Книга — Божьи генералы. Глава 4 — Чарлз. Ф. Пархем

Чарлз. Ф. Пархем

20594825_118538230515

Отец Пятидесятницы

«Перед вторым пришествием Христа Церковь будет обладать такой же силой, какой обладали апостолы ранней церкви. Сила Пятидесятницы должна быть ясно показана. Давайте же позволим Божьей силе проявиться через нас».
Чарлз Фокс Пархем отдал свою жизнь для восстановления в церкви революционных истин исцеления и крещения Святым Духом (Обратите внимание: всякий раз, когда в этой главе упоминается «крещение Святым Духом», имеется в виду, что это переживание всегда сопровождается «говорением на языках»). Первые сорок лет двадцатого столетия были отмечены пятидесятническим посланием этого человека, которое изменило жизнь тысяч людей по всему миру.
Чудеса, которые происходили в служении Чарлза Пархема, слишком многочисленны, чтобы их можно было описать. Множество тысяч получили спасение, исцеление, освобождение и крещение Святым Духом. Когда он провозгласил миру в 1901 году, что «говорение на языках — это признак крещения Святым Духом», пятидесятническая истина ранней церкви была восстановлена. Но евангелист заплатил за это цену. Безжалостные гонения и клевета, которым Пархем подвергался всю свою жизнь, сломили бы любого человека с более слабым характером, но для Пархема они способствовали укреплению и утверждению его решительности и целеустремленной веры.

Проповедуй, пока коровы не придут домой

Чарлз Ф. Пархем родился 4 июня 1873 года. После его рождения в городе Мускатине, штат Айова, его родители, Уильям и Энн-Мария Пархем переехали на юг в Чиней, штат Канзас. Они жили как американские пионеры и считали себя таковыми.
Даже не считая трудностей жизни первопроходцев, раннее детство не было легким для молодого Пархема. Уже в возрасте 6-ти месяцев он заболел лихорадкой. Первые пять лет своей жизни страдал от сильнейших спазм. Его лоб распухал, делая голову непомерно большой. Затем, когда ему было всего семь лет, его мать умерла.
Хотя у Пархема было четыре брата, он после смерти любимой матери испытал гнетущее чувство боли и одиночества. Воспоминания о любящей заботе матери во время болезни приводили его в меланхолию и уныние. Когда мать говорила последние слова прощания перед смертью, она посмотрела на молодого Пархема и сказала: «Чарли, будь хорошим». Там, в присутствии Божьем и его умирающей матери он поклялся встретить ее на небесах. Эти простые слова произвели на него глубокое впечатление. Говорили, что они повлияли на его дальнейшее решение отдать свою жизнь Богу. Отец Пархема позже женился еще раз на молодой женщине, Харриет Миллер, которую нежно любила и в которой нуждалась вся семья.
В возрасте девяти лет Пархем заболел воспалительным ревматизмом. В этом состоянии тело его как будто покрылось узлами. Когда болезнь, наконец, ушла, кожа его казалась прозрачной. Затем у мальчика появился солитер, и для лечения применялись такие сильные лекарства, что оболочка его желудка была разъедена и разрушена. Его невзгоды не прекращались, и лекарства задержали его рост на три года.
В этом же нежном возрасте девяти лет Пархем был призван к служению. Поскольку он и его братья в первые годы жизни посещали воскресную школу, Пархем рано узнал о Боге. Еще до своего обращения мальчик постоянно думал: «Горе мне, если я не буду проповедовать Евангелие».
Он стал готовиться к Божьему призванию, изучая литературу. Канзас еще не был современным штатом с общедоступными библиотеками, но ему удалось собрать кроме Библии несколько исторических книг. Он нашел и другие пути подготовки себя к служению, выполняя различную случайную работу и помогая братьям. Работая пастухом с семейным стадом, Пархем часто проповедовал коровам воодушевляющие проповеди на различные темы, варьирующиеся от небес до ада.

Пронзительная молния

Пархем никогда не сожалел, что ему приходится так много учиться самому. Фактически это сработало ему на пользу. В прериях было мало церквей и проповедников, которые могли бы научить его, поэтому Пархем изучал Божье Слово самостоятельно и воспринимал его буквально. На его учении не отражались созданные людьми богословские доктрины, и для него не существовало традиций, из которых надо было вырываться. С раннего возраста до тринадцати лет Пархем слышал проповеди только двух проповедников. Именно на одном из этих собраний Пархем обратился.
Пархем верил, что в сердце обращенного должно произойти глубокое покаяние, но он не чувствовал в себе такого эмоционального переживания. Поэтому, хотя на собрании он думал, что получил спасение, по пути домой он начал сомневаться в своем обращении. Ему было так тяжело на душе, что он не мог молиться. Он заметил, что он напевает песню:
«Я прихожу ко кресту», и дойдя до третьего куплета, Пархем сразу же получил уверенность в своем обращении. Позже он сказал об этом пережитом опыте: «С неба сверкнула молния ярче солнечного света, которая пронзила все фибры моего существа». Отныне Пархем никогда не уклонялся от «Якоря» своего спасения.

Будешь ли ты проповедовать?

После столь яркого обращения Пархем служил учителем и работником воскресной школы. Он провел свое первое публичное собрание в возрасте пятнадцати лет с замечательными результатами. Он проповедовал короткое время и затем в возрасте шестнадцати лет поступил в Юго-западный колледж в Канзасе.
Когда Пархем поступил в колледж, у него было твердое намерение начать служение, но он стал замечать неуважение и общее презрение, с которыми мир относился к служителям. Он слышал разговоры о том, что служение связано с бедностью. Разочарованный этими рассказами, он обратил свой взор на другие профессии. Вскоре Пархем отверг свое призвание и начал отступать.
Вспоминая свое травмированное болезнями детство, Пархем решил, что медицина будет для него подходящим занятием. Поэтому он стал учиться на врача, Но его постоянно мучили воспоминания о своем обещании стать миссионером, и вскоре он заболел ревматической лихорадкой.
После нескольких месяцев страданий его посетил врач и объявил, что Пархем находится при смерти. Но месяцы, проведенные им в постели, заставили Пархема вспомнить слова, которые когда-то звенели в его ушах: «Будешь ли ты проповедовать? Будешь ли ты проповедовать?» Он снова был готов ответить на свое призвание, но не хотел жить в бедности, которая, казалось, была неизбежной для служителей в то время. Поэтому он воззвал к Богу: «Если Ты позволишь мне поехать куда-нибудь, в какое-то место, где мне не придется собирать пожертвования и выпрашивать на жизнь, я буду проповедовать».
Пархем находился под таким сильным воздействием морфия, что не мог найти никаких других слов для молитвы. Поэтому он стал цитировать Молитву Господню. Когда он дошел до слов: «…да будет воля Твоя и на земле, как на небе», его ум прояснился, и он увидел Божье величие. Он уловил отблеск того, как Божья воля проявляется через каждую частичку творения, и понял, что Божья воля — исцелять. Поэтому он воззвал к Богу в молитве: «Если Твоя воля будет совершена во мне, я буду исцелен». Когда он сказал эту молитву, каждый сустав его тела освободился и каждый орган был исцелен. Только лодыжки остались слабыми. Но его легкие были чисты, и его тело восстановлено.
Сразу после выздоровления Пархема попросили провести евангелизационное собрание. Так он обновил свое обещание Богу и дал обет покинуть колледж и начать служение, если Бог исцелит его лодыжки. Ползая под деревом, Пархем начал молиться, и Бог тотчас послал «мощный электрический ток» через его лодыжки, сделав их здоровыми.

«Мужлан» со властью

Свое первое евангелизационное собрание Пархем провел в возрасте восемнадцати лет в школьном доме «Приятная Долина» близ Тонганокси, Канзас. Для членов общины он был чужим, тем не менее, он попросил разрешение провести собрание пробуждения в их школе. Когда они дали согласие, Пархем поднялся на холм, простер свои руки над долиной и помолился, чтобы вся община пришла к Богу.
В первый же вечер служения посещение было хорошим, но большинство не принимали активного участия. Сначала ответов было мало, но к концу вечера многие обратились.
На этом собрании присутствовала семья Тистлевейтов, они написали своей дочери. Их дочь Сара выросла в общине и училась в Канзас-Сити. Когда она вернулась домой, служение закончилось, но община организовала для Пархема собрание в следующее воскресенье.
На служении утонченная Сара Тистлевейт была удивлена тем, что она увидела. Пархем выглядел совсем не таким, как богатые, образованные проповедники, к которым она привыкла в Канзас-Сити. Когда он взошел на кафедру, у него не было перед глазами написанной проповеди, как у проповедников, которых она видела раньше. Действительно, Пархем никогда не писал то, что собирался сказать, веря, что Святой Дух даст ему вдохновение. Слушая, как проповедует молодой евангелист, Сара осознала недостаток своего посвящения вере. Она поняла, что следует за Иисусом «издалека», и приняла решение посвятить свою жизнь полностью Господу. Она также подружилась с Чарлзом Пархемом, и вскоре то, что началось как простой интерес, превратилось в союз цели и предназначения.

Деноминации? Никогда больше!

Когда Пархему было девятнадцать лет, его попросили стать пастором в методисткой церкви в Еудоре, Канзас. Он согласился, в то же время, проводя служения в Линвуде по вечерам в воскресенье. Сара и ее семья регулярно посещали служения.
Община быстро росла, и было построено новое здание, чтобы вместить всех прихожан. Руководство церкви видело для Пархема большое будущее, и ему бы дали любое пасторство или назначение, если бы он подчинился их авторитету. Но не все было хорошо между Пархемом и методисткой церковью. Пархем дал обет следовать водительству Святого Духа, независимо от того, что другие люди просят его делать. Когда он давал советы новообращенным, он увещевал их найти любое церковное пристанище, даже если это будет не методистская церковь. Он объяснял, что присоединение к какой-либо деноминации не является необходимым условием для небес и что деноминации проводят больше времени проповедуя самих себя и своих лидеров, чем Иисуса Христа и Его Завет. Это вызывало множество конфликтов в церковных рядах. Об этих конфликтах Пархем писал:
«Обнаружив ограничения в своей пасторской работе и чувствуя ограниченность сектантской церковности, я часто находился в конфликте с руководством, который в конечном итоге привел к открытому разрыву; и я отказался от деноминационализма навсегда, хотя и страдал от жестоких гонений от рук церкви… Ох уж эта узость тех многих, кто называют себя принадлежащими Господу!»
Родители Пархема были разочарованы своим сыном, поскольку они твердо поддерживали церковь. Поэтому, когда Пархем отказался от должности, он на какое-то время нашел покой в доме своих друзей, которые приняли его как собственного сына.
Пархем стал молиться о направлении. На него обрушились клеветнические обвинения, и его волновало, как бы это становящееся все более сильным гонение не разрушило его работу навсегда. Затем однажды, когда он был погружен в глубокую молитву, он услышал эти слова:
«Я уничижил Себя Самого». Пархем тотчас приободрился и укрепился. Дух Господень продолжал показывать ему места Писания, и он установил свой курс. Он войдет на евангелизационное поле, не будучи связанным ни с какой формой вероисповедания. Он будет проводить свои служения в школах, залах, церквах, скиниях — где только сможет — и верить, что Дух Святой проявит Себя могущественным путем.
Во время проведения служений в западном Канзасе Пархем написал Саре Тистлевейт и предложил ей выйти за него замуж. Он предупредил Сару, что его жизнь полностью посвящена Господу, и что его будущее неясно, но если она доверяет Богу, как он, они должны пожениться. Через шесть месяцев, 31 декабря 1896 года, Чарлз и Сара поженились в доме ее дедушки.

Исцели себя!

Молодая пара отправилась путешествовать, их везде принимали очень хорошо. В сентябре 1897 года у них родился первый сын, Клод. Но радость длилась недолго — Чарлз слег от болезни сердца. Никакие лекарства не помогали, и он все больше слабел. Затем внезапно у худенького Клода поднялась высокая температура, Пархемы беспрестанно молились за ребенка, но безрезультатно. Врач не смог поставить диагноз и, следовательно, назначить курс лечения.
Пархема позвали молиться за другого больного человека, и в своем ослабленном состоянии он отправился в дом этого человека. Когда он молился за него, слова Писания: «Врач, исцели самого себя» буквально озарили Пархема, и в тот момент, когда он молился, сила Божья коснулась его. Он был тотчас исцелен.
Сразу после этого Пархем бросился домой, схватил Сару, рассказал ей о своем переживании и помолился за ребенка. Затем он выкинул все лекарства, поклявшись, что больше никогда ничему не будет доверять, кроме Слова Божьего. Горячка оставила тело Клода, и он рос здоровым ребенком.
Здесь хочу кое-что сказать. Служение исцеления Пархема всегда казалось противоречивым тем, кто неправильно понимал его. Он жил во времена, когда врачи в целом выступали против Евангелия. Личная вера Пархема вдохновила его выбросить все лекарства. Он верил в то, что полностью доверять медицине значит отвергать кровь Иисуса и ту цену, которую Христос заплатил на кресте. Когда приходит истинное откровение, оно непоколебимо. Оно всегда принесет успех, который обещает. Глубокое откровение Пархема передалось его семье, и медикаменты были запрещены в их доме. Но решение об их использовании другими людьми он оставил на их усмотрение. Всегда находятся люди, которые следуют вдохновению другого, не получив откровения сами. Поэтому в теле Христовом отвергают использование медикаментов и называют тех, кто их используют, «грешниками». Пархем никогда этому не учил, поэтому ошибочно его обвинять, как многие делают, в ошибках, которые совершают некоторые верующие в вопросе божественного исцеления.

Обет, жить или умереть

Вскоре после того, как Пархем и его ребенок исцелились, он получил печальные известия. Всего за одну неделю умерли двое из его близких друзей. В глубокой печали Пархем поспешил к их могилам. Это был день, который отметил все последующее служение:
«Когда я преклонил колени между могилами двух моих любимых друзей, которые могли бы жить, если бы я сказал им только об исцеляющей силе Христа, я дал обет, что пусть мне придется жить или умереть, я буду проповедовать Евангелие исцеления».
Пархем переехал со всей семьей в Оттаву, Канзас, где он провел свое первое собрание божественного исцеления. Во время этого служения он смело провозглашал истины Божьего Слова. Больная водянкой женщина, которой, как говорили, оставалось всего три дня жизни, получила мгновенное исцеление. Другая молодая женщина, слепая и больная чахоткой, почувствовала, как у нее буквально разрывается грудь, и полностью исцелилась. Бог также восстановил ее зрение, и остаток своей жизни она провела, зарабатывая шитьем.
Истины божественного исцеления были редкими в церкви в те годы. Дауи и Эттер имели большой успех, но о них практически ничего не знали в прериях. И хотя результаты нельзя было опровергнуть, многие утверждали, что сила, являвшаяся через Пархема, исходила от дьявола. Эти обвинения вынудили Пархема закрыться в комнате и утвердиться в истине. Молясь и исследуя Писание, Пархем обнаружил, что в Библии везде присутствует исцеление. Он понял, что исцеление, как и спасение, пришло через искупительную работу крови Иисуса, и с этого момента гонения и клевета не останавливали его. Затем ему в голову пришла революционная идея: он организует пристанище для тех, кто ищет исцеления. Пархем был наполнен радостью.

Дом веры, от начала до конца

В ноябре 1898 года в день Благодарения у Пархемов родилась дочь. Они назвали ее Эстер Мэри. Вскоре после этого Пархем открыл свой дом божественного исцеления в Топеке, Канзас, который они с Сарой назвали «Вефиль». В нем они хотели создать атмосферу, похожую на домашнюю для тех, кто верит в божественное исцеление. На первом этаже была часовня, читальный зал и типография. Верхний этаж имел четырнадцать комнат с широкими окнами. Подоконники Пархемы заставили живыми цветами, создававшими мирную и уютную домашнюю атмосферу. Служения в часовне проводились ежедневно, на них могущественно проповедовалось Слово Божье. Молитвы совершались за каждого лично, несколько раз в течение дня и ночи.
В Вефиле также были специальные классы для служителей и евангелистов, которые готовились и обучались для служения. Дом убежища искал также христианские дома для сирот и работу для безработных.
Один гость Вефиля написал:
«Кто может подумать о более сладком имени, чем Вефиль? Несомненно, это Дом Божий. Все движется в любви и гармонии. При входе в комнаты человек сразу чувствует божественное влияние, разливающееся здесь повсюду… Это Дом веры от начала до конца».
Бюллетень Пархема «Апостольская вера», который издавался ежедневно, имел сначала подписную цену. Но Пархем вскоре изменил это, попросив читателей обратить внимание на Исаии 55:1 и давать на газету столько, сколько они чувствовали возможным и необходимым. Бюллетень публиковал удивительные свидетельства исцелений и многие проповеди, которым учили в Вефиле.
Пархем всегда верил, что Бог обеспечит финансовую поддержку для Вефиля. Однажды, после тяжелого дня служения, он вспомнил, что аренду нужно платить на следующее утро, а у него на это не было денег. Усталый и изможденный, он посмотрел на небо и сказал Господу, что ему нужно отдохнуть и что он знает, что Бог не подведет его. На следующее утро в Вефиле появился человек, сказавший: «Я внезапно проснулся с мыслью о вас и вашей работе; сон не шел ко мне, пока я не пообещал, что принесу вам это». Это была точная сумма для уплаты аренды.
В другой раз у Пархема была лишь часть суммы, необходимой для уплаты по счету. Он отправился в банк, чтобы внести то, что у него было, и на пути он встретил знакомого, который передал Пархему кое-какие деньги. Когда Пархем пришел в банк, он обнаружил, что деньги составляли точную сумму, которой недоставало для оплаты чека полностью». Есть и много других невероятных историй финансового обеспечения, связанных со служением Пархема.
Семья Пархемов была благословлена еще одним сыном в марте 1900 года. Они назвали его Чарлзом в честь отца. Теперь его семья уже не вмещалась в Вефиле, поэтому был построен отдельный домик. Вместе с ростом его семьи рос и духовный голод Пархема, поэтому он чувствовал, что должен оставить Вефиль и посетить различные служения. Оставив двух служителей Святости за главных, Пархем отправился посетить нескольких благочестивых людей в Чикаго, Нью-Йорке и Мэне. Он вернулся домой освеженным, обновленным, с еще более глубоким голодом:
«Я вернулся домой полностью убежденным, что хотя многие получили реальное переживание освящения и помазания, которое пребывает на них, в то же время еще остается великое излияние силы для христиан, которым предстоит завершить этот век».
Эти слова содержали семя истин, которые Пархем раскроет позднее.

Окружённая сиянием

Учитывая огромный успех в Вефиле, многие стали просить Пархема открыть Библейскую школу, Поэтому Пархем снова закрылся в молитве и посте. Затем в октябре 1900 года он приобрел прекрасное строение в Топеке, Канзас, с целью открытия там Библейской школы и назвал ее «Фантазией из камня».
Здание было задумано в стиле английского замка. Но у строителя не хватило денег, чтобы полностью выдержать стиль. Лестница, соединявшая первый и второй этажи, была выполнена из кедра, вишни, клена и сосны с резьбой по дереву. Третий этаж был надстроен из обычного дерева и просто покрашен.
Снаружи «Фантазия из камня» была выложена красным кирпичом и белым камнем с винтовой лестницей, ведущей в обсерваторию. Другая дверь вела оттуда в маленькую комнату, известную как Молитвенная башня. Студенты молились в этой башне ежедневно по три часа.
После освящения «Фантазии из камня» человек, наблюдавший из Молитвенной башни, увидел над зданием «огромное озеро свежей воды, готовое переполниться, содержащее достаточно воды для удовлетворения любой жажды». Это видение было знамением того, что грядет.
Библейская школа Пархема была открыта для каждого христианского служителя и верующего, готового «оставить все». Они должны были стремиться к глубокому изучению Слова и верить Богу в отношении всех своих личных нужд. Вера студента была его единственной платой за обучение; каждый должен был верить, что Бог восполнит их нужды.
В декабре сдавались экзамены по таким темам, как покаяние, обращение, посвящение, освящение, исцеление и будущее пришествие Господа. Когда книга Деяний была включена в список материалов для изучения по этим темам, Пархем поставил перед студентами историческое задание. Они должны были прилежно изучить библейские признаки крещения Святым Духом и доложить о своих изысканиях в течение трех дней. Дав студентам домашнее задание, Пархем оставил их и поехал в Канзас-Сити на служение. Затем он вернулся в «Фантазию из камня» для ежегодного служения Ночного бдения.
Утром, когда были представлены домашние задания, Пархем слушал ответы сорока студентов и поразился тем, что он услышал. Хотя на Пятидесятницу в книге Деяний происходили различные проявления Духа, все студенты сделали одно и то же основное заключение: Каждый крещеный Святым Духом говорил на иных языках!
Теперь в «Фантазии из камня» к книге Деяний пробудился особый интерес. Атмосфера наполнилась предвкушением необычного, когда семьдесят пять человек столпились рядом в школе для вечернего служения Ночного бдения.
Во время службы собрание как будто окутала духовная свежесть. Затем студентка Агнесса Озман подошла к Пархему и попросила его возложить на нее руки, чтобы она могла принять крещение Святым Духом. Озман верила, что она призвана на миссионерские поля, и хотела получить снаряжение духовной силы. Сначала Пархем заколебался, сказав ей, что сам не говорит на иных языках. Но она настаивала, и Пархем смиренно возложил свои руки ей на голову. Пархем позже описывал этот случай так:
«Я едва произнес три дюжины фраз, как слава сошла на нее, сияние как будто окружило ее голову и лицо, и она начала говорить на китайском языке и не могла говорить по-английски три дня».
Озман позже свидетельствовала, что она получила несколько таких же самых слов, находясь в Молитвенной башне. Но когда Пархем возложил на нее руки, она переполнилась сверхъестественной силой Божьей.

Языки пламени

Увидев это невероятное излияние Святого Духа, студенты вынесли свои кровати из верхней спальни и превратили ее в молитвенную комнату. Четыре ночи и три дня школа не ложилась спать, ожидая Господа.
В январе 1901 года Пархем проповедовал в церкви в Топеке, рассказывая людям о том чудесном переживании, которое произошло в «Фантазии из камня». Он сказал им, что верит, что скоро тоже будет говорить на иных языках. В тот вечер, когда он вернулся домой с собрания, его встретил один из студентов, который повел его в молитвенную комнату. Войдя внутрь, он изумился, увидев двенадцать служителей различных конфессий. Они сидели, стояли на ногах или на коленях с поднятыми вверх руками, и они все говорили на иных языках. Некоторые дрожали под действием силы Божьей. Пожилая женщина подошла к Пархему и рассказала, что незадолго до его прихода «языки пламени» остановились у них на головах.
Потрясенный тем, что он увидел, Пархем упал на колени позади стола, славя Бога. Затем он попросил Бога о таком же благословении, и когда он сделал это, Пархем отчетливо услышал Божий призыв стоять твердо в мире. Он должен открывать истину этого могущественного излияния везде, куда бы он ни пошел. Просвещенному служителю было также дано знать о тех жестоких гонениях, которые обрушатся на него из-за занятой им позиции. Но он рассмотрел цену и решил послушаться, как он послушался в провозглашении божественного исцеления.
Именно тогда Чарлз Пархем сам исполнился Святым Духом и заговорил на иных языках.
«Именно там и тогда у меня как бы сдавило горло, слава сошла на меня, и я стал поклоняться Богу на шведском языке, который потом сменился на другие языки, и так продолжалось…»
Узнав о том, что совершил Бог, «Фантазию из камня» осадили корреспонденты газет, профессора-лингвисты и официальные переводчики. Они сидели на служениях, чтобы затем рассказать всему миру об этом невероятном феномене. Они пришли к согласию, что студенты «Фантазии из камня» говорят на языках мира, И газеты запестрели заголовками «Пятидесятница! Пятидесятница!» Мальчики, продающие газеты, кричали: «Читайте о Пятидесятнице!»
21 января 1901 года Пархем читал первую проповедь, посвященную собственному опыту крещения Духом Святым с говорением на иных языках.

Дверь к сверхъестественному

Кое-кто сегодня утверждает, что «время говорения на языках прошло». Но, друзья мои, когда пройдут чудеса, когда пройдут знамения, когда пройдут проявления Святого Духа, пройдет и говорение на языках. Тогда у нас не будет нужды в иных языках. Но пока мы находимся на планете Земля, эти вещи останутся. Книгу Деяний продолжает переживать и сегодняшняя церковь. Единственное, что прошло, это жертвоприношение агнцев, потому что Иисус исполнил жертву пролития крови и удалил завесу, разделявшую Бога и человека.
Молитва на иных языках проявит Божью волю в вашем духе. Вы больше не будете зависеть от своего интеллекта или водительства других. Вы будете «знать» сами, что есть воля Отца для вашей жизни. Иногда мы ограничены в своей молитвенной жизни нашим родным языком и не всегда знаем, как молиться в той или иной ситуации. Слово говорит нам, что «молитва в духе» или на языках дает нам способность молиться в совершенной воле Божьей в каждой ситуации, потому что молитва на языках вводит нас в сферу Духа. Вы можете пойти на небо без крещения Святым Духом, но не в этом состоит высочайшее желание Божье в отношении вас.
В Библии говорение на языках проявляется по-разному. Во-первых, языки могут являть собой сверхъестественный язык, понятный другим народам (см. Деян, 2:8-11). Во-вторых, на языке может говорить один человек перед собранием, а затем следует истолкование этого языка, назидающее собравшихся (см. 1 Кор, 14:27-28). И есть молитвенный язык, который назидает и строит вашу веру. В конечном итоге молитва в духе приносит дерзновение, силу, направление и водительство в жизнь верующего. Молитва на языках является также одной из наиболее могущественных форм духовного ходатайства (см. 1 Кор, 14:4; Иуды 20; Рим. 8:26-27; Еф. 6:18). Если вы еще не пережили крещение Святым Духом с говорением на иных языках, тогда ревностно ищите Бога. Говорение на иных языках не просто для кого-то еще. Оно для каждого. Когда вы войдете в эту меру Божьей полноты, ваша жизнь больше никогда не будет прежней.

Духовное отцовство

На этой стадии жизни Пархема никогда раньше не было такого ощущения «чистой славы» и мира в его семье. Пархем прошел через всю страну, проповедуя истину крещения Святым Духом с удивительными демонстрациями. Однажды на служении он начал говорить на иных языках, затем, когда он закончил, человек в собрании встал и сказал: «Я исцелен от своего неверия, я слышал на моем собственном языке 22-й псалом, который я выучил на коленях матери». Это только один пример среди бесчисленных свидетельств проявления дара говорения на языках, который исходил из служения Пархема. Вскоре сотни за сотнями стали испытывать это. Но вместе с этим мощным излиянием пришли гонения и клевета от тех, кто это отрицал.
Вскоре семью Пархема постигла еще одна трагедия, 16 марта 1901 года умер Чарлз — самый младший ребенок. Семья была подавлена горем. Их скорбь увеличилась еще больше, когда противники Пархема обвинили его в пособничестве смерти сына. Горечь еще больше усилилась, когда те, кто любили семью, но не верили в божественное исцеление, предложили Пархему отказаться от своих убеждений в этой области. Но в такой ситуации Пархемы проявили потрясающую силу характера, решив хранить свои сердца обращенными к Господу и выдержать это испытание веры. В результате Пархем с еще большим усердием продолжил проповедь чудесного Евангелия Христа — по всему миру.
Осенью 1901 года библейская школа в Топеке была неожиданно отобрана у Пархема для использования в мирских целях. Пархем предупредил новых покупателей, что если они будут использовать школу в мирских целях, то здание будет разрушено. Но они игнорировали его пророческое предупреждение, и в конце декабря до Пархема дошло известие, что здание полностью сгорело в пожаре.
Лишившись «Фантазии из камня», Пархем переехал в арендованный дом в Канзас-Сити. Именно тогда Пархем начал проводить служения по всей стране. Сотни людей из разных конфессий принимали крещение Святым Духом и божественное исцеление. Как и всякого первопроходца пробуждения, Пархема либо очень любили, либо ненавидели, но его яркая личность и теплое сердце признавались всеми. Одна канзасская газета писала: «Что бы ни говорилось о нем, он привлек внимания к религии больше, чем любой другой религиозный деятель за многие годы».
В 1901 году Пархем опубликовал свою первую книгу «Глас вопиющего в пустыне». Книга была наполнена проповедями о спасении, исцелении и освящении. Многие служители по всему миру изучали ее и учились на ней.
В июне 1902 года у Пархемов родился еще один сын Филипп Арлингтон. К этому времени Чарлз стал отцом пятидесятнического излияния и постоянно следил за своими духовными детьми, чтобы помочь им расти в истине. В 1903 году Пархем впервые столкнулся с фанатизмом. Он проповедовал в церкви, где наблюдал дикие и плотские демонстрации. Этот опыт добавил новое измерение к его учению. Хотя он никогда не позволял называть себя лидером этого пятидесятнического движения, Пархем чувствовал личную ответственность следить за тем, чтобы крещение Святым Духом происходило в соответствии со Словом. Поэтому он стремился изучить личность Святого Духа и резко выступал против всего, что противоречило полученным им знаниям. Возможно, позднее против происходящего на Азузе он выступал под влиянием личных эмоций.

Он проповедовал в большой силе

Осенью 1903 года Пархем переехал в Галену, Канзас, и поставил большую палатку. Палатка могла вместить две тысячи человек, но все равно была слишком мала, чтобы принять толпы людей. Когда пришла зима, пришлось переехать в здание. Но даже там во время собраний двери приходилось держать открытыми, чтобы оставшиеся на улице могли принять участие, когда Дух начал мощно проявлять Себя. Огромное количество людей устремилось в Галену из окружающих городов, и сотни были чудесным образом исцелены и спасены.

Многие… пришли посмеяться, но остались молиться.

В те дни людям, пришедшим для исцеления, выдавались карточки. Обычно их пронумеровывали и раздавали тем, кто искал молитвы. Затем во время служения номера выбирались наугад, и совершалась молитва за того, кто получил карточку с названным номером. Благодаря этой системе каждый имел равный шанс. Но затем Пархем отказался от такой практики и решил молиться за всех, кто приходит, сколько бы времени это ни заняло.
Две газеты, «Джоплин геральд» и «Цинциннати инкваерер», писали, что служения Пархема в Галене являются величайшей демонстрацией силы и чудес со времен апостолов, отмечая при этом: «Многие… пришли посмеяться, но остались молиться».
16 марта 1904 года у Пархемов родился Уилфред Чарлз. Через месяц Чарлз перевез семью в Бакстер-Спрингз, Канзас, и затем продолжил потрясающие служения по всему штату.
Пархем всегда предупреждал публику не называть его «исцелителем», напоминая, что силы исцелять у него не больше, чем силы спасать. Один из наблюдателей сказал: «Брат Пархем действительно проповедовал Святое Слово Божье прямо с плеча, срывая пелену с глаз чистыми и мощными сгустками силы».
Собрания проповедника пробуждения всегда были очень интересными. Пархем был известен своей великой любовью к Святой Земле и всегда проповедовал ее в своих учениях. Поэтому, помимо чудес, он часто демонстрировал предметы одежды из Святой Земли, которые ему удалось собрать. Газеты всегда благосклонно подчеркивали этот аспект его служения.
В 1905 году Пархем приехал в Орчард, штат Техас. Он сделал это в ответ на просьбы верующих, которые посетили его служения в Канзасе и горячо молились, чтобы он приехал к нам. Во время служения в Орчарде произошло такое сильное излияние Духа, что Пархем получил вдохновение провести «Ралли». Это планировалось как стратегическая серия служений по Америке, Когда Пархем вернулся в Канзас, многие работники изъявили желание помогать ему в этом.

В Техасе все большое

Первая часть «Ралли» была проведена в Хьюстоне, Техас. Пархем и его двадцать пять сотрудников организовали собрания в месте, называемом Брин Холл. Они объявили, что собрания — внеконфессиональные, и что приглашаются все, кто хочет познать больше силы Божьей. Газетам понравилась выставка одежд из Святой Земли, и они благосклонно написали о всех чудесах, которые происходили на его служениях.
По окончании собраний Пархем со своей группой несколько раз прошли по улицам Хьюстона в одеждах из Святой Земли. Эти шествия пробудили интерес во многих, кто посещал вечерние служения. Когда «Ралли» здесь завершилось, группа Пархема вернулась в Канзас, радуясь в Господе.
По настоятельной просьбе горожан группа посетила Хьюстон еще раз, но в этот раз они подверглись гонениям. На одном из собраний нескольких сотрудников Пархема отравили, и они почувствовали себя очень плохо, мучаясь от жестокой боли. Но Пархем сразу помолился за каждого из них, и они полностью оправились.
Жизнь самого Пархема тоже несколько раз оказывалась под угрозой, но он всегда избегал опасности. Однажды, сделав глоток воды на сцене, Пархем согнулся от сильнейшей боли. Но он стал молиться, и боль тотчас ушла. Позже, когда провели химический анализ воды в стакане, то выяснилось, что яда в ней было достаточно, чтобы убить дюжину мужчин.
Невзирая на гонения, Пархем объявил об открытии новой Библейской школы в Хьюстоне и зимой 1905 года перевел туда свою штаб-квартиру. Школа, как и в Топеке, содержалась на добровольные пожертвования. Там не было платы, и каждый студент должен был верить в обеспечение своих нужд. Рассказывают, что в школе был армейский порядок, и все работали в полном согласии.
Школы Пархема никогда не были теологическими семинариями. Они были учебными центрами, где истинам Божьим обучались в основном в практическом ключе и где молитва была главной составляющей. Многие служители, выйдя из его школы, стали служить Богу по всему миру.
Именно в Хьюстоне Пархем встретил Уильяма Сеймура. В то время законы Джима Кроу запрещали совместное обучение черных и белых. В школах Пархема тоже учились одни белые, но лишь потому, что черные не изъявляли желания посещать их, и так было до Сеймура. Смирение Сеймура и его жажда по Слову настолько тронули Пархема, что он решил игнорировать расистские законы того времени. Сеймуру было предоставлено место в школе, где он познал революционные истины о крещении Святым Духом. Позже Уильям Сеймур стал лидером Миссии на Азуза-стрит в Лос-Анджелесе, Калифорния.
Когда занятия в исторической школе Пархема в Хьюстоне завершились, он снова перевез семью в Канзас, и 1 июня 1906 года родился Роберт (их последний ребенок).
Пархем продолжал проводить собрания по всей стране и повсюду пользовался большой популярностью. Именно в это время он получил письма от Сеймура, который просил его приехать в Миссию в Лос-Анджелесе на Азуза-стрит. Говорили, что Сеймур писал «умоляющие письма, взывающие о помощи, поскольку на служениях стали высвобождаться… спиритические проявления, гипнотические силы и плотские извращения. Он хотел, чтобы Пархем приехал быстрее и помог ему различить, что было истинным, а что ложным». Но Пархем почувствовал побуждение от Бога провести массовое служение в городе Сион, штат Иллинойс.

Хождение по воде в Сионе

Когда Пархем прибыл в Сион, он нашел общину в крайне удрученном состоянии. Дауи был отстранен от служения, и город брали в свои руки другие люди. В городе царила гнетущая обстановка — люди из многих стран и различных общественных кругов вверили свое будущее в руки Дауи. Разочарованные и подавленные, эти люди потеряли надежду. Пархем увидел в этом прекрасную возможность принести крещение Святым Духом в Сион. Для него не могло быть большего благословения или радости, чем донесение полноты Духа до этих людей.

Когда Пархем прибыл в Сион, он столкнулся с огромной оппозицией и не мог арендовать здание для собраний. Все двери, казалось, были закрыты. В конце концов с помощью управляющего гостиницей он смог провести собрание в одном из номеров. На следующий вечер два номера и весь коридор были заполнены людьми, и с этого момента посещаемость росла неуклонно.
Вскоре Пархем стал проводить служения в лучших домах города. Один из этих домов принадлежал великому исцеляющему евангелисту и писателю Ф.Ф. Босворту. Дом Босворта был буквально превращен в дом для служений во время пребывания там Пархема, Каждый вечер Пархем проводил пять различных служений в пяти различных домах, причем все начинались в 7 часов вечера. Когда приехали его сотрудники, он ходил проповедовать с одного собрания на другое, быстро передвигаясь, чтобы успеть на каждое из них. В результате сотни служителей и евангелистов вышли из Сиона, наполненные силой Духа для проповеди Слова Божьего со знамениями.
Хотя Сион был христианской общиной, казалось, что гонение на Пархема здесь проявлялось сильнее, чем где-то еще. Мирские газеты вели массированную атаку на «пророка Пархема», выбивающего почву из-под «пророка Дауи». Сам Дауи публично выступил с критикой проповеди и действий Пархема. Новому Надзирателю Сиона Уилбуру Воливе не терпелось увидеть, как Пархем уезжает из города. Волива написал Пархему, спросив его, как долго он намерен оставаться в Сионе. Пархем ответил: Столько, сколько захочет Господь, чтобы я был здесь».
В октябре 1906 года Пархем почувствовал себя свободным от Сиона и поспешил в Лос-Анджелес, чтобы ответить на призыв Сеймура.

Тряски, шум и верчения: история в Лос-Анджелесе

Пархему сказали, что Сеймур отправился в Лос-Анджелес в смирённом духе. Техасцев, поехавших в Лос-Анджелес вместе с Сеймуром, весьма впечатлили его способности. Было ясно, что Бог делает чудесную работу в жизни Сеймура. Но было также ясно, что сатана пытается «разорвать ее на куски». Поскольку Сеймур был студентом школы Пархема, Пархем чувствовал ответственность за то, что происходит.
Опыт Пархема на Азузе способствовал его более глубокому пониманию фанатизма. По словам Пархема, там происходило много подлинных переживаний принятия крещения, но там также было много ложных проявлений. Пархем провел два или три служения на Азузе, но не смог убедить Сеймура изменить свои методы. Двери в миссию были для него закрыты, и Пархем не мог туда вернуться. Но Пархем не уехал из Лос-Анджелеса, а арендовал большое здание и стал проводить большие служения по избавлению от злых духов для людей, которые прежде посещали служения Сеймура.
Произошедшее с Сеймуром Пархем считал примером духовной гордости. Он написал об этом в своем бюллетене, отметив, что фанатизм всегда производит дух неспособности учиться в тех, кем он овладевает. Он объяснял, что находящиеся под влиянием этих ложных духов:
«…превозносят себя, думая, что у них больше опыта, чем у кого-либо еще, и что они не нуждаются в учебе или совете… отдаляясь от тех, кто может помочь».
Свое «заявление» в бюллетене он закончил словами:
«…хотя начали проявляться многие формы фанатизма, я верю, что каждое истинное дитя Божье выйдет из этого тумана и тени еще более сильным и лучше вооруженным против крайностей, которые могут предстать в любое время на собраниях такого рода».

Кусок ветчины

Пархем вернулся в Сион из Лос-Анджелеса в декабре 1906 года. Не имея возможности снять здание, он разбил большую палатку на пустыре. Палаточные служения Пархема собирали до двух тысяч человек. В канун Нового года он проповедовал два часа о крещении Святым Духом и привел слушателей в такое состояние воодушевления, что несколько человек подошли к Пархему с идеей создать «движение» и большую церковь.

Но Пархем не согласился. Он сказал этим людям, что приехал в Сион не ради личных достижений, а для того, чтобы принести мир Божий и вывести город из угнетенного состояния. Пархем считал, что в Америке достаточно церквей, и сказал, что Сиону нужна, прежде всего, большая духовность в уже существующих церквах. Пархем полагал, что если его послание имеет ценность, то люди поддержат его и без организации. Он опасался, что группы, объединяющиеся вокруг истины о «крещении Святьм Духом», в конечном счете, могут начать преследовать мирские, светские цели.
Рассмотрев эти вопросы, Пархем официально отказался от роли «учредителя» Движения апостольской веры. В других штатах, где были созданы такие движения, уже возникли многочисленные разногласия между лидерами. В своем бюллетене он писал:
«Чтобы они [догматы апостольской веры] получили всеобщее признание, я просто занимаю свое место среди других братьев для продвижения Евангелия Царства как свидетельства всем народам».
Из-за такой позиции Пархема в Сионе у него появилось много новых врагов, и когда его служения закончились, он один поехал проповедовать в Канаду и Новую Англию.
Его семья осталась в Сионе и подверглась настоящей травле. Детей Пархема каждый день оскорбляли в школе, В городе была запрещена свинина, поэтому Пархемов стали называть «куском ветчины», и дети часто приходили из школы домой в слезах.
Игра слов. По-английски кусок ветчины звучит как «парт хек» — Прим. перев.
Семья Пархема полагала, что в основном их преследуют за то, что они отказались организовывать движение. Позже Чарлз написал:
«Своим отношением ко всем этим истинам я отличаюсь от Сиона в той же только мере, как люди в Сионе отличаются друг от друга».
Затем однажды миссис Пархем получила письмо от гражданина Сиона с невообразимыми обвинениями в адрес ее мужа. Она отвергла это письмо как ложь, но травля становилась настолько сильной, что она решила увезти своих детей обратно в Канзас.

Огонь из ада: скандал

Здесь мы подходим к наиболее неприятному моменту в жизни Пархема. Ясно, что у Пархема было много врагов в крупнейших христианских организациях. Но основным его антагонистом был Уилбур Волива, Генеральный Надзиратель в Сионе. После публичного отказа Пархема стать «учредителем» Движения апостольской веры в пятидесятнических кругах начали циркулировать слухи, что Пархем арестован за сексуальную аморальность. Газета «Ваукеган дейли сан» писала, что:
«на внезапный отъезд Пархема из Сиона повлиял некий «неизвестный человек, называющий себя детективом, готовый арестовать его на основании каких-то невыясненных обвинений». Позже газета призналась, что статья основывалась на слухах и что полицейское управление Сиона ничего не знает об этом инциденте. Но вред был уже нанесен.
Летом 1907 года, когда Пархем проповедовал в бывшей Сионской миссии, расположенной в Сан-Антонио, в «Сан-Антонио лайт» появилась статья, ставшая известной по всей стране. Ее заголовок гласил: «Арестован евангелист Ч.Ф. Пархем, выдающийся служитель взят под арест».
Статья рассказывала, что Пархем обвиняется в гомосексуализме, что является преступлением по закону штата Техас. Что он был арестован вместе со своим предполагаемым партнером Д.Д. Джорданом и что они выпущены под залог в тысячу долларов.
Пархем немедленно и гневно отреагировал. Он нанял адвоката Дэвиса и объявил, что все это «происки» его старого врага Уилбура Воливы. Пархем был уверен, что Волива пришел в ярость, что он проповедовал в церкви города Сиона. Она когда-то принадлежала Сиону, но отошла от него и присоединилась к Движению апостольской веры.
Пархем поклялся, что защитит свое имя, и с негодованием отказался оставить город. Миссис Пархем, которая и раньше знала о слухах из полученного письма, уехала из Канзаса в Сан-Антонио. Дело так и не дошло до суда, и имя Пархема исчезло из заголовков мирских газет столь же быстро, как и появилось. Никакого формального обвинительного акта не было предъявлено, и в суде округа Бексар не найдено записи об этом инциденте.
Но религиозные газеты по отношении к Пархему были настроены не так благодушно, как мирские. В этой прессе было даже больше деталей о «его похождениях». Двумя газетами, которые особенно много позволяли себе, были «Горящий куст» и «Сион геральд» (официальная газета церкви Уилбура Воливы в Сионе). Эти газеты утверждали, что они просто цитируют «Сан-Антонио лайт» — показания очевидца о якобы совершенном Пархемом правонарушении и написанное им признание. Но после проведенного расследования выяснилось, что статьи, «процитированные» в «Геральде» и «Кусте», в газете Сан-Антонио никогда не публиковались. Оказалось также, что скандал получил огласку лишь в некоторых областях, и источник его прослеживался до «Сион геральд». Распространенный по всей стране слух основывался на недоразумении.
Без сомнения, Волива извлекал из скандала все, что мог, «не оставляя ни одного камня неперевернутым». Хотя никто не мог прямо указать на Воливу как на подстрекателя обвинений, было известно, что он нередко занимался распространением слухов, направленных против его главных конкурентов. Кроме Пархема, Волива предпринимал немало атак против своих помощников в Сионе, называя их «прелюбодеями» и «аморальными личностями». Помощники Пархема попытались было начать юридическую процедуру в отношении «клеветы» с помощью почтового ведомства США, но оно отказалось участвовать в этом деле.
Миссис Пархем чувствовала, что у их врагов должна быть большая вера в убеждения Пархема, ведь если бы такого рода нападкам подвергся мирской человек, суд последовал бы непременно. Но Пархем никогда не обсуждал инцидент на публике. Он оставил это дело на усмотрение своих последователей, полагая, что те, кто был верен, никогда не поверят этим обвинениям. На свое сорокалетие Пархем написал:
«Я думаю, наибольшая скорбь в моей жизни — это мысль, что мои враги в поисках моей погибели губят и разбивают так много драгоценных душ».
Но скорбь и разрушение не имеют никакого значения для тех, кто противостоит служению Божьему. Когда Пархем вернулся проповедовать в Сион через девять лет, последователи Воливы изготовили плакаты и листовки с подписанным признанием виновности в гомосексуальном преступлении.

Жизнь в долгожданной мечте

В годы, последовавшие за этим скандалом, Пархем продолжал евангелизировать по всей стране. Многие говорили, что его проповеди были критичными по отношению к пятидесятническому христианству, другие говорили, что он так и не смог оправиться от обвинений Воливы. В 1913 году в Вичите его встретила банда, вооруженная дубинами и вилами. Но друзья спасли Пархема, отправив его по Другой дороге, и служения продолжались, как было запланировано. Сотни покаялись в Вичите и многие исцелились.
Хотя Пархему причиняли боль те, кого он считал друзьями, он никогда не отворачивался от тех городов, в которые его вел Господь. Он даже вернулся в Лос-Анджелес и провел огромнейшее собрание, на котором тысячи были обращены, крещены Святым Духом, исцелены и освобождены. Зимой 1924 года Пархем провел служения в Орегоне и Вашингтоне. На одном из этих служений обрел спасение Гордон Линдсей. Линдсей пошел дальше, чтобы совершить великое дело для Господа, основав международный Библейский колледж, Христос для всех народов, расположенный в Далласе, Техас.
В конце концов в 1927 году мечта жизни Пархема исполнилась. Друзья собрали ему деньги, и он смог посетить Иерусалим. Путешествие было великой радостью для Пархема. С каким волнением он шел по Галилее, Самарии и Назарету. Именно здесь Пархем встретил свое любимое место Писания, Псалом 22. В Палестине реальность Пастыря и Его овец ожила для Пархема, принеся ему великий мир и утешение. Когда в 1928 году он вернулся в нью-йоркскую гавань, он нес с собой диапозитивы земли, которую так любил. С этого времени на своих служениях Пархем показывал эти диапозитивы, которые он называл «Псалом 22».

Мир как река

В августе 1928 года Пархем почувствовал усталость и утомление. Он сказал друзьям, что его работа подходит к концу. Одному из них он написал:
«В эти дни я живу на пороге Земли Славы, и все это настолько реально по другую сторону занавеса, что я чувствую могучее искушение пересечь границу».
Проведя Рождество в 1929 году со своей семьей, Пархем решил поехать проповедовать и показать диапозитивы Святой Земли в Темпле, Техас. Семья волновалась из-за его отъезда, потому что здоровье у него ухудшилось, но Пархем был тверд в своем решении. Через несколько дней семье написали, что Пархем на собрании упал в обморок, показывая диапозитивы Святой Земли. Говорили также, что затем он снова пришел в сознание и сказал, что желает продолжить показ диапозитивов.
Семья Пархема отправилась в Темпл, чтобы справиться о его состоянии. Когда они прибыли, было принято решение отменить собрания и привести Чарлза домой в Канзас на поезде. У Пархема настолько ослабло сердце, что он с трудом мог говорить. Он ждал возвращения своего сына Уилфреда со служения в Калифорнии. Ожидая его, Пархем отказался от всех лекарств, сказав, что не может «отказаться от своих убеждений». Он попросил только молитву.
Младший сын Роберт оставил работу в магазине и проводил время в молитве и посте в доме, где лежал его отец. Через несколько дней он подошел к постели отца и сказал ему, что он также «отдает свою жизнь призыву к служению». Тронутый тем, что двое его сыновей посвятят себя делу Евангелия, Пархем собрался с силами и сказал:
«Я не смогу похвалиться ни одним добрым делом, которое я сделал, когда я встречу моего Учителя лицом к лицу, но я могу сказать, что я был верен тому посланию, которое Он дал мне, и жил чистой, святой жизнью».
Сара сказала, что она никогда не забудет лица своего возлюбленного, на котором читалось «по той радости и взгляду мирного удовлетворения, что его молитва в течение многих лет получила ответ».
В последний его день на земле услышали, как Чарлз Фокс Пархем процитировал: «Мир как река. Вот о чем я думал весь день». Ночью он спел часть песни: «Сила в крови», затем попросил семью закончить вместо него эту песню. Когда они закончили, он попросил их: Спойте еще раз.

На следующий день, 29 января 1929 года, в возрасте пятидесяти шести лет Чарлз Ф. Пархем ушел к Господу.
На его похороны пришло более двух тысяч пятисот человек, они подходили к могиле, когда падал снег. Сцену заняли хор из пятидесяти человек и служители из разных концов страны. Пожертвования полились со всей страны, дав семье возможность приобрести гранитную кафедру в качестве памятника на могиле. На памятнике было выгравировано:
«Иоанна 15:13», последнее место Писания, которое прочитал Пархем, проводя свое служение на земле. «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих».

Истинно верный

До его смерти благодаря служению Пархема прямо или косвенно обратились более двух миллионов человек. На его собраниях нередко бывало свыше семи тысяч человек. И хотя некоторые говорили на языках задолго до Топеки в Канзасе, именно Пархем был первопроходцем истины говорения на языках как признака крещения Святым Духом.

Его жизнь является примером суровой реальности гонений и конфликтов, которые сопровождают Божьих проповедников пробуждения. Хотя его пытались погубить, эти люди не могли коснуться того столпа силы, который был построен внутри его духа. Он никогда не отступал от своего призвания из-за клеветы, которая поднималась против него. И когда он оставил землю, он сделал это потому, что он желал этого. Хотя некоторые не принимают служение Пархема из-за его поддержки куклукс-клана, многие помнят Пархема за его жертвенную любовь и, прежде всего, за его верность. Величайший призыв Божий состоит в том, чтобы мы оставались верными Его плану. И Чарлз Фокс Пархем не мог жить по другому плану, нежели тот, который ему предписал Господь. Верность всегда преодолевает конфликты, которые приходят, чтобы бросить ей вызов.
Бог призвал нас к сфере служения. Стоим ли мы перед толпами людей или перед членами нашей семьи, мы, как Чарлз Пархем, должны показывать нашу верность, Но в нашем «нетерпеливом» и «хорошо себя чувствующем» поколении с верностью вроде бы особенно не считаются. Тем не менее, не имеет значения, о каком поколении мы говорим, Божье Слово остается тем же. 1 Кор. 4:2 утверждает, что верность — это требование для верующих. Вера в Слово Божье и доверие, что Он исполнит Свое обещание для вас, независимо от жизненных ситуаций, производят верность. Как чудесно было бы услышать слова Господа: «Хорошо сделано, Мой добрый и верный раб!» А не такие Его слова: «Ну и…?»
Я бросаю вам сегодня вызов дать отчет в своей жизни, посчитать цену и проанализировать, где вы находитесь в области верности. Я бросаю вам вызов проанализировать, во что вы верите и против чего вы стоите, и затем держаться истинных убеждений.
Демонстрируйте «острое лезвие» истины народам Земли и никогда не позволяйте себе находиться среди гонителей, хулителей или завистников. Каково бы ни было ваше призвание в жизни, всегда стойте твердо на Божьей стороне. Будьте верны.

Книга — Божьи генералы. Глава 3 – Эван Робертс

Книга — Божьи генералы. Глава 2 — Мария Вудворт-Эттер

Книга – Божьи генералы. Глава 1 – Джон Александр Дауи

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s