Трина

Как только яркое солнце скрылось за высокой горой, в домике бабушки Катерины стемнело. Она отодвинула прялку и принялась задумчиво растирать свои скрюченные от ревматизма пальцы.
«Ах, если бы я могла работать, как раньше!» — с сожалением вздохнула она, вспоминая нелегкое прошлое.
Катерина всю жизнь проработала прачкой — стирала богатым людям, а теперь, постаревшая и больная, могла только прясть. Последние годы она совсем мало получала за свою работу, и ей с внучкой Тринели жилось нелегко.
Старушку уже несколько дней беспокоили тревожные мысли: как быть с Триной? Веселой, жизнерадостной девочке пошел двенадцатый год. Она уже вот-вот закончит школу, и ей нужно будет искать работу.

На днях к Катерине заезжал двоюродный брат Теодор и просил отдать ему Трину. Он хотел, чтобы девочка работала на фабрике, а в свободное время помогала ему по хозяйству. Жена Теодора часто болела, а нанять служанку они были не в состоянии. Теодор рассчитывал на Трину — крепкую, проворную девочку — и настаивал на том, чтобы осенью она переехала к нему. Он считал, что девочка уже в состоянии зарабатывать на жизнь. Катерина сказала, что до осени еще далеко и ей нужно вначале подумать и поговорить об этом с Триной.
Теодор недовольно возразил. Он не считал нужным советоваться с ребенком. Однако бабушка осталась непреклонной и отложила решение вопроса до осени.
Поняв, что уговаривать сестру бесполезно, Теодор напомнил, что в городе Трина сможет хорошо зарабатывать и помогать ей деньгами, и ушел.
Весь день мысли о будущем внучки не давали бабушке Катерине покоя. Она часто останавливала прялку и обдумывала предложение Теодора. Вот и теперь, сидя в сумерках, она вспоминала разговор с братом и тяжело вздыхала.
С одной стороны, Теодор прав. Было бы неплохо Трине жить в городе, работать на фабрике и получать хорошую плату. Но бабушка никак не могла согласиться с тем, что ей придется отправить любимую внучку к неверующим родственникам. Она хорошо знала грубого, неприветливого Теодора и его жену, которая не очень-то старалась поддерживать в доме чистоту и порядок. Бабушка Катерина переживала, что Теодор сделает из Трины домработницу, и ей придется делать все по дому самой, а фабрика — это только повод, чтобы забрать девочку.
С другой стороны, бабушка не представляла, чем будет заниматься Трина после школы. В их селе служанок брали редко. Хозяева обычно сами справлялись с работой в своих небольших поместьях. Даже у фрау Кромер, хозяйки большого яблоневого сада, всегда была только одна служанка.

Бабушка Катерина понимала, что к осени Трине обязательно нужно найти работу, но где? Неужели и правда придется расстаться с внучкой?
В памяти старушки в один миг ожили трогательные, незабываемые картины. Она рано осталась вдовой с двумя малолетними сыновьями и дочерью. Ей пришлось много работать, чтобы вырастить детей. Во всей округе Катерину знали как старательную, аккуратную и добросовестную женщину, и многие состоятельные люди звали ее к себе на работу.
Когда сыновья повзрослели и обзавелись семьями, они уехали далеко из родной деревни. Дочь тоже вышла замуж и переехала в город. Но через год случилось несчастье — она умерла. Ее муж принес трехмесячную Трину бабушке, а сам уехал неизвестно куда.
Так появилась в доме Катерины крохотная девочка. Она принесла с собой не только заботу, но и утешение. Подрастая, Трина все больше привязывалась к бабушке, и теперь они уже не представляли жизни друг без друга. Мысль о разлуке вселяла в сердце старушки страх.
Бабушка Катерина с юности любила Бога и все свои переживания доверяла Небесному Отцу. Она часто преклоняла колени и рассказывала Ему о своих трудностях и тревогах. Переживания за Трину бабушка тоже принесла Господу в молитве и верила, что Божья рука всегда и везде будет над ними. Когда она думала об этом, то расставание не казалось уже таким страшным.

Пришла весна, а за ней и лето. Трина закончила школу и теперь целыми днями могла помогать бабушке. А когда солнце хорошо обогрело землю и в лесу начали созревать ягоды, Трина вместе с другими детьми стала ходить за земляникой.
Среди девочек, с которыми ходила Трина, была Марианна — худенькая и стеснительная, старшая дочь многодетной семьи дровосека. Рядом с краснощекой и подвижной Триной она выглядела бледной и медлительной. Ее застенчивость подчеркивала бедная и большая, видно с чужого плеча, одежда. Мать Марианны часто болела, а скудного заработка отца не хватало, чтобы прокормить шестерых детей. Марианна старалась изо всех сил, чтобы хоть немного помочь родителям, но, несмотря на усердие, каждый раз с трудом набирала только полкорзины ягод.

Однажды Марианна нашла поляну, усыпанную крупной земляникой. Счастливая, она стала быстро собирать ягоды, но тут подбежала Трина. Увидев крупную землянику, она присела возле Марианны и, выбирая самые хорошие ягоды, скоро обогнала ее.
Обежав всю поляну, Трина торжествующе выкрикнула:
— У меня уже полная корзинка! Пойдемте домой!
Дети стали торопливо закрывать свои корзинки листьями и травой, чтобы ягоды по дороге не рассыпались. Трина тоже положила поверх ягод большой лист лопуха и аккуратно закрепила его тоненькими прутиками. И только Марианне не нужно было прикрывать ягоды, потому что их было чуть больше полкорзины.
Весело переговариваясь и обгоняя друг друга, дети спешили домой. Печальной была только Марианна. Она снова не успела собрать ягод столько, чтобы можно было продать…

Возле яблоневого сада Трина услышала голос фрау Кромер:
— Тринели, иди сюда! Трина подошла к изгороди.
— Покажи-ка свою землянику,- попросила она, приподнимая лопух.- У меня растет ягода намного крупнее, но говорят, что варенье из лесной земляники ароматнее и полезнее. Сколько тебе платят за такую корзинку?
— Один франк!
— Думаю, она не стоит дороже,- добродушно подметила фрау Кромер.- Но ради твоей бабушки я заплачу больше. Ты отдаешь ей деньги или сама тратишь куда хочешь?
Трине показалось, что ее подозревают в нечестности, и она обиженно ответила:
— Я все отдаю бабушке!
— Ну не сердись, не сердись,- засмеялась фрау Кромер.- Вот франк за ягоду, а это лично тебе,- отсчитала она пятьдесят сантимов.
— Спасибо! — поблагодарила Трина и, размахивая пустой корзинкой, побежала домой.
Когда она заскочила в дом, уже стемнело. Крепко обняв бабушку, Трина положила ей в руку заработанные деньги и весело защебетала:
— Бабушка, я быстрее всех собираю землянику! А Марианна за целый день даже полкорзинки не набрала. Знаешь, она так медленно работает! Если даже она найдет хорошую полянку, все равно не может быстро собирать. Пока она наберет горсть, я успеваю обежать всю поляну!
— Надеюсь, ты не обижаешь Марианну?
— А, ее все прогоняют! — вспыхнула Трина.- Каждый старается быстрее наполнить свою корзинку и ищет ягоды покрупнее. Марианна тоже пусть не зевает!
— Ты не должна поступать, как все,- покачала головой бабушка.- Иисус учит нас заботиться о наших ближних, любить их, а если ты презираешь Марианну, ты делаешь грех. Ты же знаешь, что для их семьи корзинка ягод — большая помощь. Ее мама часто не знает, где взять денег на хлеб. В следующий раз помоги Марианне,- посоветовала бабушка и показала на стул: — Тринели, присядь-ка возле меня, я хочу поговорить с тобой.
Трина с любопытством заглянула бабушке в глаза.
— Мы с тобой должны подумать, куда ты пойдешь работать,- серьезно сказала бабушка Катерина.- Недавно приезжал дядя Теодор. Он хочет, чтобы ты переехала к нему в город и работала на фабрике…
— Нет! Я лучше умру, чем пойду к ним! — перебила бабушку Трина.
— Не торопись! Я думаю, нам нужно все хорошо обдумать, помолиться Богу. Если не согласиться с дядей Теодором, то не знаю, где еще можно найти тебе работу…
У Трины из глаз брызнули слезы.
— Бабушка, я так люблю тебя и хочу всегда жить с тобой! Я не хочу ехать к дяде Теодору. Как ты будешь без меня? Кто будет носить тебе зимой дрова и воду? А если ты заболеешь, кто затопит печку и сварит еду? Ты будешь совсем одна и не сможешь даже кого-нибудь позвать! Нет, я не поеду! — зарыдала Трина, уткнувшись в бабушкины руки.
— Успокойся, Трина! — Бабушка Катерина прижала внучку к себе.- Будем молиться, и Господь укажет нам, что делать.

Проходили дни. Бабушка с Триной каждое утро молились о том, чтобы для Трины нашлась работа в их селении. Они больше не говорили о предстоящем расставании, и Трина думала, что ей никуда не придется ехать. Она по-прежнему была веселой и охотно ходила с детьми за ягодами.

Была середина лета. Дети уже обошли все известные им ягодные места и не были только на поляне у мельницы, что стояла за пшеничным полем. Там, на солнцепеке, всегда росла крупная земляника. Но собирать ее осмеливались не все, потому что хозяин поля, переживая, как бы дети не вытоптали пшеницу, всегда прогонял их.
Однажды дети все-таки решились и пошли на заманчивую поляну. От множества ярко-красной земляники у них разбежались глаза. Какая красота! Трина нагнулась и стала быстро срывать ягоды. Она так увлеклась, что не заметила, как подошел фермер. Его сердитый голос заставил Трину вздрогнуть.

— Вы опять здесь! А ну-ка, марш отсюда! Чтобы вашей ноги здесь больше не было!
Дети пустились наутек, и только Трина не тронулась с места.
— Так вот кто топчет мое поле! Уходи сейчас же! — еще сильнее закричал фермер.
— Я не наступила ни на один колосок! — поднялась Трина.- Смотрите, я только землянику собираю!
— Знаю я вас! Уходи сейчас же, а то… — Сжав кулаки, фермер угрожающе поднял руку.
Подхватив корзинку, Трина бросилась бежать. Она пулей влетела в дом и сквозь слезы пожаловалась бабушке:
— Я ничего плохого ему не сделала, ни на один колосок не наступила! Я рвала только ягоды!
— Что случилось, Трина? — спросила бабушка, остановив прялку.- Почему ты плачешь?
Ее добрый голос немного успокоил Трину, и она рассказала, как фермер прогнал ее с поляны.
— Я же ему ничего плохого не сделала! — повторила она обиженно.
Бабушка Катерина долго молчала.
— Здесь ты не права, внучка,- наконец сказала она.- Вам нужно было спросить у фермера разрешения. Не обижайся на него. Давай-ка лучше подумаем, чему Бог хотел научить тебя через этот случай.

Когда мы с тобой хотим, чтобы в доме было чисто, то берем веник и подметаем пол, вытираем пыль, правда? Бог, как хозяин нашего сердца, тоже хочет, чтобы оно было чистым, и тоже наводит в нем порядок. Только веником в сердце ничего не сделаешь. А вот через разные трудности Бог часто достигает в нас чистоты. Например, фермер поступил с тобой несправедливо, и тебе стало обидно. Но если ты прислушаешься к своему сердцу, оно подскажет тебе, что ты тоже обижала кого-то. Значит, кому-то ты сделала больно и за это должна попросить прощения. Если ты сделаешь это, твое сердечко станет чище. Вот таким образом через трудности Бог очищает нас. Он хочет обитать в нашем сердце и для этого освобождает нас от гордости, себялюбия, зависти и многих других грехов, которые живут в нас.

Трина вспомнила про Марианну, но бабушке ничего не сказала — стыдно было. В сердце она решила больше никогда не обижать ее.

Июль подходил к концу. Земляника уже отошла. И только у самого леса, на северном склоне горы, еще можно было найти позднюю ягоду. Дети знали, что за нее всегда платят дороже. Но собрать там полную корзинку удавалось не всем. Только трудолюбивая Трина, Марианна да еще три-четыре девочки продолжали ходить за ягодами.
Как-то вечером Трина торопливо спускалась с горы, довольная, что набрала полную корзинку земляники. Она надеялась продать ягоды хозяйке яблоневого сада. Уже у самой изгороди Трина услышала, что фрау Кромер бранит за что-то свою служанку. Трина хотела было пройти мимо, но потом остановилась.
— Добрый вечер! — поздоровалась она.- Вы купите у меня землянику?
— Нет! — сердито ответила фрау Кромер.- Мне сегодня ничего не нужно!
— Вы только посмотрите, какая она красивая! — вошла Трина в сад.
— Я же сказала, что мне ничего не надо! Иди домой! — повторила хозяйка.
Но Трина подумала, что фрау Кромер, увидев ягоды, обязательно купит их, и стала торопливо открывать корзинку.
— У тебя что, на пятках смола? — раздраженно спросила фрау Кромер.- Или ты высматриваешь спелые яблоки, чтобы потом оборвать их? Знаю я вас, шалунов!
— Я никогда не воровала яблоки… — Трина чуть не задохнулась от несправедливого обвинения.
— Не хочу разговаривать с тобой! Уходи! — оборвала ее хозяйка.
Глотая слезы, Трина выскочила из сада. Слова фрау Кромер больно ранили ее. Присев на траву у дороги, Трина дала волю обиде.
— Я никогда этого не делала! Никогда! — возмущалась она.
Долго плакала Трина, пока не вспомнила последний разговор с бабушкой.
— Может, через фрау Кромер Бог хочет очистить мое сердце? — спросила она вслух и, положив голову на колени, задумалась.

В памяти промелькнули события дня. Сегодня она несколько раз забегала вперед Марианны и собирала самую лучшую землянику. Марианна, как всегда, ничего не говорила.
«Я снова обидела Марианну,- с сожалением подумала Трина.- Это нечестно, несправедливо! Я же обещала больше не делать так!»
Вдруг Трина вскочила и стремглав побежала вниз по тропинке.
Вот и дом Марианны, маленький и убогий. В вечерних сумерках тускло светилось единственное окно. Трина подошла ближе к дому и в нескольких шагах от себя увидела сидящую на бревне Марианну.
— Что случилось? — присела она на корточки возле нее.- Почему ты здесь сидишь?
— Не хочется заходить домой,- ответила Марианна сквозь слезы.- Мама болеет, и у нас нечего есть. Я думала продать землянику в гостинице и купить хлеба… Но так мало насобирала ягод, что и продавать нечего…
Трина почувствовала, как тяжела ее корзинка. Ей казалось, что она становится все тяжелее и тяжелее, и не только оттягивает руку, но давит на сердце. Недолго думая, Трина одним движением сняла лопух со своей корзинки и пересыпала ягоды в корзинку Марианны.
— Марианна, прости меня! — сдавленно проговорила она, присаживаясь на бревно.- Я нечестно поступала, когда забегала вперед тебя и выбирала лучшие ягоды… Возьми, это тебе…

Трина поставила корзинку Марианны у ее ног и, подхватив свою, побежала домой.
Марианна сначала ничего не поняла, а потом спохватилась и крикнула вслед:
— Трина! Трина! Спасибо тебе!

Добежав до яблоневого сада, Трина перевела дух и пошла медленно, думая о том, что произошло в этот вечер. Ей было приятно оттого, что попросила прощения у Марианны, что отдала ей свои ягоды. Трина дала себе слово помогать Марианне, когда поспеет черника и ежевика. — Бабушка, я сегодня ничего не принесла… — Трина поставила пустую корзинку под стол.- Я отдала землянику Марианне. Ты не сердишься на меня?
Она подсела к бабушке и рассказала все, как было. — Я рада, что ты поняла голос Божий и осознала свою вину перед Марианной,- сказала бабушка, выслушав внучку.- Конечно же, я не сержусь, ты правильно поступила…

Пришел август. Спелые краснобокие яблоки напоминали о приближающейся осени. За все лето Теодор ни разу не появился в доме сестры. Бабушка Катерина стала думать, что у него поменялись планы и он больше не приедет. А Трина решила, что ей не нужно будет уезжать из дома, потому что бабушка ничего не говорит об этом.
Однажды на рассвете к ним постучал незнакомец. Он сказал, что зашел по поручению дяди Теодора, который просил приготовить вещи Трины. Он приедет в село по делам и возьмет девочку с собой.

У бабушки Катерины потемнело в глазах. Наступил момент, которого она больше всего боялась.
Проводив гостя, бабушка задумалась. Как сказать об этом Трине?
«Сейчас ничего не буду говорить, а если Теодор все-таки приедет, то разлука для нее будет неожиданной, и нам легче будет перенести ее»,- решила она.
На лицо бабушки Катерины легла тень озабоченности и тревоги. Заметив это, Трина спросила:
— Бабушка, почему ты такая грустная? У нас кончились деньги? Не переживай! Я каждый день буду собирать ягоды, и у нас будут деньги. Мне совсем не нужно отдыхать. Посмотри, какая я сильная! — протянула она крепкие загорелые руки.
Да, бабушка видела, что Трина выросла, окрепла и могла бы не только собирать ягоды. Но где найти работу в селе? Бабушка каждый день думала об этом, но придумать ничего не могла. И тогда она стала вспоминать, сколько раз Бог милостиво помогал ей в нелегкой жизни, и говорила себе: «Что унываешь ты, душа моя, и что смущаешься? Уповай на Бога!». Надежда на Господа была ее единственным утешением.
Как-то вечером, ожидая внучку, бабушка Катерина услышала незнакомые шаги на улице.
«Неужели Теодор?» — екнуло ее сердце.

Через минуту дверь отворилась и в комнату уверенно вошла хозяйка яблоневого сада с огромной корзиной в руках.
— Добрый вечер, Катерина! — остановилась она у порога и поставила корзину на пол.
Старушка подошла к фрау Кромер, поздоровалась и пригласила сесть.
— У меня в этом году хороший урожай, и я принесла вам немного яблок,- сказала фрау Кромер, присаживаясь.- А где Трина?
— Ушла за черникой. Вот-вот придет,- ответила бабушка Катерина и, тяжело вздохнув, добавила:
— Скоро мне некого будет ждать…

— Хорошо, что ее нет,- быстро заговорила гостья, словно не расслышала последних слов.- Мне нужно поговорить с вами. Знаете, Катерина, у меня недавно был неприятный разговор с вашей внучкой. Она, наверное, рассказывала вам. В тот момент я была очень расстроена и сорвала на ней свое негодование.- Фрау Кромер виновато кашлянула.- Но знаете, то, что сказала Трина, сидя за изгородью, заставило меня задуматься. Я поняла, что она хорошая, честная девочка, что вы научили ее страху Божьему и с таким человеком легко жить и работать.
У меня появилась одна идея, которой я и хочу поделиться с вами,- гостья понизила голос.- Правда, Трина еще маленькая, но она крепкая и к тому же разумная девочка. Если вы не против, я возьму ее себе в служанки. Зимой у меня будет время, я подучу ее, а летом она уже сможет мне помогать. Вы только не переживайте, Катерина! По-моему, она уже может зарабатывать на жизнь. Я буду платить ей, как обычной служанке. Кроме того, каждый день она будет получать буханку хлеба. В воскресенье у нее будет выходной.

Думаю, вас это устроит… — Фрау Кромер запнулась и, взяв старушку за руку, взволнованно спросила:
— Катерина, почему вы плачете? Трине будет хорошо у меня! Каждую субботу она будет приносить домой муку, банку молока и еще что-нибудь…
— Я плачу от радости, только от радости… — сквозь слезы проговорила бабушка Катерина.- Ты даже не представляешь, от какого горя избавила меня! Как милостив к нам Господь!
Бабушка Катерина рассказала фрау Кромер, как она все лето переживала о том, что придется отпустить Трину в город.
В это время, скрипнув дверью, в избу торопливо вошла Трина и, увидев гостью, поздоровалась.
— Добрый вечер,- приветливо отозвалась фрау Кромер и поднялась:
— Я пришла пригласить тебя на работу.
Трина удивленно глянула на фрау Кромер, а потом на бабушку.
— О, слава Богу! — вытирая слезы, сказала бабушка.- Как Он милостив к нам! Внученька, теперь тебе не надо ехать к дяде Теодору! Ты останешься со мной. Каждый день будешь ходить на работу к этой доброй женщине, а вечером возвращаться домой…
— Спасибо вам, фрау Кромер! — подпрыгнула от радости Трина.- Я с удовольствием буду у вас работать!
— Вот и хорошо,- мягко сказала фрау Кромер.- Ягодная пора уже закончилась, а фруктовая только началась. В понедельник я жду тебя, хорошо? Ну а пока — до свидания!

Как только за фрау Кромер закрылась дверь, бабушка с Триной склонились на колени. Предложение хозяйки яблоневого сада было для них Божьим ответом на молитвы. Несомненно, это Он позаботился о том, чтобы Трина осталась с бабушкой и могла зарабатывать на хлеб.

В понедельник Трина первый раз в жизни пошла на работу. Она помогала фрау Кромер собирать яблоки и не знала, что к ним пришел дядя Теодор. Конечно, он сильно рассердился на бабушку за то, что она не захотела отпустить Трину, но изменить уже ничего не мог.

Всю свою жизнь бабушка молилась о Трине и заботилась о том, чтобы она научилась видеть милости Божьи, научилась доверять Ему, потому что Он любит ее и хочет отвечать на ее молитвы.

Трина полюбила Господа и была счастлива с Ним.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s