«Неужели уйдёшь ты, не приняв Христа?..»

…Ибо Он спасёт людей Своих от грехов их.
Евангелие от Матфея 1, 21

В мире нет ничего более чувствительного, чем человеческая душа, когда она пробуждается от Божественного прикосновения. Сегодня я удивляюсь, сколько у Господа нашего терпения, милости и безграничной любви к Своему творению, лично ко мне.
У меня была верующая мама, и я, конечно, с раннего детства знала о Боге. В доме находилась Библия, которую читала мама, мы молились. Мама брала нас, детей, с собой на христианские собрания; мы учили стихотворения, декламации наизусть и активно участвовали в служении.

Шли годы, и, повзрослев, я оставила собрания. Подруги звали в кино, на танцы, и мне хотелось пойти с ними, хотя я так не желала огорчать свою любимую мамочку… И всё же сделала выбор в пользу подруг. Мама переживала, но ни разу меня не упрекнула, только, знаю, много молилась. Не раз, придя домой поздно, я тихонько открывала дверь в мамину комнату, а она стояла на коленях. Мама молилась за своих детей.

После окончания школы я поступила в институт. По окончании вуза вышла замуж и уехала далеко от родительского дома. С мужем работали в школе. Я была счастлива в семейной жизни, у нас родились дети, жизнь шла своим чередом.

Случилось так, что в мои молодые годы мне пришлось пережить много горя; я теряла близких и дорогих мне людей. На похоронах слышала Слово Божье, но ни разу не воспринимала его близко к сердцу, почему-то оно меня не тревожило…

Лишь в 39 лет Господь достучался до моего гордого сердца. В 90-е годы в наши края приехала группа верующих, среди которых были мои друзья детства и юности. Они знали, что я живу в этом посёлке и, поставив палатку в центре села, пришли к нам домой. Пригласили на собрание. Я, конечно, согласилась прийти, но в душе противилась. Мой муж говорил мне:
– Неудобно, твои земляки, надо идти.

И я пошла с двумя старшими дочками, в то время уже подростками. Издалека я услышала пение, знакомые христианские гимны. Как стало тепло на душе! Я не знаю, каким удивительным образом слова песен проникали в моё грешное сердце так, что мне становилось трудно дышать. Я не понимала, что со мной происходит, но явно творилось что-то непонятное, необъяснимое… Я плакала и не могла остановить слёз. Стесняясь их, оглядывалась на своих коллег (которые тоже пришли сюда по приглашению). Мне не хотелось, чтобы меня видели в таком состоянии и, едва собрание заканчивалось, я спешила домой. К моему удивлению муж встречал нас у входа, хотя, провожая из дома, говорил:
– Я не смогу за вами приехать, вечером будет интересный фильм.

На следующий день я пошла снова. Всё повторилось: я плакала всё собрание и к концу снова оглядывалась на выход, ища глазами мужа, чтобы поскорее уехать. Ко мне подошёл брат (так верующие называют друг друга, подчёркивая духовное родство. – Прим.ред.), замечательный друг моих родных братьев и нашей семьи, и, назвав меня по имени, спросил:
– Может ты хочешь обратиться к Богу?
Я резко ответила: «Нет!» и направилась к выходу.

Мужу моё поведение не нравилось, он спросил:
– Что с тобой происходит? Может тебе туда лучше не ходить?
– Ты прав, больше не пойду,– сказала я.

Но на следующий день уже с утра торопилась успеть как можно больше сделать дел по дому, чтобы всё было готово к приходу мужа с работы и чтобы вовремя пойти на собрание.

Вернувшись с работы, мой муж, наблюдая за мной, сказал:
– Ты опять куда-то торопишься, не на собрание ли? Ты же не хотела туда больше ходить?
– Пойду! Не могу не пойти,– ответила я.
Так продолжалось пять вечеров подряд, а в шестой, заключительный вечер, я пришла на собрание и удивилась своему состоянию; я была совершенно равнодушна ко всему, что слышала. Тогда я не знала, что покаяние исходит от Господа, хотя внутренне понимала, что без моей воли и согласия Бог не может спасти меня, и, тем не менее, враждовала так много дней против самой сильной Личности на свете.

Рядом сидела моя дочка, я ей говорю:
– Сегодня всё по-другому воспринимается, молись обо мне, доченька.
Она прижалась ко мне и шепчет:
– И ты, мама, молись обо мне.

Мне очень хотелось, чтобы в мою душу вновь ворвалась та буря, которую я испытывала накануне; я ждала, что сердце снова начнёт трепетно стучать в груди, но ничего этого не повторялось; не было и слёз. Наступила тишина, пугающая меня, страшная тишина! Сердце моё словно заледенело, меня больше ничего не тревожило. «Если все предыдущие дни в моё сердце стучал Иисус, то почему не стучит сегодня?» – думала я. Стало вдруг страшно! Я сидела рядом с дочками, мы молились друг за друга, и каждая – за себя. Я не помню, что я говорила в молитве, но знаю, что просила спасения.

Когда служение подходило к концу, запели гимн: «Неужели уйдёшь ты, не приняв Христа?..» Вдруг я снова услышала тот знакомый очень громкий стук, сердце тревожно забилось, слёзы полились потоком… Люди расходились, но мне уже было всё равно, что обо мне подумают мои коллеги или соседи, я плакала… Подошёл брат и заботливо предложил помолиться. Я упала на колени, рядом склонилась моя старшая дочь, и мы в слезах и рыданиях примирились с Богом!

Через несколько месяцев к Богу обратилась и младшая дочь. А спустя годы, и мой дорогой муж и сын отдали свои сердца Господу! Это блаженнейшее состояние невозможно
передать словами! Я благодарю моего Бога за то, что Он, не уставая, продолжал звать меня к вечной Любви и Свету и что в моём сердце родилась новая песнь, песнь моего возрождения!

Е. П. Дорохова

Взято из газеты «Веришь ли ты?»

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s