Книга «Верю в бессмертие» — Н.Е.Бойко — Глава 16

27 августа вечером 1988 года возле барака, где я жил, несколько раз проехала милицейская машина, я не придал этому особого значения. (Позже я узнал, что машина дежурила всю ночь.) А на утро ко мне пожаловал дежурный милиционер и пригласил к 11 час. утра в отделение. Я помолился и явился на пятнадцать минут раньше.

— Меня кто-то вызывал?

— Зайдите в паспортный стол, — засуетился дежурный.

Помолился. Зашел. За столом сидел начальник паспортного отдела и пограничник в чине майора, — что бы это значило?!

— Бойко, к вам прибыли два единоверца и желают с вами встретиться, не возражаете? — испытывающе глядя мне в глаза, сказал встревоженный начальник.

Для меня эта новость — как гром среди ясного неба. Кто мог приехать ко мне без вызова, ведь зона закрытая?!

— Правда, они нарушили границу, — продолжал озадачивать меня начальник. — Мы их оштрафовали, но они все-таки хотят вас видеть. Вы не против?

Тревога на сердце сразу улеглась: кто может нарушить границу ради меня? — Только наши братья!

— Конечно, не против! — тут же согласился я.

Завели в кабинет братьев, которых я видел впервые. Сердце радостно забилось. У братьев — восторженные лица! Приветствуемся, плачем и одновременно знакомимся.

Сколько лет я не видел братьев по вере! Они прибыли из Ташкента. Один из них, будучи неверующим, сидел в тюрьме. Там встретился с братом-узником из Омска, покаялся и, любя народ Господень, особенно узников, пробрался аж ко мне в запретную зону!

— Вы разве не знали друг друга раньше? — удивляясь, спрашивал то пограничник, то начальник.

— Нет.

— Что за человек этот Бойко? Плачет, радуется, братьями называет совершенно незнакомых людей! Ведь он, наверное, не знает не только имени, но и их фамилии?!

— Мы верующие! Мы братья во Христе. Знали друг друга только по письмам…

— Сорок пять минут вам на беседу! — расщедрился начальник, не переставая удивляться.

Братья рассказали о своем желании посетить тех узников, которые находятся в неволе длительное время и живут в отдаленных глухих местах. Сначала добрались до меня, затем хотят посетить Ивана Яковлевича Антонова и Евгения Никифоровича Пушкова.

Начальник долго смотрел на нас, радующихся, и не вытерпел: «Слушайте, вы люди взрослые, — обратился он к братьям, — как вы рискнули идти пешком по дикой тайге?! Сто двадцать километров пробираться по сопкам! Там столько медведей и всяких диких зверей — вы о чём думали?!

— Мы верующие. Помолились, и Господь нас вел. Медведей мы не боялись.

— Медведи разве разбираются, где верующие, а где неверующие?

— Всё зверьё хорошо разбирается, только люди не могут. Когда мы доверяемся Богу — ни один зверь нас не тронет, потому что всё живое подчиняется Богу, а люди не хотят покоряться Богу.

— У вас хотя ножи с собой были?

— Зачем? Наша защита и ограда — Бог.

— Вы — более чем странные люди…

— Гражданин начальник! — обратились братья, — Разрешите, мы сходим к Бойко домой и посмотрим, как он живет, по чашке чая выпьем.

— Благодарите за то, что мы дали вам возможность поговорить здесь!

Видя, что никаких тайных разговоров у нас нет и мы ведем себя просто и откровенно, начальники вышли, и братья рассказали о том, как Господь провел их от Ташкента до Аяна.

«Еще в Ташкенте мы знали, — рассказали мне братья, — что без пропуска можно прилететь только в поселок Нелькан. А от Нелькана до Аяна 120 км — глухая тайга. Ташкентские братья не советовали нам ехать, но у нас была вера, что мы дойдем пешком. Приехали в Хабаровск, и здешние братья отговаривали: «Не рискуйте!» Но мы все же поехали. Приехали в Богородское, встретились с сестрой Ниной Андреевной Вьюшковой (она в молодости работала в Аяне). И она убеждала нас не подвергать себя опасности.

— Вы не проедете и не пройдете туда ни коим образом. Там нет никаких дорог — сопки, тайга и непроходимые болота…

— Мы уповаем на Господа, Он знает, как нас провести туда.

Из Богородского приехали в Николаевск-на-Амуре, а оттуда самолетом прилетели в Нелькан.

— Как нам попасть в Аян? — спрашивали местных жителей.

— Только самолетом, — однозначно отвечали нам, — но туда нужен пропуск.

— Покажите, пожалуйста, в каком направлении нам идти.

— В тайге нет дорог совершенно! Идти не по чем, понимаете? — горячо растолковывали жители.

— Если знаете, укажите главное направление, — не отступали мы.

— Вот эти телеграфные столбы идут до Аяна, не пойдете же вы по проводам?!

Это — уже надежный ориентир, решили мы! Помолились и пошли. Идем сутки, вторые. Ночью один спал, а другой бодрствовал у костра. Продуктов с собой у нас было немного, в основном несли с собой духовную литературу.

Питались ягодами и тем, что попадалось съедобное. На третьи сутки перед нами выросли как из-под земли два пограничника.

— Стой! Куда идете?

— В Аян.

— Кто вы такие? Шпионы? Ваши документы?

— Никакие мы не шпионы, вот наши паспорта.

Пограничник открыл один паспорт, другой… Глаза его округлялись, лицо вытягивалось от недоумения.

— Слушайте, вы из Ташкента идете в Аян?! К кому?

— К брату по вере.

— Что это за брат?

— Николай Ерофеевич Бойко. Он отбывает ссылку в Аяне.

Пограничник положил наши документы в карман и привел нас на заставу. И здесь начались расспросы.

— Почему идете пешком?

— У нас нет пропуска.

— Посидите здесь… — оставили они нас с солдатами.

Начальство ушло, видимо, созваниваться: проживает ли в Аяне ссыльный Бойко? А нас окружили солдаты. Мы с удовольствием рассказывали им о Христе. Сколько у нас было литературы — всю моментально раздали. Нигде мы еще не видели такой жажды в Слове Божьем, как на этой глухой заставе.

Часа через три вернулось начальство. Оштрафовали нас для порядка, провели в вездеход и привезли в Аян, куда мы и хотели! Здесь нас задержали на ночь».

О чрезвычайном происшествии узнали и в Главном управлении лагерей г. Хабаровска, и в КГБ, — всех подняли по тревоге! Они опасались, что эти двое молодых людей из Ташкента первыми пришли в разведку, и что за ними движется целая группа захвата, чтобы «освободить из ссылки Бойко!»

Позже начальство поселка меня зло упрекали: «Декабристы такого не делали, как ваши баптисты!»

Мы еще беседовали с братьями, пришло начальство: «Собирайтесь! Сейчас подойдет машина, и вас увезут…»

Мы вышли на улицу, а там — и работники КГБ, и участковый милиционер, и народ собрался. Весть о приезде ко мне братьев молниеносно распространилась не только по поселку.

— Объясните, что вы за люди? — обратился участковый к братьям. — Как вы не побоялись пробираться тайгой?! Спросите хотя у Бойко, сколько медведей в Аян заходит, не говоря уже о тайге!

— Да, заходят медведи, — подтвердил я.

— Господь нас защищал, мы медведей даже не видели! А вообще-то, к верующим не прикасаются даже голодные львы! — рассказали братья библейское событие о том, как Даниила за верность Богу бросали в ров ко львам.

— С вами трудно разговаривать, — вздохнул милиционер.

— Скажите, с какой целью вы рисковали своей жизнью?

— Мы уже говорили: посетить нашего дорогого брата и узника за дело Божье — Бойко Николай Ерофеевича.

— Знали ли вы друг друга раньше? — повторялись вопросы.

— Заочно. Христос нас сроднил.

— Кто такой Христос?

На эти и многие другие вопросы братья отвечали откровенно, как было на самом деле, и смело свидетельствовали о Боге.

Подъехала машина.

«Пройдите», — пригласил моих дорогих гостей пограничник.

«Мы сейчас помолимся, попросим благословения у Бога на обратный путь братьев», — сказал я.

Нам разрешили. Каждый из нас громко в присутствии любопытной толпы помолился Господу. Мы попрощались, плача от радости. Братья сели в милицейский «бобик» в сопровождении пограничника и двух милиционеров.

Шел я в свой барак и продолжал плакать от великой радости, какую Бог послал мне через посещение братьев. Поблагодарил еще раз Бога и решил написать письмо в Ташкент, ведь церковь о них тревожится. Сел писать… О! Фамилии братьев я не знаю, кому же адресовать?

Вернулся в отделение милиции. Постучал в кабинет начальника паспортного стола. Мне разрешили войти. Вхожу, а там — все в сборе, и работник КГБ среди них. Продолжают обсуждать ЧП!

— Гражданин начальник, извините. Я хотел написать письмо в Ташкент, а фамилий моих братьев не знаю…

— Полюбуйтесь! — обратился он к присутствующим. — Братья они ему! Ни имен не знал их, ни фамилий! — а у самого — улыбка на лице и добрый взгляд.

— Мы братья во Христе, — в который раз повторил я знакомую, но абсолютно непонятную им фразу.

— Фамилию одного я знаю, а второго — сейчас поищу, — ответил мне начальник и, улыбаясь, принялся просматривать лежащие на столе документы.

— Бойко! Непроходимая тайга! Медведи! Да в своём ли они уме?! — ужасаясь, рассуждал вслух председатель райисполкома.

— Они помолились и шли с верой. Бог их хранил!

— Какой там Бог! Разве медведи считаются с Богом?!

— Еще как!

— Слушайте, Бойко: если кто еще захочет вас посетить, пусть напишут заявление на пропуск, и мы выдадим, только не рискуйте, пожалуйста, жизнью.

— Я не знал, что братья приедут ко мне. Если кто сообщит, тем, конечно, посоветую заручиться пропуском.

Начальник паспортного стола сообщил мне фамилии братьев, и я ушел.

Написал письмо в Ташкент: «Братья и сестры! У меня состоялась очень радостная встреча с братьями из вашей церкви! По вере своей они получили желаемое. Но я не знаю, куда их увезли…»

Время тогда было еще тревожное: могли увезти в КГБ и осудить как «шпионов». Такие беззакония в те годы были в порядке вещей. Я молился Богу о дорогих моих братьях.

Вскоре пришел ответ из Ташкента: «Брат дорогой, не переживайте! После встречи с вами они посетили И. Я. Антонова и Е. Н. Пушкова, а сейчас — на пути домой…»

Братья на свободе! — радовался я этой милости и благодарил Бога.

Через время получил письмо от самих братьев: «Николай Ерофеевич! Нас из Аяна везли как сынов Царя царей. Вызвали специально самолет и двоих отправили в Николаевск-на-Амуре. Оттуда — на Хабаровск, а из Хабаровска — в Ташкент. Мы благодарны Богу, что увидели вас…»

После посещения братьев отношение поселкового начальства ко мне заметно изменилось. Они увидели простоту и искренность верующих и нашу любовь друг ко другу. То, что они ради встречи со мной рисковали жизнью, было очевидно, и начальство невольно проникалось сочувствием ко мне.

Участковый милиционер стал довольно часто приходить ко мне.

— Нам говорили, что баптисты агрессивные и ненавидят советскую власть… Сколько я наблюдаю за вами — вы хорошие люди.

— Для нас — всякая власть от Бога. Мы подчиняемся ей во всем, кроме вопросов веры.

— Что вы за человек?

— Читайте Евангелие, и вы поймете, кто я такой.

— А мне можно его читать? Разрешается?

— Вы обязаны читать Евангелие, чтобы знать, что Бог вас любит и хочет спасти. Вы должны знать, что вас ожидает в будущем и где вы будете проводить вечность.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s