Запрещенная воскресная школа

Бессовестные мальчишки! Что они сделали! — пулей влетел в дом Витя и в негодовании бросил портфель на стул.— Вредные, противные, злые!..— запас обидных слов иссяк, и он, потупив взгляд, замолчал.
Родители удивленно переглянулись.
— Витя, что случилось? — ласково спросила мама.
Витя, красный от возмущения и обиды, молчал. Мама нежно провела рукой по его голове и легким движением привлекла к себе.
Постепенно буря в сердце Вити улеглась. Ему было очень хорошо рядом с мамой, и он начал рассказывать:
— Мама, это ужасно! Знаешь, как сильно они били Юрика! — на его глазах заблестели слезы.
— Расскажи все по порядку,— попросила мама.
— Сегодня Ольга Петровна рассказывала нам про двух космонавтов,— всхлипнул Витя.— Они были очень-очень умные. Знаешь, мама, это было в нашей стране, я только забыл, как их звали. Они полетели на одном… нет, не на самолете, а на ракете. Летели они быстро-быстро! Поднялись так высоко, что земли уже не было видно, а только одни звезды. И так они долетели до самой Луны! Представляешь, как это здорово! Я тоже хотел бы полететь как они! Ольга Петровна говорит, что для этого надо хорошо учиться, быть здоровым и сильным. Когда я вырасту большой, я тоже буду космонавтом!
— Космонавтом? — переспросил отец.
— Да! Правда, это здорово?! — восхищенно воскликнул Витя, но вдруг опять переменился в лице.— А потом Ольга Петровна спросила, кто у нас в классе верит в Бога. Юрик поднял руку. Учительница сказала, что он глупый и что только бестолковые люди молятся Богу, потому что Его нет. И все стали смеяться над Юрой, обзывать его богомолом и другими обидными словами. Мама, а что такое молиться? — неожиданно спросил Витя и, не дожидаясь ответа, продолжал: — А потом… после уроков мальчики сильно побили Юрика.
Он не дрался с ними и даже не защищался, а только сильно плакал. Он даже сдачи никому не дал! Папа, почему они говорят, что Юра глупый? — Витя пытливо взглянул на отца.— Ну и что в этом плохого, если он молится и верит в Бога? Зачем дразнить и бить за это? Пусть хоть что говорят, все равно Юра — мой лучший друг!
— А что делал ты в это время? — спросил отец.
— Я заступался за Юрика. Говорил, что он совсем не глупый. Я даже чуть не подрался с мальчишками, да Юра меня остановил,— в голосе Вити звучали нотки негодования.
— Я доволен тобой, Витек! Молодец, что за друга заступался и не оставил его в беде! Конечно, когда ребята дерутся или обижают друг друга — это плохо. Но Юра тоже не совсем прав… Можно было и не говорить при всех, что он молится и верит в Бога. Тогда бы ничего не случилось. Вам же говорят в школе, что Бога нет. Промолчал бы Юра, и никто бы его не бил, а то сам навлек на себя беду.
— Юрик поступил честно! Зачем обманывать? — горячо защищал Витя своего друга.— Мне все равно: верит он в Бога или нет, я буду с ним дружить! — решительно заявил он.— Можно, я сейчас пойду к нему играть?
— Ну что ж, иди,— отец дружески похлопал Витю по плечу.— Да смотри, не стань тоже верующим! — не то шутя, не то серьезно сказал он уходящему сыну.
Как только за Витей закрылась дверь, мать озабоченно вздохнула:
— Что-то очень быстро он подружился с детьми этих баптистов! Еще и года нет, как они поселились возле нас, а Витя уже так сильно привязался к ним. Боюсь, не случилось бы чего плохого… Недаром же люди сторонятся их! Может, надо запретить ему дружить с Юриком?
— Витя еще мал, и я думаю, ничего плохого их дружба не принесет,— сказал отец,— Не стоит переживать. Ведь они играют только во дворе. Если бы он ходил к ним домой, тогда — другое дело. Вообще, христиане в большинстве случаев — неплохие люди. Пусть пока играет, ему ведь скучно одному. А если начнет что-нибудь говорить о Боге, тогда уже можно и запретить. Это никогда не поздно.
После этого разговора Витю стали чаще отпускать к Юрику. Там всегда было шумно и весело, потому что у Юры было четыре братика и три сестры. Витя вскоре стал в их семье равноправным участником всех игр и затей. Но больше всего ему нравилось слушать Юрика. Он знал много удивительных историй и мог увлеченно рассказывать.
— Сынок! — легонько потрепала мама Витю за волосы.— Вставай, пора в школу.
— Угу! — не открывая глаз, отозвался Витя. Ему так хотелось еще чуточку поспать, но сегодня… Сегодня у Юрика день рождения! Вспомнив об этом, Витя откинул одеяло и соскочил с кровати. Сон моментально исчез, и до мельчайших подробностей вспомнился вчерашний разговор и папины слова: «Что ж, день рождения бывает однажды в году. Раз Юрик пригласил, нужно пойти».
— Я подарю ему красивую книжку и конструктор,— приговаривал Витя, торопливо одеваясь.
В этот день он не мог дождаться, когда закончатся занятия в школе. Витя еще никогда не был в гостях у Юры: папа с мамой не разрешали. Играть во дворе можно было, но заходить в дом и, тем более, кушать у них — никогда! А сегодня папа разрешил! Это же просто замечательно!
Вот и закончился последний урок. Размахивая портфелем, Витя помчался домой. Наспех сделав домашнее задание, он схватил приготовленный подарок и, счастливый, побежал к соседям, где через несколько минут уже был окружен веселой детворой.
— Дети! Скорее мойте руки, обед готов! — позвала Юрина мама.
Довольные ребятишки быстро окружили большой стол. Витя с сияющими от восторга глазами протиснулся между Юрой и его младшим братом и с шумом опустился на стул. «Как вкусно пахнет! Так кушать хочется!» — вдохнул он аппетитный запах.
Но что это? Почему никто не садится? Витя удивленно посмотрел на детей. Все стояли вокруг стола с закрытыми глазами, сложив руки. Витя, покраснев от смущения, вскочил со стула, сложил руки и покрепче закрыл глаза. «Что же теперь будет?» — распирало его любопытство.
В наступившей тишине прозвучал тихий, спокойный голос Юриной мамы:
— Отец наш Небесный, мы благодарим Тебя… «С кем она разговаривает? Ведь Юрин папа еще на работе! Почему она благодарит какого-то отца за пищу и за день рождения Юрика?» — недоумевал Витя, но открыть глаза не решался.
— …Благодарим Тебя за Витеньку, что он может быть у нас в гостях. Привлеки и его к Себе, чтобы он тоже полюбил Тебя!
«Как интересно! О чем это она говорит?» — думал Витя.
Юрина мама закончила свой разговор незнакомым словом «аминь», и все сели. «Может, это и есть молитва?» — смекнул Витя.
Неловкость и робость вскоре рассеялись, и Витя по-прежнему чувствовал себя легко и непринужденно.
Однако далеко не все ему было понятно. «Кто такой Отец Небесный? Почему так приветливо разговаривала с Ним Юрина мама? Отец Небесный, наверное, очень хороший, потому что Его сильно любят здесь. Надо обязательно спросить об этом у Юры!»
После обеда дети увлеклись играми, и Витя забыл о своих вопросах. Незаметно наступил вечер. Уже и Юрин папа пришел с работы, и снова захотелось кушать. На столе появился большой красивый торт.
Теперь Витя уже знал, как надо вести себя за столом. Он сложил руки и крепко закрыл глаза, с нетерпением ожидая, что будет говорить Юрин папа. «Может, он сейчас скажет кто такой Отец Небесный?» Но, к сожалению, из разговора дяди Коли с Отцом Небесным Витя не узнал ничего нового. Одно ему понравилось: Юрин папа говорил так тепло и приветливо, как разговаривают с самым близким человеком.
А после ужина…
— Папа, расскажи про овечку,— попросила Марина.
— Вечером папа обычно рассказывает нам что-нибудь из Библии, а потом мы вместе молимся,— объяснил Юрик.
— Витя, ты когда-нибудь слышал о потерянной овечке? — спросил дядя Коля. Витя смущенно покачал головой.
— Тогда я расскажу эту историю. Ты хочешь послушать?
Витя кивнул.

173— У одного пастуха было большое-большое стадо. Сто овец,— начал свой рассказ дядя Коля.— Каждое утро он выводил овец на пастбище. Пастух хорошо знал, где растет зеленая, сочная трава и где протекает чистый ручей. Он всегда заботился, чтобы овцы были сыты и напоены. Он следил за ними, потому что в горах много разных опасностей. Это и густой колючий кустарник, и глубокая пропасть, и страшные дикие звери…
Овечки хорошо знали голос своего пастуха и послушно шли за ним. Они всегда держались вместе и не разбегались в разные стороны.
В этом большом стаде была одна непослушная овечка. Упрямо опустив голову, она не хотела идти на зов пастуха и постоянно норовила куда-нибудь убежать.
Однажды ей удалось перейти на другую поляну.
А оттуда — еще дальше. Ей казалось, что там трава вкуснее и вода в ручье чище. Так она бегала, поднимаясь все выше и выше, и не заметила, как ушла далеко от стада.
Целый день овечка беззаботно бегала по зеленым полянам. А когда солнце спряталось за соседней горой, стало темно и страшно. Несчастная овечка начала громко и жалобно кричать, звать на помощь. Она не знала, в какую сторону бежать. Вокруг возвышались высокие темные горы. Теперь они уже не были •такими привлекательными, как днем. Овечка побежала в одну сторону, потом в другую, но везде было темно… Так она совсем заблудилась и в темноте упала в глубокую яму, заросшую кустарником. Она старалась выбраться оттуда, но вместо этого еще больше запуталась в колючках.
Откуда-то издалека донесся протяжный вой голодных волков. Бедная овечка дрожала от страха и холода, жалобно кричала, но пастух был далеко и, конечно, ничего не слышал.
Вечером пастух привел свое стадо домой и, как всегда, принялся считать овец. Считал, считал — одной не хватает. Что это? Может, ошибся? Пересчитал снова. Точно — одной нет! Он внимательно посмотрел на всех овец, чтобы узнать, какая потерялась. А-а-а! Понял! Нет той упрямой и самовольной овечки!
Пастух вспомнил, как он много раз возвращал ее в стадо. Бедная овечка… Добрый пастух представил, как ей должно быть страшно ночью в горах: «Она, наверное, зовет меня на помощь. На нее могут напасть волки… Надо торопиться, чтобы найти и спасти ее, пока не поздно!»
Не теряя времени, пастух взял палку и фонарь и поспешно отправился в горы. В темном небе мерцали яркие звезды, освещая тропинку, из-за высоких гор медленно поднималась большая желтая луна.
Дядя Коля рассказал детям, как пастух, преодолев опасности и большие препятствия, с трудом разыскал овцу. Усталый и измученный, он взял ее на руки и понес домой. Как он радовался, что овечка была жива и что он ее нашел!
— Точно так радуется и наш Небесный Пастырь, когда люди, заблудившиеся в этом мире, возвращаются к Нему. Но не все хотят идти к Нему. Таких людей ждет верная гибель. А Господь не желает смерти грешника. Он любит всех людей! Добрый Пастырь и сегодня еще ищет всех заблудших и зовет их к Себе.
Витя не сводил глаз с дяди Коли, внимательно слушая. «Как хорошо, что пастырь оказался таким добрым и пошел искать непослушную овцу!» — думал он.
Однако о Небесном Пастыре и заблудших людях Витя так ничего и не понял, а спросить постеснялся. У Юры же он обязательно спросит все-все и непременно расскажет эту историю папе с мамой!
Потом дядя Коля стал играть на гитаре и все запели интересный псалом:
Пастырь добрый ищет бедную овцу, Без Него погибнет, жаль ее Ему. Ищет тебя, ищет тебя, Жаждет Господь спасти тебя!
Только Витя не пел. А потом все встали на колени: и дядя Коля, и Юрина мама, и дети. Витя
Как и за столом, Юрин папа разговаривал с Отцом Небесным, просил, чтобы Он хранил Юру и остальных детей от зла, чтобы они были послушными и больше всего на свете полюбили Его.
Потом говорила Юрина мама, а за ней дети и даже самый маленький Вася. После последнего слова «аминь», которое каждый раз повторяли хором, все встали и поцеловали друг друга. Они поздравляли Юру с днем рождения и желали ему много доброго и хорошего.
Когда Витя пришел домой, ему показалось, что родители были немного расстроены и чем-то недовольны. Поэтому он решил в этот вечер не делиться своими впечатлениями. Довольный и немного усталый от всего увиденного и пережитого, Витя быстро разделся и юркнул в постель.
На следующий день, встретившись с Юрой в школе, Витя сразу же спросил:
— Юра, а кто такой Отец Небесный, с Которым вы вчера разговаривали?
— Отец Небесный — это Бог.
— Но разве Бог может быть твоим отцом? Ведь твой папа — дядя Коля! Что, Отец Небесный — родственник твоему папе? А где Он живет? И как это Он стал вашим отцом?
Теперь уже и Юра призадумался. Как же ответить? Он понял, что Витя ничего не знает ни о Боге, ни о молитве, ни о Библии. Все, что он услышал вчера, перемешалось в его голове, и теперь он никак не разберется. Да и Юра ничем не мог помочь. Ведь ему было всего восемь лет, и он тоже еще мало знал.
— Я не знаю,— смущенно признался Юрик.
— Не знаешь? — разочарованно протянул Витя.
Юрику было неловко. Что делать? Неожиданно лицо его озарила загадочная улыбка.
— Витек, ты умеешь хранить тайну? — прошептал он ему в самое ухо.— Об этом нельзя никому говорить! Понял?
Вместо ответа Витя энергично кивнул.
— Пойдем со мной на детское собрание! Дядя Веня, наш учитель, объяснит тебе все. Он знает про все на свете! И мы спросим у него! Хорошо? — на одном дыхании выпалил Юра.
У Вити от радости заблестели глаза, и он восторженно посмотрел на Юру. Как это замечательно! Тайна! Он обязательно пойдет на детское собрание и там все-все узнает про Бога!
Но вдруг Витя приуныл и опустил глаза: «А если папе не понравится моя тайна и он не разрешит пойти с Юриком?»
Беспокойные мысли и сильное желание узнать о Небесном Отце настолько занимали Витю, что он почти ничего не усваивал на уроках.
После уроков Юрик еще раз предупредил своего Друга:
— Витя, о том, что у нас есть детские собрания, никто не должен знать. Никто! Понимаешь? Если кто-нибудь узнает об этом, на собрание придет милиция, и дядю Веню за это могут арестовать и посадить в тюрьму. Понял?
— Я никому не скажу,— пообещал Витя и тут же спросил: — А когда мы туда пойдем?
— Не знаю. Как только нам скажут, я тебе сразу сообщу!
Витя с нетерпением ждал приглашения.
— Когда же мы, наконец, пойдем с тобой «в гости»? — каждый день спрашивал он у Юры.
— Не знаю, потерпи! Я тоже никак не могу дождаться! — неизменно отвечал Юра, но сам стал серьезно переживать и беспокоиться: шутка ли это — его друг первый раз пойдет на детское!
Как все-таки долго тянется время, когда ждешь! Когда же, когда? Мальчики частенько говорили о своей тайне, и Витя с интересом расспрашивал друга обо всем: и кто придет, и что там делают, и как нужно себя вести…
А Юра без устали, как мог, терпеливо отвечал на все вопросы.
Вот и сегодня, когда они встретились на улице, Витя нетерпеливо толкнул Юру в бок.
— Когда?
Юрик неопределенно пожал плечами.
— Витек, Юрик, привет! — вдруг раздался знакомый голос.
— О! Алик! — разом воскликнули друзья.
— Давай поиграем во что-нибудь! — обрадовался Витя.
— Сегодня не могу,— отказался Алик и, повернувшись к Юре, шепнул: — Пойдем на минутку.
— Я сейчас,— сказал тот Вите и отошел с Аликом в сторону.
Оставив Витю одного, они несколько минут о чем-то шептались.
— Витя! — тихо позвал Юра, когда Алик ушел.— Сейчас пойдем туда… Подожди меня здесь. Я быстро, только маме скажу…
Возбужденные и радостные мальчики направились на соседнюю улицу. Возле большого дома они остановились. Юрик внимательно огляделся и прошмыгнул во двор, Витя — за ним.
В большой полупустой комнате на расставленных в ряд скамейках сидели дети, а двое взрослых — сбоку на стульях. Довольные ребятишки улыбались и изредка перешептывались. Юрик смело прошел вперед и сел на скамейку рядом с мальчиками. Витя робко и неуверенно последовал за ним.
— Дети, я очень рад, что вы пришли сюда послушать Слово Божье,— нарушил тишину приятный мужской голос.
— Это дядя Веня, наш учитель,— шепнул Юра. Витя понимающе кивнул. Все встали, потому что дядя Веня пригласил к молитве.
После молитвы дети пели, отвечали на вопросы, вспоминали то, что они слышали на прошлом уроке, учили новый псалом. Потом дядя Веня рассказал очень интересную историю из Библии.
— У одного богатого человека,— начал он,— было два сына, которых он сильно любил. И вот младший не захотел жить дома. Он решил уехать куда-нибудь и потребовал у отца свою часть имения, потому что считал себя уже взрослым. Отец хорошо знал своего легкомысленного сына и долго уговаривал его остаться дома, но тот настаивал на своем. Ему не терпелось поскорее уехать в чужую страну, где его никто не знает. Он мечтал жить вольно, как вздумается, чтобы родные не мешали ему, чтобы никому не подчиняться и быть самостоятельным.
Отец не стал спорить с сыном и отдал ему все, что тот требовал. Попрощавшись, сын поспешно отправился в путь. А отец каждый день выходил на дорогу и с тоской всматривался вдаль: может, все-таки вернется сын!
Богатому юноше очень понравилось в чужой стране. Сразу появились друзья, он всем был нужен. Его приглашали на всякие вечеринки и застолья, где неразумный сын безжалостно тратил отцовские деньги. Долгое время он нигде не работал, гулял, пьянствовал, грешил…
Однажды, к своему ужасу, непокорный сын обнаружил, что у него почти закончились деньги. Постепенно они исчезли совсем. Исчезли и друзья. О нем уже никто не вспоминал. Зачем им бездомный и нищий товарищ?
Напрасно он искал своих прежних друзей, его как будто никто не узнавал. Голодный и измученный, обнищавший до крайности, он решил поискать себе какую-нибудь работу. Ему не на что было купить даже хлеба. Наконец он нанялся пасти свиней у одного богатого человека. Он рад был есть то, чем питаются свиньи, но даже этого ему никто не давал.
Прошло много времени. Однажды голодный, несчастный сын вспомнил о своем богатом отце. Ему захотелось домой, но возвращаться было очень стыдно. Он знал, что дома много всякой пищи, там никто не голодает и даже слуги могут кушать сколько захотят. А он на чужбине умирает от голода!..
Наконец, этот молодой человек решительно встал и пошел домой. Он готов был на все, только бы отец простил его! В рваной одежде, худой и грязный, шел он по пыльной дороге и чем ближе подходил к дому, тем сильнее волновался.
Увидев своего несчастного сына издали, отец побежал навстречу, крепко обнял его и стал целовать. Радости отца не было предела. Он устроил в доме большой пир, пригласил всех своих знакомых, друзей и соседей, чтобы порадовались вместе с ними…
Витя не сводил глаз с дяди Вени. Да, такого он еще никогда не слышал!
— У всех людей есть на небе любящий Отец,— продолжал дядя Веня.— Он и сегодня еще ждет Своих сыновей и дочерей, которые блуждают в греховном мире. Он готов простить их и принять в Свою семью.
Как блудный сын встал и пошел к отцу, так и каждому человеку нужно решительно направиться к Богу и попросить прощение за свои грехи.
Витя не заметил, как детское собрание подошло к концу. Комната опустела. Дети, не задерживаясь, быстро разбежались по домам. Только Витя с Юрой не торопились уходить. Им хотелось выяснить непонятное. Дядя Веня внимательно выслушал их и подробно ответил на все вопросы. А потом он пригласил Витю на следующее собрание.
Так Витя стал постоянным посетителем запрещенной воскресной школы.
— Где он опять пропадает? — недовольно спросила Витина мама у отца.— Не нравится мне его дружба с Юрой. Баптисты могут сильно повлиять на него. Еще, чего доброго, завлекут в свою секту!
Витя очень впечатлительный. Ты обратил внимание, что в последнее время он стал каким-то задумчивым и молчаливым? Иногда он такие удивительные вопросы задает! Боюсь, как бы они не научили его библейским сказкам,— взволнованно говорила она.— Я еще не встречала ни одного верующего, который бы имел какую-нибудь выгоду от веры в Бога. Никто из них не может получить нормального образования или устроиться на хорошую работу. Я не хочу, чтобы у моего сына была такая участь.
— Ты права. Я тоже так думаю,— поддержал ее Витин папа.— Как только он придет, я непременно поговорю с ним и все выясню.
Витя забежал в дом и чуть не налетел на отца.
— И откуда ты так мчишься? — спросил отец. Витя почувствовал строгие нотки в голосе папы и уклончиво ответил:
— Я был с Юрой!
— А где вы были? — не отступал отец.
— На детском собрании,— чуть слышно вымолвил Витя и покраснел.
— Что?! На детском собрании?! — повторил отец, ошеломленный откровенным ответом сына.
Детское собрание… Эти слова возвратили его в далекое детство. Тщательно умытый, в брючках, перешитых мамой из старых отцовских, сидит он в кругу детворы в небольшой комнате… Как давно это было!
Но сейчас речь идет о его сыне, и он подумал:
«Нет! Я не хочу, чтобы мой сын стал верующим! Над христианами все насмехаются, их всюду притесняют и унижают. Он должен хорошо учиться, получить высшее образование и занять приличную должность!»
— Витя, я не хочу, чтобы ты туда ходил,— наконец строго сказал отец, делая ударение на каждом слове.— Достаточно того, что мы разрешили тебе играть с Юрой во дворе. Я не хочу, чтобы ты стал верующим, поэтому категорически запрещаю ходить на детское собрание. Ты меня понял?
— Да,— чуть слышно промолвил Витя и, оправдываясь, добавил: — Мы ничего плохого там не делаем. Просто слушаем интересные рассказы. И еще поем. Мне очень нравится ходить туда! Знаешь, какой удивительный случай я там услышал! — Витя торопливо рассказал историю о блудном сыне:
— …Отец сильно любил своего младшего сына, тосковал и каждый день ждал его возвращения. А когда сын вернулся домой, отец сделал большущий пир. Так же радуется Бог, наш Небесный Отец, когда кто-нибудь возвращается к Нему…
Витя умолк. Ему хотелось узнать: понравилась ли папе история? Но отец молчал.
— Папа! — умоляюще произнес Витя и обнял отца.— Ты сердишься?
— Сынок,— вздохнул отец,— я хочу, чтобы ты жил счастливо. И только поэтому не разрешаю ходить на детское собрание. Надеюсь, ты будешь послушен. А сейчас тебе нужно сделать уроки и идти спать.
Витя не проронил ни слова и, понурив голову, пошел в свою комнату. С тех пор он перестал ходить на детские собрания, потому что папу надо слушаться.
— Витек, ты не переживай,— старался Юра утешить друга,— Я буду внимательно слушать, а потом все-все пересказывать тебе.
Один раз, вернувшись с детского собрания, Юра протянул Вите красивую закладку.
— Посмотри, что тебе дядя Веня передал!
— Мне? — удивился Витя.
— Тебе, конечно,— кивнул Юрик.— У меня тоже такая есть. Сегодня всем раздавали. Почитай, что здесь написано,— повернул он закладку на другую сторону.— Это выучить надо.
— Обязательно выучу,— оживился Витя.— Может, папа когда-нибудь разрешит мне пойти на детское…
— Я сегодня рассказал про тебя дяде Вене,— вспомнил Юра.— Он сказал, что будет молиться за тебя. Бог может так сделать, что папа разрешит тебе ходить…
Вите очень хотелось пойти с Юрой, послушать об Отце Небесном и об Иисусе Христе. Долго он переживал и в конце концов решил не послушаться папу. Когда Юра в следующий раз отправился на детское, Витя пошел следом за ним.
С тех пор каждый раз, возвращаясь с детского собрания, Витя робко поглядывал на отца и слышал упреки совести: «Ты — непослушный!»
— Витя, ты можешь сегодня немного задержаться? — спросил дядя Веня после собрания.— Помоги мне привести в порядок комнату!
Витя с радостью принялся за дело.
— Витя, а твой папа знает, что ты ходишь на детские собрания? — поинтересовался дядя Веня.
— Нет.
— А почему?
— Он не разрешает,— и, немного помолчав, Витя рассказал о всех своих переживаниях.— …Я не смогу быть послушным сыном Отца Небесного, если буду делать то, что говорит папа,— закончил он.
— А ты говорил об этом Иисусу?
— Разве Ему можно об этом говорить?
— Конечно! Иисусу нравится, когда мы рассказываем Ему о себе все-все: хорошее и плохое, когда мы доверяем Ему свои радости и переживания, говорим с Ним о своих ошибках и грехах,— объяснил дядя Веня.— Если хочешь, давай сейчас вместе помолимся!
Сначала молился дядя Веня. Он рассказал Иисусу про Витю, что ему не разрешают ходить на собрание, и попросил Его помочь этому мальчику.
Короткой и простой была молитва Вити:
— Иисус, прости мои грехи и что я не слушал папу и маму, уходил на детское собрание без разрешения. Иисус, я не знал, что Тебе можно рассказывать про себя даже плохое. Помоги мне слушаться папу и маму и сделай так, чтобы они разрешили мне приходить сюда. Живи в моем сердце и будь всегда со мной! Аминь.
После молитвы Витя спросил:
— Дядя Веня, а Иисус будет теперь со мной всегда и везде?
— Конечно! Если ты любишь Его и хочешь быть с Ним, Он никогда не оставит. Только постарайся всегда слушаться Его.
Веселый и радостный, Витя помчался домой.
— Папа! — еще с порога крикнул он.— Папа! Хочешь, я расскажу тебе один секрет?
— Очень хочу! — улыбнулся отец.
— А ты меня ругать не будешь?
— Посмотрим.
— Знаешь, я…
Сильно волнуясь, Витя рассказал папе, что он ходил на детские собрания, что Иисус простил ему все грехи и теперь живет в его сердце…
— Теперь я всегда буду слушаться тебя, даже если ты накажешь меня и не разрешишь ходить на детское. Иисус теперь живет в моем сердце!
Отец задумчиво смотрел в окно. Стараясь понять, отчего вдруг папа стал таким печальным, Витя не сводил с него глаз. «О чем он думает? Может, сердится? А что, если папа возьмет да и разрешит? Тогда я вместе с Юрой смогу пойти на рождественский вечер!» — мечтал Витя.
После глубокого раздумья, отец неторопливо начал рассказывать:
— Много лет назад я тоже ходил на детские собрания…
Витя в изумлении застыл: «Неужели?»
— Мне тоже нравилось слушать рассказы из Библии и очень хотелось быть послушной овечкой Иисуса,— продолжал отец.— Когда я вырос, то увидел, что верующим трудно жить: их презирают, им не дают возможности учиться в институтах, а некоторых даже сажают в тюрьмы. Я не хотел этих трудностей и, как блудный сын, убежал от Бога.
Я хотел, чтобы ты жил лучше меня, потому и запретил ходить на детские собрания. Но ты, сынок, оказался разумнее… Я не буду больше препятствовать тебе…— Отец замолчал и как-то неестественно откашлялся.
— Спасибо, папа! — кинулся Витя на шею отцу— Теперь я могу пойти на Рождество вместе с Юрой!
А случилось так, что Витя пошел на рождественское собрание с папой. Это на самом деле был радостный праздник, потому что в дом Отца Небесного вернулся еще один блудный сын — Витин папа.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s