Книга — Божьи генералы. Глава 5 — Уильям. Дж. Сеймур

3012250123Уильям. Дж. Сеймур

Катализатор Пятидесятницы

Посмотрев на меня через свои очки в золотой оправе, она сказала: «Преподобный, я верю в крещение Духом Святым и огнем… но мне не нравится этот шум и крик». «Сестра, вы такая же, как и я, — ответил я. — Есть много проявлений среди Божьих людей, которые мне самому не нравятся, но я знаю точно, что когда Дух Господень сходит на меня, мне нравится это». Ее маленький рот открылся в мягком несогласии, но я продолжал: «…Теперь, моя маленькая сестра, если вы хотите пройти в молитвенную комнату и помолиться, чтобы получить крещение Духом Святым, пожалуйста, пройдите вперед. И когда это случится, не кричите, пока не сочтете это нужным. Будьте сама собой».

Она решительно кивнула: Да, конечно, я согласна.

..Я был занят в офисе, находящемся где-то в семидесяти пяти футах от молитвенной комнаты, и вскоре забыл о том, что она была там. Внезапно… я услышал пронзительный крик. Я рванулся, открыл дверь, чтобы посмотреть, кто там, и увидел эту маленькую женщину, вылетевшую из молитвенной комнаты, как ядро из пушки. Она начала прыгать, танцевать и кричать в Господе. Это было нечто — увидеть эту сдержанную, изящную леди с очками в золотой оправе, танцующей и раскачивающейся, взывающей и поющей попеременно на языках и на английском. Я подошел к ней и, внутренне улыбаясь, прокомментировал: «Сестра, то, что вы делаете, не нравится мне». Она сделала не особо приличный прыжок в воздух и воскликнула: «Может быть, и нет, но мне это точно нравится!».

Будучи катализатором «пятидесятнического движения» в XX веке, Уильям Дж. Сеймур превратил маленькую конюшню Лос-Анджелеса на Азуза-стрит в международный центр пробуждения. Поскольку крещение Духом Святым со знамением говорения на языках было основной частью проводимых там служений, Сеймур стал лидером первого организованного движения, которое распространяло этот опыт. На Азузе черные, белые, латиноамериканцы и европейцы встречались и поклонялись вместе, переходя ранее непреодолимые культурные барьеры. Хотя успех пробуждения длился недолго, мы все еще наслаждаемся его плодами. Сегодня Азуза остается привычным словом среди чад Божьих. С миссией на Азуза-стрит связывали невероятные истории. Эти пятидесятнические пионеры обращали мало внимания на время и часто молились всю ночь за чье-то освобождение. Они верили Слову Божьему и ждали его проявлений. В любой возникавшей ситуации искатели провозглашали авторитет Слова. Если насекомые уничтожали чьи-то посевы, они шли на поле и провозглашали Слово Божье над посевом и насекомыми! Во всех случаях насекомые оставались там, где им говорилось, и не пересекали границу поля. Даже если они уничтожали посевы соседа, они не приближались к полю верующего ближе, чем на двадцать ярдов.

Согласно другой истории большая группа пожарных примчалась к зданию миссии на Азуза- стрит во время служения, неся пожарные брандспойты, чтобы потушить огонь. Но они его не обнаружили! Соседи по улице рядом с миссией увидели свет и подумали, что здание объято пламенем. Они позвонили в пожарную службу. Однако то, что они на самом деле видели, было славой Божьей.

Тигровый глаз

Сентервиль, штат Луизиана — южный городок всего в нескольких милях от Мексиканского залива. Здесь 2 мая 1870 года у Симона и Филлис Сеймур родился сын. Они только несколько лет назад были освобождены от рабства, и Уильям появился в мире в момент разгула расистской жестокости. Свирепствовал ку-клукс-клан. Был принят закон Джима Кроу, лишавший черных всех социальных прав.

Сегрегация проявлялась даже в церкви. Освобожденные от рабства родители Сеймура продолжали работать на плантации. Когда Сеймур подрос, он последовал по их стопам. Не имея формального образования, он, как и многие другие, учился в основном через чтение Библии. Сеймур нашел себя в Иисусе Христе, поверив, что Господь является единственным освободителем человечества. Он был чувствительным, пылким юношей и жаждал познать истину Божьего Слова. Рассказывают, что он пережил божественное видение и с раннего возраста стал ожидать возвращения Иисуса Христа.

В возрасте двадцати пяти лет Сеймур наконец прорвался через психологический барьер своего комплекса неполноценности. Затем он совершил поступок, на который были способны немногие черные — покинул дом в южной Луизиане и отправился на север в Индианаполис, штат Индиана.

Согласно переписи населения США 1900 года лишь 10 процентов негров когда-либо покидали Юг. Но Сеймур проявил решительность и уехал. Он решил, что человеческие оковы никогда не смогут его удержать.

Святые и оспа

В отличие от сельского Юга, Индианаполис был процветающим городом, предлагавшим множество возможностей. Но для черного населения многие двери еще оставались закрытыми, и Сеймур смог найти место только официанта в гостинице. Вскоре после приезда Сеймур присоединился к методисткой епископальной церкви Симпсона. Эта ветвь северных методистов имела распространение среди всех слоев населения, что понравилось Сеймуру.

Пример этой церкви помог Сеймуру укрепиться в своих убеждениях. Для него стало еще более очевидным, что в искуплении Иисуса Христа не было классов и рас. Но вскоре в Индианаполисе расистские тенденции ужесточились. Поэтому Сеймур переехал в Цинциннати, штат Огайо. Там он продолжал посещать методистскую церковь, но вскоре заметил, что ее позиция тоже становится более жесткой.

Он был последователем Джона Уэсли. Уэсли верил в сильную молитву, святость, божественное исцеление, а также в то, что в Иисусе Христе не должно быть дискриминации. Но методисты, казалось, отошли от своих первоначальных корней. В поисках церкви Сеймур остановился на Святых вечернего света, которые позже стали известны как Реформаторское Движение Церкви Бога. Группа не использовала музыкальных инструментов. Они не носили колец и не пользовались косметикой. Они не танцевали и не играли в карты. Хотя это выглядело как религия запретов, группа была Своим призванием очень счастливой. Они находили радость в своей вере в трудные времена, как и в добрые. Сеймур был тепло принят этими Святыми. Именно у них он получил призыв к служению. Сеймур боролся со своим призванием и боялся ответить на него.

Как раз в это время он заболел оспой, которая обычно в те времена заканчивалась смертельным исходом. Он выжил после трех недель ужасных страданий, но остался слеп на левый глаз, а лицо его покрылось рубцами. Сеймур чувствовал, что получил эту болезнь из-за того, что отказывался от призвания Божьего. Поэтому он, не раздумывая более, подчинился Божьему плану и был рукоположен на служение Святыми вечернего света. Вскоре он стал путешествовать как странствующий евангелист на свои собственные средства. В те дни немногие служители просили пожертвования. И Сеймур, как многие из его круга, верил в то, что Бог — его Обеспечитель. Он верил, что если Бог призвал его, то Бог и поддержит его.

azusa-man-cropped

Говорение на языках… Сегодня?

Сеймур оставил Цинциннати и поехал в Техас, проповедуя Евангелие на своем пути. Прибыв в Хьюстон, он нашел там свою семью. Поэтому он решил сделать Хьюстон базой своего служения. В сентябре 1905 года евангелист Чарлз Ф. Пархем проводил собрания в Брин Холле, пригороде Хьюстона. Каждый вечер, когда дорожное движение ослабевало, Пархем и его помощники ходили по городу в одеждах из Святой Земли, неся свое знамя «Движения апостольской веры». Газеты хорошо отзывались о служениях Пархема, нередко предваряя статьи о них крупными заголовками. Хьюстон был городом со смешанным населением, поэтому на собраниях Пархема присутствовали представители разных рас. Друг Сеймура миссис Люси Фарроу регулярно посещала служения Пархема и познакомилась с семьей проповедника пробуждения. Пархем предложил ей стать гувернанткой в его семье с условием, что она поедет с ними в Канзас, где они жили. Фарроу была пастором маленькой церкви Святости, но ее любовь к семье Пархема и духовный голод побудили ее поехать. Приняв предложение Пархема, она попросила Сеймура стать пастором церкви на время ее отсутствия. Он согласился принять церковь на два месяца до ее возвращения с семьей Пархема. Вернувшись в Хьюстон, миссис Фарроу рассказала Сеймуру о своих чудесных духовных переживаниях в доме Пархема — включая опыт говорения на языках.

Ее опыт заинтересовал Сеймура, но он сомневался в этом учении. В конечном итоге он принял его, хотя сам некоторое время на языках не говорил. Святые вечернего света не одобряли новую теологию Сеймура. Поэтому он оставил эту группу, хотя еще сам не говорил на языках. Затем Чарлз Пархем объявил об открытии в декабре своей Библейской школы в Хьюстоне, и миссис Фарроу настаивала, чтобы Сеймур посещал ее. Тронутый ее заботой и под влиянием своего растущего интереса, Сеймур поступил в школу. Школа Пархема в Хьюстоне была похожа на ту, которая была в Топеке, штат Канзас. Это был дом типа общежития, где студенты и их инструкторы проводили дни и ночи вместе, молясь и изучая Слово в неформальной обстановке. От студентов не требовалась плата, но они должны были полагаться на Бога в отношении обеспечения своих нужд. Учитывая нравы и обстановку того времени, сомнительно, что Сеймур мог оставаться там на ночь. Пархем был тронут жаждой Сеймура по Слову. Но думаю, что Сеймур, хотя и очень хорошо принятый Пархемом, все же был студентом только дневного времени. Сеймур принял не все положения, которые проповедовал Пархем, но он принял истину, которую Пархем учил о Пятидесятнице. Вскоре он развил свою собственную теологию.

В начале

По окончании учебы в школе Пархема начались события, которые привели Сеймура в Лос- Анджелес. В начале 1906 года Сеймур стал строить планы о том, как создать новую пятидесятническую церковь, в которой он мог бы проповедовать свое новое учение. Затем он неожиданно получил письмо от мисс Пили Терри. Терри, гостившая у родственников в Хьюстоне, посещала церковь, где Сеймур в качестве пастора замещал Люси Фарроу. Вернувшись в Калифорнию, Терри не забыла спокойное и уверенное служение Сеймура. В своем письме мисс Терри просила Сеймура приехать в Лос-Анджелес и принять пасторство церкви, которая откололась от Назаретской церкви. Веря, что письмо — это перст судьбы, Сеймур в конце января упаковал вещи и поехал в Калифорнию. Позже он написал: «Это божественное призвание привело меня из Хьюстона, Техас, в Лос-Анджелес. Господь вложил в сердце одной святой в Лос-Анджелесе побуждение написать мне, что она чувствует, как Господь хочет, чтобы я находился там, и я чувствовал, что это водительство Господа. Господь обеспечил все необходимые средства, и я приехал, чтобы руководить миссией на улице Санта- Фе».

032_early_ldrs_azusaДуховное состояние города

Духовный голод в Лос-Анджелесе был заразительным. Там было глубокое желание и жажда, чтобы что-то произошло. Там были признаки духовного пробуждения даже до прибытия Сеймура. На повороте столетия евангелисты распространили огонь Божий по всей Южной Калифорнии, и многие группы людей молились и свидетельствовали в городе, переходя от двери к двери. Фактически весь город стоял на грани великих духовных событий, и многие общины ЛосАнджелеса ревностно искали Бога. В 1906 году Лос-Анджелес являл собой миниатюрную картину мира. Расовая дискриминация была редкостью — город наводнили представители самых разных культур, от китайцев до латиноамериканцев. Первая баптистская церковь в Лос-Анджелесе ожидала возвращения своего пастора, преподобного Джосефа Смэйла, Он на три недели уехал в Уэльс, чтобы послушать проповеди великого Уэльского евангелиста Эвана Робертса. Смэйл был полон огнем Божьим и надеялся после посещения Уэльса принести такое же пробуждение в Лос-Анджелес. Другой евангелист и журналист Фрэнк Бартлмен разделял похожее видение и соединился со своей церковью в молитве. Бартлмен писал Робертсу и просил у него советов по проведению пробуждения. Один из ответов от Эвана заканчивался таким образом: «Я молюсь, чтобы Бог услышал твою молитву, сохранил твою веру сильной и спас Калифорнию». Бартлмен говорил, что от этого письма он получил дар веры для грядущего пробуждения. И он верил также, что молитвы из Уэльса имели большое значение для Божьего излияния Духа на Калифорнию, говоря позже, что «сегодняшнее пробуждение по всему миру выросло в колыбели маленького Уэльса», В Лос-Анджелесе была небольшая группа чернокожих, которая жаждала Бога и объединилась для поклонения. Лидером этой маленькой группы была сестра Юлия Хатчинсон. Ее учение об освящении шло вразрез с доктриной ее церкви. Вследствие этого пастор исключил из церкви семьи, которые были связаны с ней, именно они в конечном итоге образовали группу, пастором которой стал Сеймур. Группа не упала духом. Она стала собираться в доме Ричарда Эсбери, а затем настолько разрослась, что пришлось арендовать небольшой зал на улице Санта-Фе. Вместе с ростом пришло и желание сменить лидера. Группа чувствовала, что ей больше подходил бы какой-нибудь нездешний человек, что он пользовался бы среди них большим уважением, Мисс Терри, кузина Эсбери, полагала, что для этого есть только один человек. Помолившись, они все согласились послать приглашение Сеймуру.

Проповедь послания

Когда Сеймур прибыл в Лос-Анджелес, там уже чувствовалась атмосфера пробуждения. Это подтверждало в нем осознание его предназначения. На первую проповедь Сеймура собралась большая группа, и он мощно провозгласил послание о божественном исцелении и скором возвращении Христа. Затем он перешел к говорению на языках, описанному в Деяниях 2:4. Он учил, что человек не крещен Духом Святым до тех пор, пока он не говорит на языках, И он признал, что сам еще не получил этого проявления. Тем не менее, он провозглашал это как Слово Божье. Сеймура встретили неоднозначно. Одни приняли его благожелательно, другие категорически отвергли. Семья Ли пригласила его к себе домой на воскресный обед. Когда они вместе с ним вернулись вечером в миссию, то обнаружили, что сестра Хатчинсон заперла дверь на замок. Она была в ярости и сказала, что не допустит проповедь такого крайнего учения в миссии на Санта-Фе. Сеймура не пустили даже в спальню миссии. Сеймур остался почти без денег и без ночлега. Поэтому Ли были вынуждены пригласить его к себе, хотя и относились к нему довольно сдержанно. Находясь у Ли, Сеймур заперся в своей комнате в молитве и посте. Спустя несколько дней он пригласил Ли помолиться вместе с ним. Они приняли его приглашение, и с этого момента их отношение к нему изменилось. Вскоре члены миссии услышали о молитвенных собраниях в доме семьи Ли. Они начали собираться у них, и Сеймур стал известен как человек молитвы. Вскоре сестра Хатчинсон узнала, что члены ее группы присоединяются к Сеймуру. Она решила организовать встречу между Сеймуром и духовенством движения Святости, чтобы разобраться в сути ошибки. Сеймур предстал перед большим собранием проповедников Святости, как перед судом инквизиции, но он твердо держался за Слово. Он снова процитировал Деяния 2:4 и заявил, что если проповедники Святости не пережили то, что произошло в горнице, то они не крещены Святым Духом. По словам Сеймура, трудности у них со Словом, а не с ним. Служитель, который тогда выступал против Сеймура, позже писал: «Все нападки были только с нашей стороны. Я никогда не встречал человека, который бы так хорошо контролировал свой дух. Его не смущали и не выводили из равновесия никакие обвинения. Он сидел перед сонмом судей и улыбался, в конце концов мы сами были осуждены своими делами».

Норт-Бонни-Брей-стрит 214

Умиротворяющее служение Уильяма Сеймура было замечено всеми. После расследования семья Эсбери попросила его переехать к ним в дом на Норт-Бонни-Брей-стрит и начать проводить там регулярные собрания. Сеймур принял предложение, и с конца февраля 1906 года небольшая группа начала собираться там. На собраниях они часами молились и искали крещения Святым Духом, Когда собрания стали расти, Сеймур попросил помощи своей давней подруги Люси Фарроу. Он объяснил группе, что у Фарроу необычайная способность представлять крещение Святым Духом, поэтому собрали деньги, чтобы она смогла приехать из Хьюстона. Когда сестра Фарроу приехала, Сеймур объявил о десятидневном посте для получения божественного благословения крещения Святым Духом. Группа постилась и молилась два дня. Затем в понедельник мистер Ли позвал Сеймура и попросил его помолиться за исцеление. Сеймур помазал Ли маслом, помолился за него, и Ли был исцелен. Затем Ли попросил Сеймура возложить на него руки и помолиться о крещении Святым Духом. Сеймур возложил руки, и Ли громко заговорил на языках! Они ликовали до конца дня, а затем вместе пошли на вечернее молитвенное собрание. Когда они прибыли в дом Эсбери на Бонни-Брей-стрит, все комнаты были забиты людьми. Многие уже молились. Сеймур стал руководить собранием и повел его с пением, свидетельствами и в молитве. Затем он рассказал историю об исцелении Ли и о том, как он исполнился Святым Духом, Как только Сеймур закончил, Ли поднял руки и стал говорить на иных языках. Вся группа упала на колени в поклонении Богу и воззвала о крещении. Затем шесть или семь человек возвысили голос и стали говорить на иных языках. Дженни Эванс Мур, которая позже вышла замуж за Сеймура, упала на колени у фортепьяно и одной из первых заговорила на языках. Одни выбежали на крыльцо, пророчествуя и проповедуя. Другие, все еще говоря на языках, побежали по улицам, чтобы их услышали все соседи. Маленькая дочь Эсбери прибежала в комнату, чтобы посмотреть, что там случилось, и увидела только, как ее брат выбегает на улицу. Дженни Эванс Мур вернулась к фортепьяно и стала петь своим прекрасным голосом — на шести языках — и все с истолкованием. Собрание длилось до 10 часов вечера, когда все ушли в великой радости и благодарении». Три дня они праздновали то, что называли «восстановление ранней Пятидесятницы». Новость распространилась быстро, толпы людей заполнили двор Эсбери и окружили их дом. На Норт- Бонни-Брей-стрит начали появляться группы людей различных национальностей. Некоторые стояли снаружи у окон, надеясь услышать кого-нибудь, кто молится на языках. Временами они слышали громкий шум. Иногда стояла полная тишина. Многие «падали под силой» и лежали на полу — некоторые по три или четыре часа. Происходили и необычные исцеления, Один человек сказал: «Шум великого излияния Духа привлек меня. Всю свою жизнь я был просто «ходячей аптекой», у меня были слабые легкие и рак. Они посмотрели на меня и сказали: «Дитя, Бог исцелит тебя». В те дни великого излияния, когда они говорили, что Бог исцелит, люди действительно исцелялись. Вот уже тридцать три года я больше не хожу к врачам и, слава Богу, не притрагиваюсь ни к одному лекарству. Господь спас меня, крестил меня Святым Духом, исцелил меня и послал меня вперед в радости. Когда Сеймур обращался к людям из этого дома, говорили, что «крыльцо дома Эсбери превращается в кафедру, а улица в церковные скамейки». В конце концов крыльцо рухнуло под тяжестью толпы, но было быстро восстановлено, чтобы служения могли продолжаться. На третий вечер этих собраний Сеймур наконец сам пережил встречу с Духом Святым. Это произошло поздно ночью 12 апреля 1906 года, когда многие уже ушли с собрания. Сеймур исполнился Духом и стал говорить на иных языках. Он стоял на коленях рядом с человеком, который помогал ему молиться, чтобы пережить прорыв. Долгожданный дар Святого Духа в конце концов пришел к человеку, проповедь которого принесла Его свободу столь многим.

Азуза-стрит 312

Все знали, что нужно как можно скорее найти другое место для собраний. Дом Эсбери больше не мог вмещать эти толпы. Поэтому 14 апреля 1906 Сеймур и его старейшины отправились на поиски более подходящего места. Они осматривали близлежащие улицы, пока не наткнулись на тупик длиной около полумили. Именно здесь, в этом индустриальном районе Лос-Анджелеса Сеймур нашел здание, которое когда-то было методистской церковью, а затем перестроено для других целей. Оно было разделено на две половины — верхняя часть превращена в квартиры. Но пожар разрушил этаж, и крышу, сделанную в виде купола, выровняли и покрыли смолой.

Когда Сеймур приобрел здание, верхний этаж использовался как склад. На нижнем этаже располагалась конюшня, Окна были выбиты, с потолка свисали голые электрические лампочки. Сеймуру предложили здание за восемь долларов в месяц. Когда об этом стало известно, люди пришли отовсюду, чтобы помочь восстановить здание. Остербург, пастор местной церкви Полного Евангелия, заплатил нескольким рабочим, чтобы они привели здание в порядок. Добровольцы подмели полы и выбелили стены, Макнейл, ревностный католик и владелец самой большой компании пиломатериалов в Лос-Анджелесе, пожертвовал доски. Пол посыпали опилками, прибили деревянные скамейки. Кафедру для Сеймура сколотили из двух пустых ящиков. И вот в этой простой, непритязательной обстановке новые арендаторы дома 312 на Азуза-стрит начали готовиться к международному пробуждению.

Начальная стадия

18 апреля 1906 года — день в истории США, отмеченный сильнейшим землетрясением в Сан- Франциско. На следующий день чуть более слабый толчок был зарегистрирован в Лос-Анджелесе. Многих это испугало и заставило покаяться в своих грехах. Сотни из них устремились на Азузу, чтобы услышать евангельское послание и пережить крещение Святым Духом с говорением на иных языках. Даже очень богатые люди пришли в этот бедный район, чтобы услышать о Божьей силе. Места на Азуза-стрит были расположены очень своеобразно. Поскольку там не было сцены, Сеймур сидел на том же уровне, что и собрание. Скамейки располагались так, что участники собрания сидели лицом к лицу. Служения были спонтанными, никто никогда не знал, что произойдет или кто будет говорить. В начале на Азузе вся музыка исполнялась экспромтом, без использования музыкальных инструментов или сборников гимнов. Собрания начинались с того, что кто-то пел песню или давал свидетельство. Поскольку не было программы, кто-то в конце концов вставал с помазанием донесения послания. Это мог быть человек любой национальности, любого возраста или пола. И каждый чувствовал, что призыв к алтарю, который мог произойти в любой момент служения, исходит от Бога. Проповеди на Азуза-стрит проводились на английском или на языках с истолкованием. Иногда служение продолжалось в течение десяти или двенадцати часов, Иногда они продолжались по несколько дней и ночей. Многие говорили, что собрание никогда не уставало, поскольку люди заряжались Святым Духом. Многих можно было видеть после собраний, закончившихся в ранние утренние часы, собравшимися под уличными фонарями и разговаривавшими о Господе. Служения на Азуза-стрит были настолько помазанными, что когда кто-то вставал и начинал говорить с точки зрения умственного восприятия, исполненные Духом верующие прерывали его стенаниями и всхлипываниями. Это хорошо видно на примере женщины по имени мать Джонс. Человек встал и начал говорить явно без водительства Духом. Когда он встал и начал проповедовать, мать Джонс тихо подошла к кафедре и села у ее подножия, затем пристально посмотрела на этого парня холодным, неодобрительным взглядом, Наконец она сказала: «Разве ты не видишь, что ты не помазан проповедовать?» После этого случая мать Джонс быстро завоевала авторитет, который отвращал любого непомазанного проповедника от попыток встать за кафедру. Рассказывают, что ей было достаточно просто встать, и непомазанный проповедник убегал из-за кафедры. Вскоре собрания на Азуза-стрит начали посещать представители всех слоев общества. В своей книге «Азуза-стрит» Фрэнк Бартлмен писал:

«Одними двигало просто любопытство, но другие жаждали Бога. Внешние силы не мешали работе. Нам приходилось опасаться действий злых духов внутри. Приходили даже спиритисты, пытаясь оказать свое влияние. Приходили также всякого рода религиозные нытики и мошенники в поисках места для себя. Это всегда опасно во всяком новом деле. Они не могли найти места где-то еще. У многих это вызывало страх, который было трудно перебороть. Это сильно затрудняло работу Духа. Многие боялись искать Бога из страха, что дьявол может овладеть ими». Бартлмен также писал: «В самом начале на Азузе мы обнаружили, что когда мы пытались выровнять Ковчег, Господь перестал действовать. И мы не стали привлекать слишком сильно внимание людей к действию зла, — Последовал бы страх. Мы могли только молиться. Затем Бог дал победу. Через молитву мы могли полагаться на присутствие Божье среди нас. У лидеров был ограниченный опыт, и они сомневались, выстоит ли работа вообще перед лицом этих могущественных противников». Думаю, что это утверждение Бартлмена показывает одну из основных причин, почему Сеймур как лидер подвергался суровой критике. Бог искал готовый сосуд — и Он нашел его в Сеймуре. Бог не смотрит на тех, кто хвалится своим высоким положением или опытностью. Однако в духовном плане ограниченный опыт Сеймура мог оказаться причиной его трудностей. Я согласен, что лидеры должны мощно доносить истину, а не сосредоточиваться на объяснении лжи. Обольщение не может устоять перед властью, силой и мудростью молящегося, благочестивого лидера. Я рад, что они полагались на молитву. Молитва раскрывает вашу суть. Но Бог также дает Своим лидерам голос. Этот голос с силой Духа Святого показывает, как отделить ценное от фальши, которая тускнеет. Сильные благочестивые лидеры могут отличать золото от меди. Но несмотря на некоторое духовное смущение, Азуза действовала день и ночь, Все здание использовалось на полную мощь. Большое внимание уделялось крови Иисуса, вдохновляя всю группу следовать более высоким нормам жизни. Начала проявляться божественная любовь, не позволявшая говорить друг о друге плохие слова. Люди старались не огорчать Святого Духа. И богатые, и образованные, и бедные, и неграмотные сидели как один в опилках и на бочках, заменяющих скамейки.

Они наполняли улицы, падали, как деревья

Один человек на Азузе сказал: «Лучше прожить шесть месяцев такой жизнью, чем пятьдесят лет обычной. Я не раз останавливался за два квартала от места и молился о силе, прежде чем осмелиться идти дальше. Присутствие Господа так реально». Говорили, что силу Божью можно было чувствовать на Азузе даже снаружи здания. Множество людей можно было увидеть распростершимися на улицах, не доходя до миссии. Затем многие вставали, говоря на языках без какой-либо помощи тех, кто находился внутри. К лету толпы достигли потрясающих размеров и нередко исчислялись тысячами. Сцена стала международным собранием. Один из рассказов об этом звучит так: «Каждый день с поездов сходило огромное число приезжих со всего континента. Новости с собраний распространились по всей стране как мирской, так и рели гиозной прессой». Поначалу неопытность, возможно, и давала о себе знать, но тепeрь поддержать Сеймура приезжали закаленные ветераны служения. БольшинствО приходили из рядов движения Святости или были миссионерами, возвращавшимися из других стран. Результатом этого слияния с опытными людьми стало новое чудесное воин ство миссионеров, разъезжавшихся по всему миру. Многие вновь крещеные Святым Духом чувствовали призыв поехать в какую-то конкретную страну. Мужчины и женщины отправлялись в Скандинавию, Китай, Индию, Египет, Ирландию и другие страны. Даже сестра Хатчинсон, которая прежде закрыла перед Сеймуром дверь своей миссии, пришла на Азуза-стрит, приняла крещение Святым Духом и уехала в Африку. Оуэн Адамс из Калифорнии приехал в Канаду, где встретил Роберта Семпла, первого мужа Эми Семпл Макферсон. Когда Адамс встретил Семпла, он рассказал ему о чудесных событиях на Азузе и о своем опыте говорения на языках. Семпл затем воодушевленно рассказывал об этом своей невесте Эми перед отъездом в Китай, где Роберт Семпл умер. Но новость Адамса зажгла пламенное любопытство в сердце юной Эми. Вернувшись в Америку, она сделала Лос-Анджелес своей базой, откуда поднялось ее феноменальное служение. Крещение Святым Духом на Азузе вызывало большое возбуждение, но многие неправильно понимали основную цель говорения на иных языках. Многие полагали, что это всего лишь божественный язык для того народа, к которому они посылались. В это время казалось, что все любили Уильяма Сеймура. Когда двигался Дух, он обычно склонял голову в молитве над деревянным ящиком, стоявшим перед ним вместо кафедры. Он никогда не просил зарплаты, и часто видели, как он «идет через толпу с пяти- или десятидолларовой купюрой, торчащей из бокового кармана, которую люди незаметно подсовывали ему». Джон Лейк посетил собрания на Азуза-стрит. В своей книге «Приключения с Богом» он позже написал о Сеймуре: «У него был очень смешной словарный запас. Но я хочу вам сказать, там были доктора, юристы, профессора, слушавшие удивительнейшие вещи, исходившие из его уст. Не его слова сами по себе, а то, что он говорил из своего духа моему сердцу, показывало мне, что в его жизни Бога больше, чем в жизни любого другого человека, которого я встречал когда-либо до этого. Людей привлекал именно Бог в нем». Из других стран приезжали миссионеры, чтобы стать свидетелями духовного феномена в Лос- Анджелесе. Многие затем понесли пятидесятническое послание с Азуза-стрит по всему миру. Невозможно описать все чудеса, которые там происходили. Все члены миссии Азуза носили с собой бутылочки с елеем везде, куда бы ни пошли. Они ходили по всему Лос-Анджелесу и стучались в двери, чтобы свидетельствовать и молиться за больных. Они стояли на углах улиц, распевая гимны и проповедуя, одевали бедных и кормили голодных. Это было захватывающим и невероятным. В сентябре 1906 года по многочисленным просьбам Сеймур начал издавать газету под названием «Апостольская вера». За несколько месяцев список подписчиков достиг более чем двадцати тысяч. В течение следующего года он возрос более чем вдвое. В этой газете Сеймур заявил, что собирается восстановить «данную нам веру» проповедью, палаточными служениями, кампаниями пробуждений, созданием миссий и работой на улицах и в тюрьмах. В первом номере Сеймур писал: «…множества пришли. Для Бога не существует различия между национальностями». Через несколько месяцев он писал: «Собрания были временем плавки. Все были сплавлены вместе… составив один светильник, один хлеб, одно тело во Христе Иисусе. В миссии на Азузе нет ни иудея, ни язычника, раба или свободного. Ни один инструмент, который может быть использован Богом, не отвергнут из-за цвета кожи, одежды или недостатка образования. Вот почему Бог построил эту работу… Сладчайшая вещь — гармония любви». Безусловно, во времена такого расового разделения эти слова были революционными.

Начало заката

Следовало ожидать внешних гонений на Азузу, но они начались изнутри. Одним ранним осенним утром в миссию прибыли несколько членов, увидели слова «Миссия апостольской веры», написанные сверху здания, и стали обвинять миссию в том, что она становится просто очередной конфессией. Это было название движения прежнего наставника Сеймура, таким образом, миссия Азуза теперь воспринималась как одно из ответвлений служения Чарлза Пархема, и многие боялись, что миссия становится просто частью церквей и Библейских школ Пархема. Очевидец этого писал: «С этого времени начались беспокойства и разделения. Уже не было такого Духа свободы, как раньше. Дело превратилось в ещё одну конкурирующую партию и организацию, как и другие церкви или секты города… Церковь — это организм, а не человеческая организация». К этому времени центры Азуза были организованы также в Сиэтле и Портленде под началом женщины по имени Флоренс Кроуфорд. Штаб-квартира в Лос-Анжелесе пыталась вовлечь все точки пробуждения на Западном побережье в свою организацию, но потерпела неудачу. Таким образом, само пробуждение медленно затухало вплоть до окончательного поражения.

«Ожидание» и языки

У новообращенных было также неправильное понимание смысла «ожидания». Они просто часами ждали, когда придет Дух, и стали проявлять нетерпение, решив, что просто теряют время. Они не понимали, что Дух Святой уже пришел. Он был там! Была также путаница в понимании говорения на языках. До этого в основном учили, что языки нужны для иностранных миссий. Считалось, что если человек поедет на миссионерское поле, то ему будет дан дар проповедовать на языке этого народа. Многие из миссионеров Азузы были сильно разочарованы, когда увидели, что это правило не работает. Хотя это библейский и исторический факт, что говорение на языках проявляется и для этой цели, это не единственное его назначение. Позже, с ростом пятидесятнического движения это явление стало пониматься и как молитвенный язык. Но на Азуза-стрит опыт говорения на языках был еще в пеленках». На Азузе также верили, что человеку нужно говорить на иных языках только в тот момент, когда он исполняется Святым Духом. Для первых членов Азузы говорение на иных языках было верховным побуждением Божьим и означало ожидание того, что Бог сойдет на них. Кроме этих непониманий, стали появляться обвинения в плотских проявлениях, которые другие называли движением Святого Духа. Можете ли вы себе представить, что означало вести это движение при такой новизне духовных переживаний? Именно в это время Сеймур написал Чарлзу Пархему, попросив его приехать и вести общее пробуждение.

Фанатики, мошенники и фракции

Хотя Сеймур и не согласился полностью с теологией Пархема, я уверен, что он уважал Пархема и доверял его лидерскому опыту. Возможно, он полагал, что Пархем может представить другой взгляд и воспламенить новое движение Бога. Говорят, что многие другие тоже писали Пархему, прося его приехать и определить, какие проявления на Азузе были подлинными, а какие ложными. Хотя подтверждений этих писем нет, миссис Паулина Пархем утверждает, что некоторые из этих писем находятся у нее. У нас есть одно письмо Сеймура Пархему, в котором говорится: «…мы ожидаем, что всеобщее (пробуждение) начнется снова, когда вы приедете, и что все маленькие движения пробуждения сольются вместе в одно большое единое пробуждение». Действительно, в движении пробуждения в Лос-Анджелесе было много разногласий. Но исходя из характера Сеймура, думаю, что он хотел, чтобы Пархем объединил город, а не призвал его к порядку. И конечно, Пархем бы не приехал на Азузу без приглашения. Когда Пархем прибыл, Сеймур представил его как «Отца в этом Евангелии Царства». Уверен, что Сеймур был искренним. Он нуждался в духовном отце, который бы помог ему вести это великое движение. Но чего бы он ни ожидал от Пархема, все пошло не так, как планировал Сеймур. После проповеди Пархема и личной беседы Сеймур запер двери миссии и не пускал туда Пархема. Что Пархем сказал Сеймуру? Почему он закрыл для Пархема Азузу? Хотя образование, лидерство и опыт Пархема были не такими, как у Сеймура, их взгляды на крещение Святым Духом совпадали. Или не совпадали? Пархем сидел на служении и с ужасом смотрел на проявления, которые происходили вокруг него. На собраниях Пархема была дозволена некоторая свобода, но ничего такого, что доходило бы до фанатизма. Некоторые из студентов Библейской школы Пархема считали даже, что он слишком строг в своем определении «фанатизма», А на Азузе, кроме танцев и криков, люди дергались и тряслись. В этой накаленной эмоциональной атмосфере было много подлинных выражений крещения Святым Духом, но были и ложные. Там собирались представители разных культурных традиций, поэтому Сеймур считал, что каждому человеку должно быть позволено его собственное эмоциональное переживание, основанное на том, как каждый лично понимает движение Святого Духа, правильно это было или нет.

Теология Сеймура заключалась в том, чтобы позволить Духу Святому делать все, что Он хочет, Но лишь немногие знали о движении Святого Духа достаточно, чтобы вести за ним людей. Сеймур считал, что если определенную культуру связать какими-то рамками, Дух Святой не проявит себя среди них. Уверен, что Сеймур был духовно чувствительным в своем лидерстве и следовал этому, насколько только мог. Есть четкая грань между причинением боли человеческому духу и огорчением Святого Духа. Сеймур о гипнозе ничего не писал. Пархем же писал. Вот его рассказ: «Я поспешил в Лос-Анджелес и к своему полному удивлению и ужасу увидел, что положение там еще хуже, чем я предполагал… проявления плоти, спиритистский контроль. Я видел людей, практикующих гипноз рядом с алтарем над людьми, ищущими крещения, хотя многие в то же время принимали подлинное крещение Святым Духом. После двух или трех моих проповедей двое старейшин сказали мне, что не хотят больше меня видеть в этом месте. Вместе с работниками из Техаса мы провели большое собрание в другом здании в Лос-Анджелесе. Огромное число людей получили спасение, происходили чудесные исцеления, и около двухсот или трехсот человек, страдавших ужасными припадками из-за посещений Азуза-стрит, получили избавление, приняли подлинное пятидесятническое учение и заговорили на иных языках. Говоря о различных фазах фанатизма, которые были обнаружены здесь, я делаю это с любовью, но в то же самое время со всей твердостью и честностью. Позвольте мне сказать прямо то, что я здесь увидел. Я обнаружил проявления гипноза, ложных духов, спиритизма и всякого рода заговоры, припадки, впадения в трансы и т.д. Несколько слов о крещении Духом Святьм. Говорение на языках никогда не исходит от вышеперечисленных проявлений. Наши работники не пользуются такими приемами, как внушение некоторых слов и звуков, массаж подбородка или горла. Многие в Лос-Анджелесе поют, молятся или чудесно говорят на иных языках, когда Дух дает им дар слова, но здесь есть также и такая тарабарщина, которая абсолютно не является говорением на языках. Дух Святой не побуждает делать ничего неестественного или непристойного, и любое неестественное напряжение тела, мыслей или голоса не от Святого Духа, но от духа волшебства или другого влияния. Дух Святой никогда не поведет нас за пределы самообладания и самоконтроля, в то время как духи волшебства или фанатизм ведут нас за пределы самоконтроля и возможности помогать другим». Возможно, диагноз Пархема был правильным, и все же результаты могли быть другими, если бы Пархем показал себя как отец, а не как диктатор. Сеймур так и не изменил свой теологии, Пархем тоже.

Около двух месяцев Сеймур не упоминал о соперничестве. И даже когда он, в конце концов, сделал это, его выражения были сдержанными, избегающими любой прямой критики, Сеймур писал: «Некоторые спрашивают, является ли д-р Чарлз Ф. Пархем лидером этого движения. Мы можем ответить, нет, он не является лидером этого движения в миссии на Азузе. Мы думали о нем как о лидере в ожидании Господа и писали об этом в нашей газете. Мы иногда слишком торопимся, особенно когда очень молоды в силе Святого Духа. Мы, точно дети — полны любви — и готовы принять любого, кто получил крещение Святым Духом, как своего лидера. Но Господь начал утверждать нас, и мы увидели, что Господь должен быть нашим лидером. Поэтому мы чтим Иисуса как Великого Пастыря овец. Он есть наш образец». Так, твердо придерживаясь доктрины единства, Сеймур остался верен своему учению, не высказывая никаких недобрых слов против своих обвинителей.

Пятно на освящении

Хотя Сеймур был последователем Джона Уэсли, он не принял его учения об освящении. Сеймур считал, что человек может потерять свое спасение, если будет действовать по плоти. Он учил, что освящение, или безгрешное совершенство, это отдельная от спасения работа благодати. Сеймур верил, что если вы были однажды освящены, то вы действуете как освященный, Но если вы грешите, вы его теряете.

Можете ли вы представить, сколько беспокойств и обвинений вызывало такого рода учение на Азузе? многие слишком ревностные верующие дошли до того, что стали показывать пальцем в осуждении друг друга. Их праведное поведение приводило к столкновениям, разделениям и противоречиям. Фактически это было одной из главных причин, почему Сеймур никогда не реагировал по плоти против каких-либо обвинений которые выдвигались против него. В соответствии с его теологией это было необходимо, чтобы сохранить спасение. Он говорил: «Если вы разгневались, или говорите зло, или отступили, то меня не волнует, на скольких языках вы говорите, у вас нет крещения Святым Духом, и вы потеряли свое спасение». Сеймур мог закрыть дверь перед не согласным с ним служителем, но выступать против него никогда бы не стал.

Любовь и предательство

Несмотря на многие обвинения, ошибки и гонения, Сеймур оставался верным своим целям пробуждения. Казалось, что он доверял всем и верил в хорошее почти что в каждом. Верный своей мягкой, почти наивной природе, позже он писал: «Вы не можете завоевать людей, проповедуя против их церкви или пастора… если вы проповедуете против церквей, вы обнаружите, что сладчайший Дух Христов ушел, и вместо Него пришел жесткий дух осуждения. Церкви нельзя обвинять в расколах. Люди стремились к свету. Они построили конфессии, потому что они не знали лучшего пути. Когда люди отходят от любви Божьей, они начинают проповедовать одежду, мясо и учение человеческое, и они начинают проповедовать против церквей. Все эти конфессии — наши братья… Поэтому давайте искать мира, а не разделения… В тот момент, когда мы начинаем считать, что знаем всю истину, или знаем больше, чем кто-то другой, мы теряем ее!» На следующую весну перед Сеймуром встал выбор, либо приобрести Азузу, либо переехать в другое здание. Он оставил решение на усмотрение собрания, и оно согласилось сразу же заплатить 4000 из 15 000 требуемых долларов. В течение года оставшаяся сумма была выплачена намного раньше срока. К этому времени сообщения о чудесах и о новых миссиях полились в Лос- Анджелес со всего мира. Ободренный Сеймур говорил: «Мы находимся на пороге величайшего чуда, которое видел мир «. В это время Сеймур стал думать о женитьбе. Дженни Эванс Мур, верная помощница его служения в Лос-Анджелесе, стала его женой. Она была известна своей красотой, музыкальными талантами и духовной чувствительностью. Она была очень милой женщиной и всегда верно стояла рядом с Сеймуром. Именно Дженни почувствовала, что Господь хочет, чтобы они поженились, и Сеймур согласился. Итак, они поженились 13 мая 1908 года. После церемонии Уильям и Дженни переехали в скромную квартиру на верхнем этаже миссии на Азуза-стрит. Но новость об их свадьбе не понравилась маленькой, но очень влиятельной группе в миссии. Одним из главных действующих лиц была Клара Лум, секретарь миссии, ответственная за выпуск газеты. Узнав о женитьбе Сеймура, она сразу же решила покинуть миссию. У некоторых верующих на Азузе были довольно странные представления о браке. Группа Лум полагала, что женитьба в последние дни — бесчестие, учитывая скорое возвращение Христа, и резко осудила решение Сеймура. Возможно, Клара Лум питала тайную симпатию к Сеймуру и оставила миссию из ревности. Как бы там ни было, она переехала в Портленд, штат Орегон, и присоединилась к миссии, возглавляемой прежней помощницей на Азузе Флоренс Кроуфорд. И увезла с собой весь внутренний и международный список рассылки. Это немыслимое действие нанесло непоправимый урон распространению газеты Сеймура. Полный внутренний и международный список с более чем пятьюдесятью тысячами адресов был украден, остался только список рассылки по Лос-Анджелесу. Затем, когда в мае 1908 года вышел очередной номер «Апостольской веры», обложка выглядела так же, но внутри было объявление с сообщением нового адреса в Портленде для пожертвований. Тысячи людей, которые с интересом читали газету и посылали пожертвования, теперь стали посылать их в Портленд, даже не сомневаясь в правомерности изменения. В июньском номере не было ни одной статьи, написанной Сеймуром. В конце концов, в середине лета все упоминания о Лос-Анджелесе полностью исчезли. Когда стало ясно, что Лум не вернется, Сеймур поехал в Портленд, чтобы встретиться с Лум и попросить списки. Но списки так и не были возвращены. Без этой очень важной информации Сеймуру было невозможным продолжать издание газеты.

Последнее разделение: человек или Бог?

В течение 1909 и 1910 гг. Сеймур продолжал свое служение на Азузе, хотя количество людей резко уменьшилось из-за недостатка влияния и фондов. Поэтому он оставил двух молодых человек для управления миссией и отправился в Чикаго, начав проповедническую поездку по стране. В начале 1911 года Уильям Дерхем проводил служения на Азузе вместо него. Яркие проповеди Дерхема снова привлекли в миссию сотни людей. В миссию вернулись даже многие старые работники Азузы. Они называли это «вторым излиянием последнего дождя». Огонь снова охватил Азузу. На одно из служений не смогли попасть более пятисот человек. Поэтому между собраниями люди не уходили со своих мест, боясь, что им не достанется места. Последний конфликт на Азузе произошел между Сеймуром и Дерхемом. Их теологии значительно различались. Дерхем твердо и последовательно проповедовал, что люди не могут потерять спасение, даже если согрешили. Спасение — от веры, дела имеют значение, но не решающее. Дерхем проповедовал равновесие между законом и благодатью, в котором пятидесятническое движение остро нуждалось, потому что учение о «делах» привело ко многим разделениям. Его учение казалось служителям освежающим дождем. Люди приходили буквально толпами. Встревоженные ростом авторитета Дерхема с его доктринальными взглядами, старейшины связались с Сеймуром. Он немедленно возвратился в Лос-Анджелес для совещания. Но Сеймур и Дерхем не смогли прийти к доктринальному согласию. Поэтому в мае Сеймур снова повесил замок на двери, не пуская Дерхема в миссию. Дерхема это не поколебало, и он со своими последователями арендовал большое двухэтажное здание, вмещавшее более тысячи человек. Верхний этаж служил молитвенной комнатой, которая была открыта день и ночь. За Дерхемом последовали толпы людей с Азузы. Тысячи получили спасение, крещение и исцеление, в то время как старая миссия на Азуза-стрит фактически опустела.

Усталый и измученный

Но старая миссия на Азузе оставалась открытой для всех, кто приходил. Сеймур оставался ее лидером и держался своего учения, но, как казалось, никто им уже не интересовался. Он изменил расписание — теперь на Азузе проводилось одно собрание в неделю, в воскресенье, но длилось оно весь день. Он постоянно пытался повысить посещаемость, но отклика не находил. В конце осталось только двадцать человек. Это были в основном люди из первоначальной группы на Азузе. Иногда заходили посетители прежних «славных дней», и, конечно, Сеймур ободрялся, когда видел их, Но все больше и больше времени он проводил в чтении и раздумьях. В 1921 году Уильям Сеймур провел свою последнюю кампанию служений по Америке. Когда в 1922 году он вернулся в Лос-Анджелес, люди заметили, что выглядит он очень измученным. Он посетил многие собрания и служения, но на него ни разу не обратили внимания со сцены. 28 сентября 1922 года, находясь в миссии, Сеймур внезапно почувствовал острую боль в груди. Один из работников побежал за доктором, который жил всего в нескольких кварталах от миссии. Осмотрев Сеймурa, врач предписал ему отдых. В тот же день в пять часов, когда он диктовал письмо, его скрутил еще один приступ боли. Он стал задыхаться и ушел к Господу в возрасте пятидесяти двух лет. Согласно медицинскому заключению причиной смерти была сердечная недостаточность.

Проповедник пробуждения был похоронен в простом гробу на кладбище «Эвергрин» в Лос- Анджелесе. Его положили среди могил других людей из многих стран и континентов. На памятнике высечены простые слова: «Наш Пастор». Печально, но на похороны Уильяма Сеймура пришло только двести человек, но они показали много свидетельств величия Божьего, продемонстрированного через этого служителя передовой линии.

Тени и волки

После смерти Сеймура миссис Сеймур взяла на себя пасторское служение в миссии на Азуза- стрит. Все шло гладко в течение восьми лет. Затем в 1931 году возникли проблемы. В результате юридических действий лиц, стремившихся отнять миссию, городские власти стали с раздражением относиться к группе и объявили здание пожароопасным. Через год оно было снесено, но прежде было предложено одной пятидесятнической церкви, которая ответила: «Мы не заинтересованы в реликвиях». Сегодня на этом пустом месте стоит уличный знак. Через пять лет миссис Сеймур поместили в окружную больницу. Дженни умерла от сердечной недостаточности и присоединилась к своему мужу на небесах второго июля 1936 года.

Наследие власти

Хотя наследие и служение Уильяма Сеймура кажутся невероятно печальными, результаты его усилий между 1906 и 1909 годами привели к взрыву пятидесятнического движения по всему миру. Сегодня многие церкви считают своими основателями участников собрания на Азузе. Большинство ранних лидеров Ассамблей Божьей вышли из Азузы. Демос Шакарян, основатель братства бизнесменов полного Евангелия сказал, что его дедушка был членом первой группы Азузы. Евангелизационные усилия семьи Вальдес, семьи Гарр, доктора Чарльза Праиса и бесчисленного множества других также связаны с этим пробуждением. Любой, вероятно, в пятидесятническом движении сегодня, так или иначе, связывает свои корни с Азузой. Независимо от всех противоречий и своеобразия учений на Азуза-стрит, всякий раз, когда Азуза упоминается, большинство думает о силе Святого Духа, изливавшейся на нее.

Бог не расист

Пробуждение на Азуза-стрит и служение Уильяма Сеймура кое-кто пытается связать с расовыми вопросами. К сожалению, к чистому движению Божьему иногда примешивают расовый подтекст. Возможно, это стало одной из главных причин, по которой служение на Азузе длилось всего три года. Бог не позволяет Своей славе стать добычей человеческих аргументов. Если это происходит, Он уходит — и на этом все заканчивается.

Под влиянием расовых эмоций некоторые могут возмутиться, что Сеймур назван «катализатором», а не «отцом» Пятидесятницы. По определению словаря Уэбстера, «катализатор» — это нечто, что «ускоряет процесс или событие и убыстряет темпы, при которых происходит реакция». Это именно то, что сделал Сеймур. Пятидесятническое служение Уильяма Сеймура подняло сознание людей до такого уровня, что это не только перевернуло один из главных городов в США, но и распространилось по всему миру с невероятной скоростью. Пробуждение на Азузе так или иначе коснулось каждого континента.

Как уже было отмечено ранее, расовые вопросы были только маленькой частью многих других проблем на Азуза-стрит. Думаю, что делается большая ошибка, когда на это пробуждение смотрят в основном с расовых позиций. Никакая конкретная раса не может претендовать на исключительность в движении Божьем. Бог никогда не действует, основываясь на цвете человеческой кожи; Он действует через человеческие сердца.

В ходе дальнейшего исследования жизни великих генералов прошлого и изучения их успехов, не связывайте себя с их неудачами. Не слушайте вчерашние или сегодняшние голоса тех, кто видит только внешнее. Следуйте за теми, кто достигает Божьего Духа. Давайте стремиться к зрелости и награде, а не к личной славе.

Только вечность сможет полностью открыть плоды служения Уильяма Сеймура. Ясно одно — он нес динамит, который использовал Бог для взрывов пятидесятнического пробуждения по всему миру. И он сделал это.

Книга — Божьи генералы. Глава 4 – Чарлз. Ф. Пархем

Книга — Божьи генералы. Глава 3 – Эван Робертс

Книга — Божьи генералы. Глава 2 — Мария Вудворт-Эттер

Книга – Божьи генералы. Глава 1 – Джон Александр Дауи

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s