Англии, называемое Вудлендс. Затем они перестроили дом специально для Эвана Робертса. Они сделали ему спальню, молитвенную комнату с отдельным входом. Именно здесь великий евангелист оставался прикованным к постели.

Глава 21 третьей книги царств

В Вудлендсе Пен-Льюис ежедневно посещала Эвана. Эван с уважением слушал ее рассуждения о тех «ошибках и неправильных оценках», которые, по ее мнению, он совершил во время служения. Но Эван не мог сознавать, что то что говорила эта женщина, основывалось исключительно на ее личном мнении. Сидя у постели Эвана, Пен-Льюис расспрашивала его о тех сверхъестественных дарах, которые действовали через него. Она решила, что депрессия Эвана была вызвана этими духовными воздействиями. Разоблачая данные Эвану дары, Пен-Льюис убеждала его, что если он не полностью распят для себя, то он обольщен. Полный осуждения к себе, Эван в конечном итоге согласился, что все эти сверхестественные воздействия, которые он пережил, не могли быть от Бога. Эван пришел к выводу, что он не только приводил в смущение толпу, но что и сам был обольщен сверхъестественными воздействиями.
С этого момента Эван по совету Пен-Льюис решил больше не доверять никакому сверхъестественному движению. И он пришел к выводу, что для того, чтобы Дух Святой мог двигаться через верующего, этот верующий должен иметь гораздо большую мудрость и опыт, чем у него. Проповедник пробуждения пребывал в крайне хрупком и удрученном состоянии, которое еще более усугублялось постоянными уколами и упреками со стороны Пен-Льюис.
Думал ли Эван о тех тысячах, которые обратились к Богу и стали рожденными свыше христианами благодаря этим дарам? Помнил ли он о толпах людей, приезжавших из других стран, чтобы получить вдохновение от его служения и донести его до своих народов? Нет сомнения, что до него доходили яркие отзывы из этих стран. Задумывался ли он о тех людях, жаждущих прикосновения, которые стояли на улицах только потому, что он был настолько открытым для использования Святым Духом? Понимал ли он, что причиной его расстройства стал недостаток отдыха, а не недостаток посвящения? Сознавал ли он, что окончательный итог его служения подвели ошибки, вызванные истощением?
Если Эван Робертс и задумывался над этими вещами, то его мысли ни разу не обратились в действия. Таким образом, сверхъестественное снаряжение, которое он получил в результате своего призвания, стало непригодным для дальнейшего использования.

Служение за кафедрой? Никогда больше

Став объектом критики за свои действия по отношению к Эвану, миссис Пен-Льюис написала письмо одному уважаемому деятелю движения пробуждения. В нем она утверждала, что Эвану Робертсу необходима «забота» и что он выздоравливает «быстрыми темпами, видя свои заблуждения». Позже она писала тому же самому служителю, на этот раз, утверждая, что Эван сильно вырос духовно и что теперь она видит, насколько они вдвоем «специально подготовлены для особенного дела».
Мне кажется, что миссис Пен-Льюис использовала силу и призвание Эвана Робертса, просто чтобы выдвинуться. Поэтому, как я полагаю, она нуждалась в каком-то рычаге для доказательства собственной ценности. И этим «рычагом» стал Эван Робертс. Став его партнером, она смогла бы разделить с ним сцену.
Хотя в доме Пен-Льюис Эван по сути находился в изоляции, служителям и друзьям позволено было посещать его. Своими советами и молитвами они оказали сильное влияние на его выздоровление. Их любовь ободряла Эвана духовно, но потребовался еще год, прежде чем этот проповедник пробуждения обрел способность стоять и ходить. После года, проведенного в постели, медики посоветовали Эвану никогда больше не заниматься служением за кафедрой. Он мог проводить неформальные консультации, но ему рекомендовали больше никогда не проповедовать. Пен-Льюис согласилась, исходя, вероятно, из более глубоких побуждений, чем забота о здоровье.
Ничего не зная о физическом состоянии Эвана, обращенные на Уэльском пробуждении чувствовали себя неудовлетворенными. Их как будто бы оставил вожак. Через год или около того после переезда Эвана в Вудлендс его друзья выдвинули обвинение, что Пен-Льюис уводит Эвана от истины и что она слишком таинственным образом держит его у себя. На эту критику Эван ответил, что живет в имении по своей воле. Он также сказал, что Пен-Льюис была «послана Богом» и что ее работа может быть понятна только «верным Божьим слугой, чьи глаза открыты Богом». Но, к сожалению, именно сам Эван не хотел широко открыть глаза.

Отказ от кровных уз

Вскоре после этого Эван начал отказываться от встреч со своими ближайшими родственниками. Когда его мать серьезно заболела, ему об этом не сказали, учитывая его нервное состояние. Похоже, что это решение приняла Пен-Льюис. Но когда приехал отец Эвана, уже не Пен-Льюис, а сам Эван отказался говорить с ним. Причина, по которой он отказался увидеться со своим отцом, заключалась в том, что «он отделен для высокой духовной задачи и поэтому обязан забыть свои кровные узы».
Здесь мне хотелось бы подчеркнуть нечто очень важное. Никогда не разрывайте связей со своей семьей. Не имеет значения, поддерживаете ли вы с ней «посредственные» отношения. Многие из вас находятся на своем месте благодаря молитвам семьи. Старая поговорка гласит: «кровь гуще, чем вода». Когда весь ад обращается против вас, вы обычно можете рассчитывать на заботу и любовь своей семьи, особенно если вы воспитаны в христианском доме. Обрубая свои кровные узы, вы отвергаете часть своего наследия. По каким-то причинам некоторые деятели пробуждения заблуждались в этом вопросе, особенно когда они чувствовали, что семья для них недостаточно духовна. Джон Александр Дауи прошел через то же самое. Он даже на какое-то время отказался от своей фамилии. Но даже в своей духовности вам никогда нельзя отказываться от заповеди Слова Божьего: «Почитай отца твоего и мать, это — первая заповедь с обетованием; да будет тебе благо, и будешь долголетен на земле» (Еф. 6:2, 3).
По Слову Божему, если вы не чтите вашу семью, вы не будете в мире, и ваша жизнь может быть укорочена. Если вы считаете себя слишком духовным для своей семьи, тогда любите ее на своем уровне. Никогда не оставляйте ее.

Война в своих рядах

За эти годы изоляции Пен-Льюис положилась на помазание Эвана Робертса и написала несколько книг. Первая, под названием «Война Святых», была издана в 1913 году. Миссис Пен-Льюис утверждала, что книга родилась из шести лет молитвы и испытания истины. Говорят, что они написали ее вместе, но только она получила признание. И так должно было быть. Книга предназначалась стать ответом и руководством в духовных проблемах, но вместо этого произвела духовное смятение.
Через год после опубликования книги Робертс отказался от нее. Он сказал друзьям, что это было «неудачное оружие, которое смутило и разделило Божий народ».
Хотя его мнение в конечном итоге изменилось, все же когда писалась «Война Святых», Эван, казалось, был очарован Пен-Льюис, заявив: «Я не знаю никого, равного ей в понимании духовных вещей, она — ветеран в небесных вещах». На этой стадии восстановления Эвана Пен-Льюис убеждала его, что его страдания были божественным планом, чтобы снарядить его на сражение против сатанинских сил и научить других для этого сражения. В результате она убедила его перевести на уэльский язык ее откровения о духовной войне и составить буклеты на английском.
Просто удивительно наблюдать, как проповедник пробуждения, бывший одно время мощным и непоколебимым в силе Святого Духа, теперь стал настолько подчиненным и прельщенным. Библейские истории Илии и Иезавели или Самсона и Далиды продолжают повторяться.

Проповеди в тенях

Новообразованная команда Робертса и Пен-Льюис начала издавать журнал под названием «Победитель». Идея принадлежала Пен-Льюис. Эван писал очерки, а она все остальное. По моему мнению, журнал был просто еще одним орудием саморекламы Пен-Льюис и достижения популярности. Журнал критиковал все ранние пятидесятнические группы и причислял их практику к сатанинской. Имея тираж примерно в пять тысяч экземпляров, журнал распространялся в Великобритании, Европе, Северной Америке, Южной Африке и Китае.
В конце 1913 года Пен-Льюис заболела и слегла. В ее отсутствие Эван взял на себя написание большей части текста журнала. Затем через несколько месяцев, выздоровев, она объявила, что закрывает журнал. Она решила проводить то, что называла «Конференцией христианских делателей», где она должна была проповедовать. Во время этих конференций Эван оставался в молитвенной комнате и иногда ему разрешалось консультировать отдельные группы людей. Это объяснялось тем, что доктора советовали ему больше никогда не вставать за кафедру. Эван подчинился и использовал свой дар только для наставничества. Человек, входивший в группу, которую он наставлял, сказал: «Что больше всего меня поражает, так это глубина проницательности Эвана Робертса, он редко ошибается в своих диагнозах и в своих духовных выводах». Как же мог человек, который когда-то казался таким неустрашимым в могуществе Святого Духа и который останавливал всякого противостоящего ему, теперь вести всего лишь наставнические семинары?
Конференции Пен-Льюис в конце концов потеряли популярность. Когда они закончились, Эван нашел себе отдушину в Школе молитвы. Школа выросла из служения «Молитвенной стражи», которое было организовано во время конференции в Свэнси в 1908 году. В Школе молитвы Эван учил, как ходатайствовать за семьи, служителей и церкви. Он писал очерки о различных видах молитвы. Многие служители признавали, что все их знания о молитве «пришли от учения» Эвана. Когда Эван говорил о молитве, он оживал. Школа зажгла в нем новое пламя. В конце концов, он отошел от «Молитвенной стражи» и обратился к личной молитвенной жизни.
Какое-то время в молитвенной комнате дома Пен-Льюис он встречался с группой людей. Затем он порвал с этой группой и решил лично ходатайствовать перед Господом. Однажды Эван признался другу: «Я бы хотел достичь такого состояния в молитве, чтобы моя жизнь была сведена на нет и оставалась бы только молитва с утра до ночи». Казалось, Эван напряженно ждал призвания к жизни ходатайства. Его молитвенное служение было направлено на христианских лидеров и верующих по всему миру. Когда группа офицеров французской Армии Спасения спросили его о смысле духовной войны, он ответил: «Евангелие от Луки наставляет не «проповедовать и не унывать», а «молиться и не унывать». Проповедовать нетрудно. Но в молитве человек находится в каком-то одиноком месте, воюя в молитвенном сражении против сил тьмы. И познает секрет победы».
Думаю, что такие мысли обосновывали решение Эвана оставить публичное служение. Фактически он настолько отошел от всего человеческого, что больше не мог общаться с людьми. Пен-Льюис написала о его поведении так: «Те, кто общаются с ним, не могут  завязать с ним разговор — даже домашние». Эван Робертс оставался в доме Пен-Льюис восемь лет. Жизнь Эвана Робертса была сложной. Интересно отметить, что Эван допустил использование своей жизни и служения в интересах Пен-Льюис. В начале, вероятно, у него не было выбора, учитывая его плачевное физическое состояние. Но молодой проповедник оставался у нее восемь лет. И это вызывает множество вопросов. Стал ли для него дом Пен-Льюис просто комфортной зоной? Или он совершенно потерял свой образ? Почему он не поехал домой? Может быть, из-за своих эмоциональных срывов он почувствовал себя защищенным под опекой кого-то еще? Единственный несомненный вывод заключается в том, что Эван Робертс решил оставить передовой фланг, и что он предпочел оставаться в доме Пен-Льюис.

Будет ли у нас новое пробуждение?

Как и почему Эван Робертс и Пен-Льюис разошлись, точно не ясно. В 1920 году начали замечать, что он больше не подписывается ни под одним из ее произведений. Когда ее спросили об этом, она ответила: «Неудивительно, что мистер Робертс больше не принимает участия в работе, за него это делают другие». Затем в какой-то момент между 1919 и 1920 годами Эван переехал в Брайтон, в Суссексе. Он нанял машинистку и отпечатал несколько брошюр, Но они оказались недоходчивыми, а ссылки на Писания в них оторванными от жизни. Эти брошюры не имели успеха.
Эван написал друзьям на родину, что никогда не забывал об их любви и поддержке. Англия и Уэльс были в то время крепко разделены. Возвратиться к себе на родину было непросто без поддержки и разрешения от граждан Уэльса. Эван уехал — это раз, но кроме того, обращенные после Уэльского пробуждения были шокированы и возмущены тем, что они прочитали в книге «Война Святых». Им казалось, что их лидер теперь противоречил всему, на чем когда-то основывался. Уэльсцы уже и не знали, что думать о своем молодом проповеднике. Они считали, что знают его сердце, но не могли объяснить его действия. Эван написал в свою церковь и поздравил служителя, который занял там главную должность. Служитель с ликованием воспринял письмо и спросил, может ли он опубликовать его, продемонстрировав конец десяти лет молчания Эвана. Эван согласился и был приглашен вернуться в Уэльс, когда ему будет удобно. Эван именно так и поступил.
В 1926 году отец Эвана заболел и слег. Эван вернулся домой навестить его, и семья сердечно приняла его. Все члены семьи были счастливы увидеть его и уверили его, что ему все прощено. Члены одной церкви даже попросили его провести служение. Очевидно, забыв о предостережении докторов, Эван встал за кафедру. Собрание, хоть и удивилось его внешнему виду, познало силу Духа Святого, которая все еще проявлялась через его голос. Люди настолько воодушевились, что по северному Уэльсу пошли разговоры: «Неужели у нас опять будет пробуждение?»
В 1927 году миссис Пен-Льюис умерла от воспаления легких. Эван страстно стремился вернуться на родину. Только после ее смерти в 1927 году Эван вернулся домой окончательно. Интересно заметить то, что хотя он и посещал Уэльс, но не переехал туда из Англии до тех пор, пока Пен-Льюис не умерла.

Комната наполнилась светом

Отец Эвана умер в 1928 году, на заупокойной службе Эван проделал нечто необычное. Когда произносился скорбный панегирик о его отце, он внезапно прервал ритуал и сказал: «Это не смерть, но воскресение. Давайте засвидетельствуем эту истину». Об этом дне один человек заметил: «Через нас как будто прошел электрический заряд. Чувствовалось приближение еще одного пробуждения».
Действительно, там было короткое пробуждение. Дьяконы Мориа попросили Эвана принять участие в специальном служении. Когда он решил выступить, эта волнующая новость пронеслась через весь Уэльс. Люди устремились в северный Уэльс, а местные жители бросились в часовню после работы. За два часа до начала служения здание часовни было переполнено. На близлежащих улицах собралась еще одна большая толпа, Молодые люди страстно желали услышать человека, о котором рассказывали их родители. Эван спокойно обратился к публике. Затем он вышел на улицу и поприветствовал стоявших там.
За этот короткий период он посетил несколько различных церквей, предупреждая их об опасности материализма, проникающего в церковь. Однажды в молитвенную комнату Эвана родители принесли ребенка. Когда он молился за ребенка, «комната наполнилась светом и ощущением присутствия Духа Божьего». Родители во весь голос стали поклоняться и прославлять Бога. Вскоре находившиеся рядом рабочие услышали их и, бросив свою работу, присоединились к ним. Покупатели в том районе тоже услышали прославление и прибежали, чтобы принять участие. За короткое время там собралась такая большая толпа, что по улице невозможно было проехать. По словам очевидца, Эван молился об исцелении и освобождении людей и действовал в даре пророчества, но в то же время открыто осудил человека, который попробовал говорить на языках. Тем не менее, некоторые думали, что Эван Робертс стал пятидесятником. Исцеления, обращения и ответы на молитвы — вот о чем больше всего говорили как о результатах этого небольшого пробуждения. Через год после этого Эван полностью исчез из публичной жизни.

Тень успеха

К 1931 году Эвана почти совсем забыли. Он жил в комнате, предоставленной ему миссис Освальд Уильямс. Единственным ее желанием было дать ему душевный покой. Последние годы жизни он провел в написании стихов и писем служителям. Он вел ежедневный дневник и любил смотреть спортивные и театральные представления. В мае 1949 года Эван впервые за весь день не встал с постели. За весь сентябрь 1950 года в его дневнике было записано только одно слово: «Болен».
Эвана Робертса похоронили 29 января 1951 года в возрасте семидесяти двух лет. Его похоронили в семейном склепе позади часовни Мориа в северном Уэльсе. Несколько лет спустя напротив часовни Мориа была воздвигнута мемориальная колонна в ознаменование усилий зажечь огонь пробуждения. Заупокойная служба сама по себе превратилась в мемориал. Сотни людей, любивших Эвана Робертса, но потерявших его из вида в последние годы, пришли и пели его любимые гимны. Среди многих высказываний о нем некролог в «Вестерн мэйл» охарактеризовал его наилучшим образом: «Он был человеком, пережившим странные вещи. В молодости он, казалось, держал всю страну в ладонях своих рук. Он перенес великие потрясения, мнения на его счет и отношение к нему менялись, но его религиозные убеждения остались твердыми до конца».
Эван Робертс действительно был великим проповедником пробуждения, державшим ключи духовного возрождения. Он был первопроходцем огромнейшего движения Духа Божьего в Уэльсе. Однако сорок лет спустя на его родине от этого пробуждения не осталось и следа. Оно сохранилось только как воспоминание в сердцах тех, кто пережил его. Почему осталось только «воспоминание»? Потому что человек не может нести тяжесть пробуждения один. Он может вести движение Божье, но и другие тоже должны играть свою роль. Если движение Божье угасает, то частично это происходит потому, что люди перестают двигаться в том направлении, которое они получили. Поэтому мы ошибаемся, если обвиняем только лидера. Относительно жизни Эвана Робертса остается много не отвеченных вопросов. Некоторые считают, что Эван был избран Богом для публичного служения, а затем был призван провести остаток жизни в молитве и ходатайстве за весь мир. Если бы это было действительно так, то он бы умер счастливым человеком. Но в его дневнике найдены стихи, свидетельствующие о мрачном и подавленном состоянии. В возрасте шестидесяти лет он размышлял, осталась ли какая-нибудь цель в его жизни. Он писал о «личной потере, одиночестве и неудаче». Казалось, он постоянно искал ту роль, которую должен играть.
Я верю, что Эван Робертс нес духовные истины, которые могли бы потрясти мир, но эти истины были только в его сердце. Казалось, что он не мог подобрать ключи к эмоциональной силе. Эван хотел, чтобы его личность растворилась в тенях, и он многократно повторял: «Я не хочу, чтобы меня видели». Однако, по моему мнению, слабость его эмоциональной предрасположенности сделала его более видимым по сравнению с положением, которое он мог бы занять как авторитетный лидер в движении Божьем.
Чтобы нести груз пробуждения, особенно целой страны, нужна сила всех трех составляющих человеческого существа — духа, души и тела. Поэтому, как мы видим из его жизни, для пробуждения требуется больше, чем духовное откровение. Духовная жажда и откровение — это всегда лишь начало. Но мы больше, чем духовные существа. Человеческое тело и эмоции тоже должны быть сильными через Слово Божье, чтобы пробуждение на земле сохранялось.
Ваши дела для Бога не должны прекращаться или терпеть неудачу. Тренируйте свое тело, закаляйте свою душу и отдайте свой дух планам Божьим. Вы можете вести пробуждение в вашей стране и делать это успешно!

Книга — Божьи генералы. Глава 2 — Мария Вудворт-Эттер

Книга – Божьи генералы. Глава 1 – Джон Александр Дауи

One Comment Добавьте свой

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s