Матти

Много лет назад в далекой финской деревне жила дружная семья: отец, мать и пятеро детей. Отец со старшим сыном Матти усердно обрабатывал небольшой участок земли и каждую весну засевал его пшеницей. Мать управлялась по дому, а младшие дети пасли корову и собирали на зиму грибы и ягоды. Жили они без особой нужды, в радости и согласии прославляя Бога.
Беда пришла неожиданно. Однажды в начале лета ударили заморозки. Утром вся семья со скорбью смотрела на сверкающие инеем всходы.
— Погиб весь хлеб…— печально качал головой отец.— Что же теперь делать?
— Ох, горе-то какое! Боже, помоги нам! — тихо вздыхала мать, вытирая слезы.

 

Как могла, мама экономила прошлогоднюю муку, но ее хватило только до середины зимы. И вот мама испекла последний каравай.
— Это все,— грустно сказала она и разделила хлеб на семь частей.
Никто не проронил ни слова. Все ели не спеша, а мама почему-то отложила свой кусок в сторону.

Положив на колени натруженные руки, отец посмотрел на Матти и печально произнес:
— Придется тебе идти просить милостыню… От неожиданности Матти даже перестал жевать.
— Просить милостыню?
— У нас нет другого выхода, сынок,— тяжело вздохнул отец и опустил голову.

 

Мать захлопотала, собирая Матти в дорогу, принесла одежду потеплее, завернула свой кусок хлеба и положила в мешок.
Потом вся семья склонилась на молитву, и отец попросил Божьего благословения на путь сына.
— Да поможет тебе Господь, сынок! — прошептала мама, целуя Матти на прощанье.
Так Матти, с трудом сдерживая слезы, отправился в неизвестный путь. Тяжело было ему все дальше и дальше уходить от дома. Но сознавая, что покинуть родительский дом его заставила большая нужда, Матти боролся со страхом и печальными мыслями. Ободряя себя, он напевал любимые псалмы и, не оглядываясь, шагал вперед.
К вечеру Матти пришел в соседнюю деревню и остановился у большого красивого дома. «Здесь, наверное, мне что-нибудь дадут»,— подумал он и уверенно постучал. Ждать пришлось долго. Наконец загремел засов и в приоткрытую дверь выглянула женщина.
— Здравствуйте! — шагнул Матти вперед.
— Здравствуй! — недружелюбно ответила она.
— Дайте, пожалуйста, немножко хлеба! — попросил он, доверчиво глядя на хозяйку.
— Еще чего не хватало! Если всем попрошайкам давать, так и сами скоро обеднеем,— отказала женщина и резко захлопнула дверь.
— Извините…— растерянно промолвил Матти и побрел к другому дому.

 

В том селении были и добрые люди. В одном доме его даже пригласили поужинать, а потом оставили переночевать. В ту ночь он спал на мягкой постели, а утром сердобольная хозяйка положила в его мешок целый каравай.
Через несколько дней мешок Матти был полон хлеба. «Теперь можно отправляться домой!» — облегченно вздохнул он и бодро зашагал в родную деревню. Мешок давил плечи, но Матти, казалось, не замечал этого. Он торопился и, чтобы сократить путь, решил пойти напрямик, через озеро.
Стемнело. Поднялась метель. Протоптанную дорожку замело снегом. Противоположный берег растворился в темноте, но Матти уверенно продолжал идти вперед. Вдруг он увидел на снегу чьи-то следы и смело пошел по ним. «Как хорошо! — обрадовался он.— Значит, я уже недалеко от дома».
Немного погод я Матти заметил, что следов стало больше. К своему ужасу он понял, что это были его собственные следы! «Значит, я заблудился!» — испугался Матти и стал беспомощно озираться, но ничего не мог рассмотреть. Колючий снег бил в лицо, холодный ветер пронизывал насквозь.
Откуда-то издалека послышался протяжный вой волков. Он становился все громче и отчетливее:
— У-у-у…
Перепуганный Матти упал на колени.
— Господи, помоги мне! Помоги мне, Иисус! — дрожа от страха, воскликнул он.
Затем он вскочил и бросился бежать изо всех сил. Волки были совсем рядом. Матти увидел в темноте два светящихся глаза. Он закричал и отчаянно замахал мешком, стараясь напугать волка. Но тот подходил все ближе и ближе. В ужасе бедный Матти попятился и, споткнувшись, упал навзничь. Волк одним прыжком оказался возле своей жертвы.
— Иисус, спаси меня! — закричал Матти. В этот миг раздался выстрел. Раненый хищник отскочил в сторону.
Послышался скрип полозьев, и Матти увидел приближающуюся повозку.
— Люди добрые, что я вижу?! — раздался удивленный мужской голос.— Оказывается, волк охотился на мальчика! Вовремя же я успел!..
Мужчина (им оказался продавец из соседней деревни) помог Матти подняться, усадил его в сани, накрыл большой шубой и погнал лошадей.
Гостеприимный продавец привез Матти к себе домой. Его жена покормила мальчика и уложила спать.
А на следующий день продавец привез Матти к родителям и, поговорив с ними, пообещал дать муки на всю зиму.
— Слава Господу, Он услышал наши молитвы! — радостно сказал отец.
Каждый день теперь они благодарили Бога за хлеб и за то, что Он избавил их от голода.
Прошла долгая морозная зима, за ней — другая. Матти заметно подрос и окреп. Но нужда стала частой гостьей в их семье. Родители решили послать Матти в город на заработки.
Со слезами попрощавшись с семьей, Матти отправился в путь. Весеннее солнце превратило снег в жидкую кашицу, и старенькие ботинки Матти скоро промокли. Трудно было Матти, не раз он хотел вернуться домой, но желание помочь родителям брало верх, и он шел дальше.
Ночевал Матти чаще всего в стогу сена. Иногда добрые люди пускали его в избу, и тогда он мог посушить свою обувь на печке.

 

Много дней прошло, пока однажды в сумерках Матти увидел далекие огни вечернего города. Чтобы не проситься на ночлег, Матти решил переночевать в каком-нибудь сарае и рано утром пойти дальше. В конце одной усадьбы он заметил большой сеновал и, оглядевшись, пробрался в него.
Продрогший и уставший, Матти закопался в сухое сено и сразу же уснул. Посреди ночи он проснулся от какого-то шума и невнятного разговора.
— Смотри, какое хорошее здесь место! — раздался грубый голос совсем рядом.
— Да, здесь можно надежно спрятаться,— живо отозвался другой.
— Дай спички! Мужчина зажег спичку.
— Ого! Хорошее местечко! — воскликнул он.— Сено сухое, сейчас согреемся…
— Мы здесь так спрячемся, что никто не найдет! — хрипло прошептал первый.
— Точно! — согласился другой. Матти услышал, как зашуршало сено. Мужчины располагались на ночлег.
— Еще бы удачно ограбить Трембера,— мечтательно проговорил кто-то из них.
— Сделаем сегодня же!
— Ты видел, какие там замки?
— Чепуха! Зато богатства в этом магазине предостаточно!
Матти понял, что в сарай зашли грабители. Ему стало страшно. Боясь пошевелиться, Матти начал молиться, чтобы Бог сохранил его от этих недобрых людей, но тут его стал мучить кашель. Всеми силами Матти старался сдержаться, но не смог, и глухие отрывистые звуки нарушили тишину.
Мужчины вскочили. Один из них опять чиркнул спичкой и поднял ее над головой.
— Кто здесь? — громко спросил он.
Матти лежал ни жив ни мертв.
«Господи, сохрани меня!» — мысленно воззвал он к Богу.
Едва Матти выдохнул эту отчаянную просьбу, как где-то вверху громко захлопала крыльями ночная птица. Спичка погасла.
— Летучая мышь, наверно,— облегченно вздохнул вор.
— Пойдем отсюда! — поднялся его товарищ.
— Ты что, боишься? — засмеялся первый.
— Нет, не боюсь, но все равно пойдем!
Мужчины бесшумно открыли дверь, и вскоре звук осторожных шагов стих.

 

Сердце Матти так сильно билось, что, казалось, вот-вот выскочит из груди. Он подкрался к двери и выглянул. Две быстро удаляющиеся фигуры перебежали через поле и скрылись в темноте.
«Надо предупредить Рембера! — вспомнив разговор мужчин, подумал Матти.— Они, наверно, пошли к нему. Надо спешить!»
Матти преклонил колени, поблагодарил Бога за то, что Он сохранил его от разбойников, попросил благословения на путь и осторожно, чтобы не разбудить собак, вышел на дорогу.
Миновав крайнюю избу, Матти прибавил шагу.
— Надо сказать Ремберу, Ремберу…— чтобы не забыть незнакомую фамилию, повторял он.
В городе Матти в нерешительности остановился, вспомнив, что не знает, где живет Рембер. Улицы были еще пусты. Заметив вдалеке мужчину, Матти бросился за ним.
— Скажите, пожалуйста, где живет Рембер? Мужчина окинул его непонимающим взглядом.
— Рембер? Какой Рембер? Хозяин магазина, что ли?
— Да, да!
— Там, за углом,— махнул он рукой.— Но таких оборванцев он не принимает.

 

Матти что есть духу пустился бежать в указанном направлении и вскоре остановился у большого дома. Он смело постучал, но на стук никто не отозвался. Тогда Матти принялся барабанить в дверь кулаками.
— Что случилось? Кто так сильно стучит? — послышался сонный голос, и кто-то, шаркая ногами, подошел к двери.
— Это я, Матти!
— Что тебе нужно?
— У меня есть важное дело к господину Ремберу. Старая служанка открыла дверь и впустила Матти в прихожую.
— Трембер, а не Рембер,— поправила она.— Господин еще спит, его нельзя будить. Приходи днем со своим делом.
— Пожалуйста, разбудите его! К вам идут разбойники! — выпалил Матти.
— Р-р-разбойники? — попятилась служанка и побежала будить Трембера.
Через несколько минут к Матти вышел важный господин, хозяин магазина. Внимательно выслушав мальчика, Трембер начал действовать.
— Каролина, быстро разбуди Павла. Скажи, чтобы сейчас же ехал за полицией. Андрея и других работников тоже разбуди. Пусть все придут сюда!
В считанные минуты двор Трембера был оцеплен полицейскими.

 

Воры, ничего не подозревая, подкрались к магазину. Один из них смотрел по сторонам, а другой осторожно открыл замок.
— Все идет отлично! — прошептал он, опуская замок в карман.
— Да, очень даже отлично! — раздался зычный голос полицейского.— Попались прямо на месте преступления!..

 

Трембер вспомнил о Матти, когда полицейские уже увели воров.
— Каролина, а где же мальчик?
— Он сидит в коридоре, потому что у него грязные башмаки.
— Сейчас же приведи его сюда!
Служанка ушла и вскоре вернулась с Матти.
— Садись, мальчик,— указал Трембер на диван.— А ты, Каролина, завари чай и принеси что-нибудь поесть.
Вскоре служанка поставила на стол поднос с чашкой горячего чая и бутербродами.
Во время еды Матти рассказывал, где он живет и для чего пришел в город. Не успел он допить вкусный чай, как его стало сильно знобить. Руки у Матти задрожали, и он расплескал чай.
— Ой-ой-ой! Облил чистую скатерть! — всплеснула руками служанка, подскочив к столу.
Господин Трембер провел рукой по лбу Матти:
— Да у тебя, мальчик, жар! Каролина, сейчас же уложи его в постель!

 

Несколько дней Матти находился на грани жизни и смерти. Он метался в бреду, звал маму. Госпожа Трембер почти не отходила от него, часто склоняла колени и сердечно просила Бога помиловать мальчика.
Наконец кризис миновал. Очень медленно Матти стал выздоравливать. Госпожа по-прежнему уделяла ему много времени. Она читала Евангелие, рассказывала поучительные истории.
Спустя несколько недель Матти был уже здоров и охотно помогал на кухне, приносил дрова и воду. Даже старая Каролина полюбила его.

 

Когда Матти сказал господину Тремберу о том, что хочет найти себе работу в городе, он не захотел отпускать его и взял помощником в магазин. Теперь Матти целый день был занят, исполняя разные поручения. Он подносил мешки и ящики со склада, убирал пустые коробки и ненужную бумагу, подметал двор.
Как-то утром хозяин сказал:
— Матти, возьми тележку и отвези банкиру посуду. Да смотри, вези осторожно! Если хоть одна тарелка разобьется, весь сервиз будет негоден. Тогда уж тебе несдобровать!
Матти бережно поставил коробку на тележку и отправился по указанному адресу. Тележка легко катилась по ровной дороге, и Матти пошел быстрее. Вдруг из-за угла выбежал мальчик и со всего разгона наскочил на тележку. Не успел Матти опомниться, как коробка опрокинулась и посуда со звоном посыпалась на землю.
Матти охватил ужас. Сервиз разбился! Что делать? Дрожа от страха, Матти смотрел на осколки. «Надо скорей бежать!» — решил он.
Матти бросил тележку посреди дороги и помчался к дому Трембера. Проскользнув в комнату, он побросал свои скромные пожитки в первый попавшийся мешок, схватил лист бумаги и торопливо написал записку. Положив ее на стол, Матти на мгновение остановился. Увидев Новый Завет — подарок родителей — он сунул его в карман и опрометью выбежал из дому.

 

Матти бежал не останавливаясь. Только в конце улицы он перевел дыхание и оглянулся. Увидев, как банкир торопливо входит в магазин, Матти побежал еще быстрее. Вскоре он оказался на пристани.
А банкир в это время рассказывал Тремберу, как его сын налетел на тележку. Он заплатил за разбитый сервиз и заказал новый.
— Где же Матти? — забеспокоился Трембер.
У пристани, покачиваясь на волнах, красовался огромный белый корабль. На палубе, облокотясь на перила, стояло несколько матросов с обветренными, загорелыми лицами.
— Вот уж не повезло нам! И как этот юнга умудрился сломать ногу перед самым отплытием? — сказал один из них.
— Так ему и надо! Нам не нужны неповоротливые,— заметил бородатый матрос.— Капитан, смотри,— показал он рукой на берег,— вон тот паренек возле причала, наверняка, хочет к нам на корабль!
— По-моему, это порядочный парень,— подметил капитан.— Мне кажется, что он не городской. Может, возьмем его вместо юнги?
— Возьмем! — зашумели матросы.
— Эй, парень! — крикнул капитан.— Иди-ка сюда! Что ты ищешь?
— Работу,— отозвался Матти.— Вам не нужен юнга?
— А у тебя есть разрешение от родителей?
— Н-нет. Мои родители… умерли,— сказал Матти и почувствовал, как вспыхнуло от стыда лицо.
— Вот как! Ну хорошо, значит, ты останешься с нами! — сказал капитан и похлопал Матти по плечу.

 

Так Матти стал юнгой на огромном корабле. Новая работа оказалась трудной и не такой интересной, как Матти представлял. На корабле все командовали им. И если он не успевал быстро исполнить поручение, то любой матрос мог отругать его и даже побить.
Особенно трудно было Матти взбираться на высокую мачту во время бури и спускать паруса. Громадные волны бросали корабль, как щепку, и малейшее неосторожное движение могло оказаться роковым — бездонная пучина в одно мгновение поглотила бы маленького юнгу.
Днем у Матти не было свободной минуты. Он должен был убирать каюту капитана и штурмана, накрывать им на стол. Матросы держали юнгу в постоянном напряжении, чтобы, как говорил капитан, некогда было скучать. Но, несмотря на всю занятость и множество дел, Матти часто одолевала невыразимая тоска по родному дому.

 

Как-то раз тихим летним вечером Матти одиноко стоял на палубе. Крупные слезы катились по его щекам. Он вспомнил дом, отца и мать, братьев и сестер, господина Трембера… Как никогда раньше Матти захотелось домой.
— Ты что бездельничаешь? — вдруг раздался над самым ухом чей-то грубый голос.
Матти обернулся. Это был бородатый Ялмар, самый суровый моряк на корабле. Заметив на глазах Матти слезы, Ялмар погладил его по голове шершавой рукой, глубоко вздохнул и с ноткой сострадания в голосе сказал:
— Плачешь? Что ж, мальчик, плачь! И я бы поплакал, если бы умел!..

 

Ранним воскресным утром корабль со спущенными парусами легко покачивался на волнах. Моряки лежали в каюте, не зная чем заняться. Матти достал из своего ящика Новый Завет и сел возле круглого оконца. Не успел он прочитать и нескольких строк, как сзади к нему подкрался худощавый моряк. Заглянув через плечо Матти в книгу, он громко расхохотался:
— Ха-ха-ха! Мальчишка читает Библию! Мы выбьем из твоей головы эти басни…
Моряк, наверное, продолжал бы насмехаться над Матти, но вдруг со своей койки приподнялся Ялмар.
— А ну-ка перестань! — грозно крикнул он.— А ты, Матти, читай вслух! Вставайте все, будем слушать Евангелие!
Моряки беспрекословно поднялись, недовольно поглядывая на Ялмара.
А на следующий день случилось несчастье. Ялмар полез на мачту распутывать веревку. Это было привычное для него занятие. Много раз в своей жизни влезал он на мачту и благополучно спускался, но тут вдруг оступился и с огромной высоты рухнул на палубу. Моряки осторожно подняли неподвижное тело Ялмара и перенесли в каюту. Он тихо стонал и не открывал глаз. Сильная боль отражалась на бледном лице старого моряка.
Как только Ялмар пришел в себя, Матти позвали к нему.
— Мальчик… почитай мне… из Евангелия…— останавливаясь на каждом слове, с трудом произнес Ялмар.
Матти достал Новый Завет и, волнуясь, стал читать о блудном сыне, потом о разбойнике, который в последнюю минуту жизни нашел спасение. Матросы притихли и тоже внимательно слушали. За все это время Ялмар не проронил ни слова, только тяжелое дыхание со свистом вырывалось из его груди.
— Ты можешь молиться? — прошептал он.— Помолись за меня, грешника…
Матти опустился на колени у постели Ялмара и стал молиться.
— Господи, помоги Ялмару! Прости ему все грехи. Помоги ему покаяться и полюбить Тебя. Аминь.
— Прости меня… Господи…— чуть слышно произнес старый моряк.
Он глубоко вздохнул и замолчал. Счастливая улыбка застыла на его бородатом лице. Ялмар умер.

 

Через несколько недель корабль вошел в порт огромного города. Здесь все было для Матти новым и интересным. Вдалеке возвышались высокие каменные дома, по улицам сновало множество автомобилей. Но самым удивительным было то, что капитан вручил Матти письмо от господина Трембера.
Трембер писал, что скучает по Матти и ждет его возвращения. В этом же конверте было письмо от мамы, в котором она сообщала, что в последнее время папа стал часто болеть. Мама просила Матти вернуться домой.
Невыразимая тоска охватила Матти. Ему так захотелось домой! Забежав в каюту, он бросился на койку и долго плакал. Затем он поднялся на палубу и, разыскав капитана, сказал:
— Я хочу возвратиться домой.
— Что? — поднял брови капитан.
— Папа заболел, и мама зовет меня домой.
— Что ты придумал, парень?! — вспылил капитан.— Когда тебя брали на корабль, ты говорил, что твои родители умерли. А теперь вдруг отец заболел? После смерти заболел, что ли? А ну, марш в каюту! Завтра поговорим.

 

Матти понял, что капитан не отпустит его, и решил убежать. В тот вечер он долго не спал, обдумывая план побега.
Рано утром Матти с замирающим сердцем поднялся на палубу. Как же велико было его разочарование, когда он увидел, что корабль находится уже далеко от пристани! Силуэт огромного города едва виднелся в предрассветной дымке.
Целый день расстроенный Матти думал только о побеге. «Убегу… все равно убегу…» — с затаенной тоской смотрел он в бескрайнее море.
Много дней прошло, пока корабль приблизился к берегам Дании. Матросы бросили якорь.
— Спустите шлюпку на воду! — приказал капитан.— Юнга, осмоли снаружи все щели!
Матти проворно спустился в шлюпку и, умело орудуя кистью, принялся смазывать дегтем бока корабля. Повеселев, он стал напевать песни, которые выучил еще дома. Капитан заметил, что у юнги хорошее настроение, и удивился: «Как быстро он забыл свои печали!»
Однако Матти только внешне был спокоен. Он по-прежнему тосковал по дому, но у него появилась надежда на побег, и он с нетерпением выжидал удобного момента.
Капитан еще немного понаблюдал за работой Матти и, успокоившись, ушел в каюту. Матросы тоже один за другим покинули палубу. Убедившись, что за ним никто не следит, Матти отрезал веревки и усиленно стал грести к берегу.
— Юнга сбежал! — закричал штурман, увидев удаляющуюся шлюпку.
— Немедленно догнать! — приказал капитан, приложив к глазам бинокль.
На воду спустили лодку, и сам капитан с двумя крепкими матросами пустился в погоню.
А Матти скоро выбился из сил. Берег был намного дальше, чем ему казалось. Маленькая черная точка, отделившаяся от корабля, через несколько минут выросла в лодку, и Матти услышал грозный голос капитана:
— Парень! Бросай весла, а то хуже будет! Понимая, что сопротивляться бесполезно, Матти перестал грести. Сжавшись в комок, он испуганно смотрел на приближающуюся лодку.
— Пересаживайся в шлюпку к юнге! — скомандовал капитан одному из матросов.— И смотри, доставь мне парня на корабль!
Когда шлюпка причалила к кораблю, Матти, виновато опустив голову, молча поднялся на палубу. Капитан приказал юнге пройти вместе с ним в каюту. Матти думал, что его будут бить. Но, к великому удивлению, он заметил, что капитан вовсе не сердит.
— Проходи,— миролюбиво пригласил он.— Ты, оказывается, парень с характером. И вообще, я смотрю, ты порядочный малый. Именно такие мне и нужны. Оставайся с нами на корабле. Я буду каждый месяц платить тебе, выдам обувь и одежду. Для этого тебе нужно только расписаться. Вот контракт, распишись! — подал он большой лист с гербовой печатью.
Подписывая бумагу, Матти не знал, что теперь его жизнь определена на долгие-долгие годы. Он стал настоящим матросом и уже не имел права самовольно поехать домой.

 

Много лет Матти плавал по морям. Соленый морской воздух и жаркое солнце сделали его закаленным и выносливым. Матти стал высоким, красивым и сильным юношей.
Живя среди грубых матросов, Матти часто вспоминал наставления родителей и старался вести примерную жизнь. Он боялся грешить только потому, что знал — Бог может наказать. Совесть нередко беспокоила его, и тогда он, сравнивая себя с матросами-безбожниками, всеми силами старался успокоиться: «Я же совсем не такой, как они! Они пьют, курят, ругаются… А я ничего такого не делаю, читаю Евангелие и стараюсь не грешить».
После длительного плавания корабль приближался к берегам Африки. Неожиданно разразилась страшная буря. Море как будто закипело. Громадные волны с чудовищной силой набрасывались на корабль и яростно сметали с палубы все подряд.
Матросы спустили паруса. Капитан стоял за штурвалом. Он пережил не одну бурю в открытом море и знал, что нужно делать в это время. Его приказы звучали коротко и уверенно. Однако в этот раз опыт капитана мало помог. Грозные волны подхватили корабль, как щепку, и стали неистово бросать из стороны в сторону.
Посреди ночи, превышая рев волн, раздался оглушительный треск. Почувствовав сильный толчок, все поняли, что судно налетело на подводный камень. Матросы хотели опустить на воду спасательные лодки, но в этот момент огромная волна захлестнула палубу и смыла всех в бушующую стихию. Корабль медленно начал тонуть.

 

Матти был хорошим пловцом, но, оказавшись в открытом море, понял, что бороться бесполезно. Ухватившись за доску от разбитого корабля, он отдался во власть волн.
Всю ночь Матти взывал к Богу, умоляя о помощи. Борясь за жизнь, он много раз терял надежду, когда в ужасе видел, что грозная волна вот-вот накроет его…
К утру буря стала утихать. Небо прояснилось, и Матти увидел невдалеке землю. Собрав последние силы, он добрался до берега и потерял сознание.
Солнце было уже высоко, когда Матти пришел в себя. Его мучила сильная жажда.
— Где я? Что со мной? — чуть слышно прошептал он, и глухой кашель вырвался из его груди.— Пить… Так хочется пить!..
Матти с трудом приподнялся и огляделся. Кругом — ни души, только из густых зарослей доносилось пение птиц.
— Боже, помилуй меня! — стал молиться Матти, не подозревая, что из-за кустов за ним уже давно наблюдает чернокожий юноша.
Увидев, что Матти встал на колени, негр бесшумно выбрался из своего укрытия и пустился бежать в глубь леса. Вскоре он прибежал в деревню, где среди африканских хижин стояло несколько оштукатуренных домиков. Это была миссионерская станция.

 

— Учитель, учитель! Новый учитель прийти! — задыхаясь от быстрого бега, закричал негр.
На крыльцо одного из домиков вышел седой мужчина, а за ним юноша и девушка.
— Симба, ты что шумишь? — спокойно спросил мужчина.
— Симба видеть, как на берегу новый учитель молиться. О, Симба видеть! Надо быстро идти. Симба будет показать. Он там, на берегу,— взволнованно жестикулировал Симба.
— Пить… пить…— стонал Матти.

 

Он не видел, что над его головой по ветке гигантского дерева ползет удав, готовясь к прыжку. Мышцы хищника напряглись, глаза зловеще уставились на жертву… Вдруг раздался выстрел, и в то же мгновение огромное чудовище упало рядом с Матти, извиваясь в предсмертных судорогах.
— Хорошо, что я взял с собой ружье,— услышал Матти.
К нему подошли несколько человек.
— Благодарю вас! — прошептал Матти, когда понял, что произошло.— Сам Бог послал вас, чтобы спасти меня. Благодарю…
— Меня зовут Хартли,— протянул руку мужчина.— Я миссионер. А это — мои друзья, тоже миссионеры.

 

Но Матти уже ничего не слышал: в ушах у него зашумело, перед глазами поплыли темные круги, и он снова потерял сознание.
— Симба, беги быстрей за носилками! — распорядился Хартли.
Миссионеры перенесли Матти в тень.
— У него высокая температура, по-видимому, воспаление легких,— предположил Хартли.
Вскоре прибежал Симба с носилками, и Матти осторожно понесли на миссионерскую станцию.
Много дней миссионеры с любовью ухаживали за больным, но ему с каждым днем становилось все хуже и хуже. Жена Хартли не оставляла Матти, делая все возможное, чтобы он выздоровел.
Прошло уже больше недели, а Матти не подавал никаких надежд на выздоровление. Вернувшись из воскресной школы, Хартли зашел в комнату и поинтересовался :
— Как сегодня чувствует себя больной?
— Я только что измерила температуру. Посмотри! — протянула ему градусник жена.
— Ого! Сорок!
Тут дверь распахнулась и на пороге появился Симба. Он возбужденно заговорил:
— Учитель, почему не делать чудо? Когда не было дождя, ты молился Небесному Отцу и делал чудо! Тогда дождь идти так много, что Симба боялся утонуть. Учитель, говори теперь Небесному Отцу и будет чудо!
— Правильно, Симба, только Отец Небесный может сделать чудо, и мы надеемся на это. Давай еще раз вместе попросим Господа, чтобы Он исцелил этого юношу!
Хартли, его жена и Симба склонились у постели. Им очень хотелось, чтобы всемогущий Бог услышал их молитву.
Поздно вечером Симба снова зашел.
— Я пришел смотреть. Чудо уже прийти?
— Да, Симба, Бог совершил чудо,— радостно сказала жена миссионера.— Больному стало легче.
С того дня Матти действительно начал поправляться, и через некоторое время уже передвигался по комнате с помощью верного Симбы. А спустя неделю он прогуливался по двору миссионерской станции и с интересом наблюдал за всем, что там происходило.
Днем на станции всегда было шумно и многолюдно. До обеда миссионеры занимались с детьми: разъясняли Евангелие, учили читать и писать, а вечером обучали взрослых.
Когда черная тропическая ночь опускалась на землю, тишину нарушали странные, пугающие звуки. Это выли гиены, приближаясь к деревне. Их вой смешивался с барабанным боем дикарей, которые с пронзительными воплями плясали вокруг костров. Они боялись злых духов и таким образом старались задобрить их.
Не так давно в эту африканскую деревню проник свет Евангелия. Многие чернокожие приняли Иисуса Христа своим Спасителем и теперь часто собирались вместе, чтобы воздать славу Богу. На одно из вечерних богослужений пришел и Матти. Хартли переводил ему проповедь негра.
Никогда еще Матти не слышал ничего подобного.
Считая себя верующим, Матти думал, что он самый порядочный человек. Но сегодня слова проповедника проникали в самую душу и Матти вдруг понял, что он — погибший грешник и только Иисус Христос может спасти его и дать новую жизнь.
Глаза проповедника светились счастьем, когда он говорил о Боге, Который сделал его Своим дитем, снял вину грехов. Негр призывал соплеменников обратиться к живому Богу, поверить в жертву Сына Божьего, чтобы получить жизнь вечную.
Как только все встали на. колени, Матти со слезами стал просить прощения за свои грехи, умолять Бога о милости.
Милосердный Бог услышал молитву Матти и наполнил его сердце миром и радостью. Спасенный от смерти в море, Матти получил спасение и от вечной гибели, и сознание этого избавления доставляло ему счастье.
Один раз вечером Матти беседовал с миссионерами. Вдруг дверь резко распахнулась и в комнату заскочил Симба. Размахивая руками, он взволнованно выпалил:
— Учитель, учитель! Лев прыгать через забор, и хватать корову, и бежать, бежать! Симба сам видеть!
Нападение льва взволновало не только чернокожих. Хартли не остался безучастным. Он понимал, что хищник не остановится на одной корове и жителям деревни грозит беда.
Утром все мужчины племени стали собираться на охоту. Негры усердно точили копья. Хартли озабоченно чистил ружье.

 

После обеда охотники ушли в лес. Хотя охота на хищников была для африканцев привычным делом, Матти заметил, что негры боялись льва и потому сильно шумели. Они издавали непонятные возгласы и держали наготове копья. Вдруг кто-то закричал:
— Лев! Лев!
Охотники насторожились и притихли.
— Где? — спросил Хартли, обращаясь к чернокожему.
Тот кивнул в сторону огромного дерева. Хартли и несколько негров двинулись в глубь джунглей. Матти и Симба остались на месте.
Вдруг раздался выстрел.
— Берегитесь! Лев ранен! — донесся предостерегающий крик миссионера.
— Учитель, учитель! — повернулся Симба к Матти.— Теперь очень плохо! Лев ранен! Он… подкрасться оттуда и прыгнуть сзади!

 

Руки у Симбы мелко дрожали. Матти тоже испугался.
— Господин, ты смотреть в ту сторону, а я смотреть в эту, тогда мы увидим льва…
Не успел Симба договорить, как разъяренный зверь сильным прыжком сбил Матти с ног.
— Господи, спаси! — вскрикнул Матти. Симба бросился на помощь и вонзил в хищника острое копье. Удар был меткий и настолько сильный, что сломалось древко. Взревев от боли, лев кинулся на Симбу. Тот ловко уклонился. Зверь с диким ревом снова бросился на него. Как опытный охотник, Симба нанес повторный удар. Казалось, от яростного рева раненного зверя задрожал лес. И опять лев отскочил в сторону и прыгнул на Симбу, подмяв его под себя.
Все это произошло необычайно быстро, и Матти не успел сообразить, что делать. Опомнившись, он увидел на земле свое ружье и, схватив его, выстрелил, потом еще и еще, пока не кончились пули.
Огромный хищник в мертвой схватке придавил Симбу к земле. В предсмертных судорогах, все еще дико рыча, лев все сильнее и сильнее сдавливал несчастного африканца.
— Помогите! — в отчаянии закричал Матти.— Помогите!
Сбежались охотники и с трудом оттащили льва. Симба лежал без движения. Матти с миссионером тщательно осмотрели пострадавшего. Негры, окружив их, возбужденно размахивали руками.

 

Симба приоткрыл глаза и простонал:
— Как… Как господин Матти?
— Хорошо,— наклонился к нему Матти.— А ты, Симба, как чувствуешь себя?
— Симба чувствовать себя хорошо, когда господин Матти чувствовать себя хорошо,— чуть слышно прошептал он и потерял сознание.
Негры тут же соорудили походные носилки и положили на них пострадавшего. Двое охотников остались в лесу, чтобы снять шкуру со льва. Остальные медленно двинулись в деревню.
— Смотрите, смотрите, белый человек несет негра! — пронесся легкий шепот, когда Матти взялся за носилки.
Симбу положили в комнате Матти, потому что он вызвался ухаживать за ним. Но несмотря на все усилия и тщательный уход, Симбе становилось хуже.
Хартли по нескольку раз в день заходил в комнату Матти, интересовался состоянием больного.
Однажды утром Хартли и Матти сидели у постели Симбы и вполголоса рассуждали о недавнем событии. Больной неожиданно открыл глаза. В них светилась тихая радость. Он сосредоточенно смотрел вверх.
— Симба, Симба,— наклонился к нему Хартли.— Ты что-то видишь?
— О-о-о! — восторженно прошептал тот.— Симба видеть красивая-красивая страна! Там очень светло… Какой красивый город! Он, как золото… и ворота… открытые! А теперь Симба видеть Иисуса! О Иисус, иди за Симба! Иисус, Иисус…— Симба протянул руки и замолчал.

 

На кладбище, недалеко от миссионерской станции, появился свежий холм со скромной надписью:
«Симба — сын Небесного Царя». Около него часто можно было видеть белого юношу. Его взгляд не выражал безмерную утрату или безнадежную тоску. Напротив, радость и надежда на будущую встречу в небесах светились в его глазах.

 

После смерти чернокожего друга Матти сильно затосковал по дому. Днем он был занят и старался отвлечься от грустных мыслей, а вечером подолгу стоял у раскрытого окна, пристально всматриваясь в темную, полную опасностей тропическую ночь.
Хартли заметил, что Матти в последнее время сильно изменился и решил поговорить с ним.
— Что ты загрустил? — участливо спросил он.
— По дому скучаю…— признался Матти.
— На днях я должен отправиться на пристань. Если хочешь, можешь поехать со мной,— предложил Хартли.— А оттуда кораблем доберешься.
— С большой радостью! — оживился Матти.— Я давно уже об этом думаю… Мне так хочется на родину!..
— Тогда тебе нужно найти подходящий сундук и упаковать свои вещи,— продолжал миссионер.— Путешествие предстоит далекое, потому сундук должен быть надежным.
Хартли позвал одного негра и сказал ему несколько слов на местном наречии. Лицо чернокожего расплылось в широкой улыбке. Он загадочно посмотрел на Матти.

 

Вскоре, громыхая на всю деревню, негр подкатил к дому большую жестяную бочку. Хартли вышел на крыльцо и, довольно улыбаясь, похвалил его. Тот старательно продемонстрировал свою вещь. Матти же смотрел на них с недоумением.
— Вот тебе и сундук,— показал миссионер на бочку.— Он выдержит все и не пропустит воды.
— Но у меня ведь нет столько вещей! — растерянно возразил Матти.— Мне нечего положить в такой огромный сундук.
— Ну, это мы еще посмотрим… Ты только начни собираться! — улыбнулся Хартли, уходя вместе с негром.

 

На следующий день Матти начал складывать в бочку все, что было ему дорого. Вдруг дверь приоткрылась и в комнату вошел высокий широкоплечий негр.
— Если господин Матти хочет, я дарю ему это,— добродушно улыбаясь, положил он на стол великолепный головной убор с длинными разноцветными перьями.
От неожиданности Матти растерялся. Он даже не успел поблагодарить негра, как тот уже выскользнул за дверь.
Через время появился другой чернокожий и вручил Матти лук со стрелами.
— Сколько это стоит? — спросил удивленный Матти.
— Это не стоит,— сверкнул глазами африканец.— Учитель так сказал.
— Ах, это Хартли вас научил!
Теперь Матти понял, почему миссионер так загадочно улыбался.
Целый день чернокожие несли Матти разные подарки. А к вечеру Хартли с негром притащили большую красивую шкуру льва и сломанное древко.
— Ну как, Матти, поместится еще это сокровище в твою бочку? — показал миссионер на шкуру.— Это тебе в память о Симбе.
— Спасибо вам, друзья! — Не в силах скрыть волнения, Матти взял сломанное копье, которым Симба спас ему жизнь.

 

В воскресенье в молитвенном доме проходило прощальное собрание. Хартли говорил, как нужно покоряться Богу и жить так, чтобы Он мог управлять нами. В конце проповеди он поблагодарил Матти за помощь в миссионерской работе и пожелал ему Божьего благословения в пути.
Потом на кафедру поднялся Матти. В руках он держал большую Библию и сломанное древко копья.
— Это сломанное копье напоминает мне об одном важном событии,— начал Матти.— Все вы помните, что совсем недавно я был в смертельной опасности. Мой друг, жертвуя жизнью, спас меня от разъяренного льва, а сам погиб. Я хочу сказать, что есть зверь намного страшнее льва. Это грех. Каждый человек находится в опасности от этого зверя.
Счастье наше в том, что у нас есть Спаситель. Это Иисус Христос, Сын Божий. Он пришел с неба, чтобы освободить нас и дать жизнь вечную. Всякий, верующий в Иисуса Христа, будет жить с Ним вечно…
С глубокой верой Матти говорил о любви Божьей, а черные курчавые головы склонялись все ниже и ниже. Многие негры плакали. Некоторые мужчины и женщины выходили вперед и искренне каялись в своих грехах, принимая Иисуса Христа личным Спасителем.

 

На рассвете следующего дня во дворе миссионерской станции раздался грохот и послышалось протяжное мычание быков. Выглянув в окно, Матти увидел телегу, запряженную пятью парами быков. Негр-возница громко щелкал длинным кнутом. Не успел Матти опомниться, как чернокожие друзья подхватили его бочку-сундук и выкатили из дома.
— Карета подана! — довольно сообщил Хартли, переступая порог.
До отъезда оставалось несколько минут. Матти сорвал небольшой букет и побежал на могилу Симбы. Как прощальный привет он положил цветы на холмик и, опустившись на колени, поблагодарил Господа за Его удивительные пути.
Прощаться с Матти пришла почти вся деревня.
— Вот и настал час расставания,— обратился к провожающим Хартли.— Помолимся вместе Господу и будем отправляться.
Все склонились на колени. Хартли попросил у Господа благословения на далекий путь Матти. Прощаясь, негры плакали. Каждый старался пожать Матти руку.
— До свидания, братья! — волнуясь, произнес Матти.— Встретимся там! — показал он рукой на небо.
Кучер взмахнул кнутом, и телега, поскрипывая колесами, медленно выехала со двора. Чернокожие толпой пошли следом. Остановились они далеко за деревней и долго махали Матти, пока повозка не скрылась из виду.
Поздним зимним вечером в дом родителей Матти кто-то громко постучал. Широко распахнув дверь, в комнату вошел высокий молодой человек в меховой шубе.
— Здравствуйте!
— Здравствуйте…— застыла от неожиданности хозяйка.
— Можно у вас переночевать? — спросил гость, улыбаясь.
— Пожалуйста,— смутилась хозяйка.— Но… у нас нет хорошей постели.
— И все же я хочу остаться у вас! — Сняв шубу, молодой человек бросился на шею хозяину: — Папа!..— Затем он крепко обнял мать: — Мама! Неужели вы меня не узнаете?!
— Матти?! — воскликнул отец.
— Матти?! — эхом повторила мать.— Матти, сынок, неужели это ты?
Поседевший и сгорбившийся отец, опираясь на спинку стула, утирал слезы радости. Мама тоже плакала от счастья и целовала любимого сына.
На шум в комнату прибежали уже взрослые братья и сестры Матти.
Это была радостная встреча. Матти долго рассказывал, какими путями вел его Бог, показывал подарки братьев-африканцев.

 

Уже под утро вся семья склонилась перед Богом, чтобы воздать Ему славу и честь за Его дивные пути и радостную встречу.

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s