Друг рабов — Давид Ливингстон

Давид Ливингстон (19 марта 1813 – 1 мая 1873 гг.) – британский врач, миссионер, выдающийся исследователь Африки.

Исследовал земли Южной и Центральной Африки, в том числе бассейна реки Замбези и озера Ньяса, открыл водопад Виктория, озера Ширва и Бангвеулу, реку Луалабу. Вместе с Генри Стенли исследовал озеро Танганьика. Во время путешествий Ливингстон определил положение более 1000 пунктов; он первый указал на основные черты рельефа Южной Африки, изучил систему реки Замбези, положил начало научному исследованию больших озер Ньяса и Танганьика.

Его именем названы города Ливингстония в Малави и Ливингстон (Марамба) в Замбии, а также водопады в нижнем течении Конго и горы на северо-восточном берегу озера Ньяса. Блантайр, крупнейший город Малави с населением более 600 000 человек, был назван так в честь родного города Ливингстона.

«Я открою Африку или погибну» (Давид Лингвинстон).

Исследователь-путешественник по поручению Божию

Давид Ливингстон родился 19 марта 1813 года в Блантайре, Шотландия, в бедной семье. У него было две сестры и два брата. Господин и госпожа Ливингстоны учили своих детей многому хорошему, но, прежде всего, они воспитывали в них честность. «Будь всегда честным, чего бы это ни стоило!» – говорил их отец.

4

С десяти лет Давид начал работать на хлопчатобумажной фабрике. В то время еще не был введен восьмичасовой день. Давиду приходилось вставать уже в шесть часов утра и работать до восьми часов вечера. А затем он до 10 часов вечера был на занятиях и, придя домой, еще два часа сидел над учебниками. Спать он ложился почти в полночь, а то и позже. Чтение было его страстью. Он проглатывал одну книгу за другой. Иногда, когда он до рассвета читал в постели, мать заставала его врасплох.

 

Любимая география

Когда Давиду было 16 лет, он прочел рассказ о китайском миссионере Карле Гютцлафе. Это пробудило в нем желание отправиться в Китай и рассказать живущим там людям об Иисусе.

После девяти лет тяжелого труда на хлопчатобумажной фабрике его повысили в должности. Ему дали другую работу, которая лучше оплачивалась. Позднее это дало ему возможность посещать специальную медицинскую школу.

Давид Ливингстон все время пробовал сосредоточиться на своей работе, но это было не так просто. Чаще всего голова его была занята совсем другими вещами. Он отличался от большинства мальчиков своего возраста. Прежде всего, его восхищала география. Ею он занимался, насколько предоставлялась тому возможность. Когда он читал о других странах, ему казалось, будто он уже там и открывает неизвестные области земли, в которые пошлет его Бог.

Неизведанные земли

Тем временем Давид познакомился с великим миссионером-новатором Робертом Мофатом. Когда Давид разговаривал с доктором Мофатом, тот показал ему на карте еще неизведанную область и сказал: «Там еще никогда не ступала нога миссионера. Вот поле твоей деятельности». Тогда Давид полностью предоставил свою жизнь Господу Иисусу. Он заявил, что ради Него он согласен отправиться на «черный континент».

Он тут же начал учиться. Он изучал медицину, ибо от всякого миссионера ожидалось, что он будет не только проповедовать Евангелие, но и лечить больных. Затем он изучал различные языки, потому что рассматривал себя как солдата, готовящегося к войне на большом африканском поле битвы. После большой работы и приготовлений он, наконец, был готов отправиться.

20 ноября 1840 года Ливингстону был предоставлен статус миссионера; в конце того же года он отплыл в Африку и прибыл в Кейптаун 14 марта 1841 года. Путешествие оказалось длинным и утомительным. Давид проводил много времени, рассказывая сопровождавшим его на корабле людям об Иисусе. Каждое воскресенье он проповедовал матросам о любви Божией.

Наступление вглубь Африки

Спустя три месяца Давид Ливингстон достиг земли своего назначения – Африки. Наконец-то ему удалось это, и он был у заветной цели! Высадившись на берег черного континента, он не остался там. На упряжке волов он тут же отправился на более чем тысячу километров вглубь страны. Волы шли очень медленно, а потому путешествие длилось больше двух месяцев.

По прибытии Давид Ливингстон надеялся встретить доктора Мофата и его жену. Но те были в то время еще в Англии. Тогда Давид решил выучить язык этой части страны. Вскоре он завоевал доверие аборигенов. Благодаря упорному труду, своему дружелюбию и способности оказать медицинскую помощь во время болезни, он вскоре был в состоянии говорить на их языке. Но потом он понял, что это было не то место, где хотел употребить его Бог. Давид считал, что должен продвигаться еще глубже, в такие районы, где люди еще никогда не слышали об Иисусе.

Следующие пятнадцать лет Ливингстон провел в беспрерывных путешествиях по внутренним районам Южной и Центральной Африки. Он имел многочисленные стычки с местными бурами и португальцами по причине их жестокого обращения с коренными африканцами, вызывавшего у него острое неприятие, и создал себе репутацию убежденного христианина, отважного исследователя и пылкого борца с рабством и работорговлей.

Обращение вождя селения

3Давид Ливингстон путешествовал по различным районам страны, проповедуя в селениях. Однажды он проделал 160 километров для того, чтобы посетить вождя одного племени. Когда миссионер говорил людям о любви Божией, вождь селения спросил: «Если правда, что все люди, грехи которых не прощены, являются навеки погибшими, когда умирают, то почему твои люди не пришли раньше, чтобы сказать нам об этом?»

Ливингстон знал, что теперь значение имеют не слова, а дела. Вскоре после этого дочь старейшины тяжело заболела. Давид Ливингстон заботился о ней, давал ей лекарство. Вскоре ей стало лучше. Вождь обрадовался этому. Он внимательно слушал, что Давид говорил об Иисусе, и скоро принял Господа как своего Спасителя. Благодаря этому у Давида появилась возможность проповедовать Евангелие всему племени.

Работая в глубине Африки, Давид Ливингстон помогал многим людям тем, что показывал им, как выкопать ров, как следует работать на полях и заботиться о физических нуждах. Многим больным он давал лекарство, и некоторые аборигены проделывали пешком более 150 километров только для того, чтобы лечиться у Давида Ливингстона.

Спасенный от льва

Серьезной проблемой в этом районе джунглей Африки были львы. Они часто пожирали скот, принадлежавший аборигенам. Иногда они нападали на людей и убивали их. Ливингстон понимал, что надо что-то предпринять. Он знал, что львы перестанут появляться в этом районе, если убить несколько из них.

Однажды, когда он шел по джунглям с несколькими помощниками из аборигенов, они натолкнулись на льва. Ливингстон схватил свое ружье, прицелился и выстрелил. Полагая, что убил животное, он пошел дальше. Но через несколько секунд разъяренный лев вдруг вскочил и хотел наброситься на Ливингстона. Сопровождавшие его аборигены знали, что их другу-миссионеру грозит явная смерть. Поэтому они изо всех сил закричали. Лев услышал крики и оглянулся. Потом он ринулся на аборигенов, оставив Ливингстона в покое. У того было как раз достаточно времени для того, чтобы выстрелить во второй раз, и на сей раз он убил льва наповал.

2 января 1845 года Ливингстон женился на дочери Роберта Моффета Мэри. На протяжении семи лет она, несмотря на беременности и протесты своего отца, сопровождала Ливингстона в его путешествиях. Жена стала Ливингстону верной помощницей. Мэри умела все: плести корзины, делать свечи, варить мыло, печь хлеб. Дочь миссионера, она сразу взяла на себя часть забот мужа: занималась с детьми и взрослыми в школе, обучала женщин шитью. За пять лет она родила четверых детей. Первенцем был Роберт, потом появились три девочки, последняя из которых умерла во время эпидемии 6 недель от роду. Ливингстон вечерами, кроме богослужений, вел беседы на мирские темы, сопровождая их демонстрацией картинок и различных неизвестных туземцам предметов. Посещая больных, он не вступал в конфликт с местными знахарями, а наоборот, изучал их методы. С удивлением он обнаружил, что задолго до знакомства с миссионерами баквены применяли вакцину от оспы, смешивая содержимое гнойника больного с коровьим навозом и делая прививку на лбу.

Ливингстоны поселились сначала в миссии в Мабоца, потом ненадолго переехали в Тчонване, а с 1847 года жили в Колобенге. Главной причиной перенесения миссии в Колобенг было наличие там питьевой воды. В Колобенге был крещен вождь Сечеле. Крещение было совершено при условиях, что он откажется принимать участие в языческих церемониях вроде вызывания дождя и разведется со всеми своими женами, оставив одну. Эти условия вызвали недовольство части племен тсвана, считавших Ливингстона виновным в страшной засухе и пересыхании реки Колобенг, которые случились в 1848 году и унесли жизни большого количества людей и скота. Кроме того, бывшие жены Сечеле, которые внезапно оказались без мужа, столкнулись со значительными трудностями в патриархальном обществе тсвана.

В июне 1849 года Ливингстон (в качестве топографа и научного работника) в сопровождении африканцев-проводников первым из европейцев пересек пустыню Калахари и исследовал озеро Нгами на южном крае болот Окаванго. За это открытие он был награжден британским Королевским географическим обществом Золотой медалью и денежной премией. С этого события начинается европейская известность Ливингстона и его сотрудничество с географическим обществом, которое продолжалось на протяжении всей его жизни. Общество представляло его интересы в Англии и занималось пропагандой его деятельности в Европе. В пустыне Ливингстон встретил племена бушменов и бакалахари, жившие в каменном веке, и впервые познакомил внешний мир с их устоями.

«Гремучий дым»

2Пробыв два года в Африке, Ливингстон продвинулся еще дальше вглубь континента. Никогда еще ни один белый не отваживался проникнуть так глубоко в джунгли, как он. Но Ливингстон был все еще не удовлетворен. Ему хотелось дойти до незнакомых, незатронутых племен и рассказать им о любви Иисуса Христа. Однажды, беседуя с несколькими аборигенами, он впервые услышал от них о «гремучем дыме». Давид был прирожденным исследователем и первооткрывателем. Поэтому он тут же захотел выяснить, о чем шла речь. В течение десяти дней он пробирался еще дальше вглубь, пока, наконец, не услышал сильный шум и гул. И тут он увидел «гремучий дым»!Давид Ливингстон, великий исследовательпутешественник по поручению Божию, открыл одно из величайших чудес природы – ревущий, пенящийся водопад Викторию.

Некоторые трудности в экспедиции

Для учреждения миссионерских поселений на берегах озера Ньясы британское правительство подготовило два парохода: «Пионер» и «Леди Ньяса». На этих судах Ливингстон в марте 1861 года, а потом в сентябре 1862 года исследовал речку Рувума, впадающую в Индийский океан на севере Мозамбика, пытаясь найти окольный маршрут к Ньясе, который бы не пересекал территории под португальским контролем. Во время второй экспедиции Ливингстон продвинулся вверх по Рувуме на 250 км, но дальше путь снова преградили пороги. Только позже было доказано, что Рувума не соединяется с озером, и этим путем добраться до него по воде невозможно.

К неудачам экспедиции прибавились семейные трагедии. Вначале Ливингстон потерял сопровождавшую его жену, а затем – старшего сына Роберта. Мэри Ливингстон умерла от малярии 27 апреля 1862 года в Шупанге на Замбези. Старший сын Ливингстона Роберт, который должен был присоединиться к экспедиции отца в 1863 году, вместо этого поехал в охваченные гражданской войной Соединенные Штаты Америки, где записался добровольцем в армию Севера, чтобы сражаться против рабовладельцев. Он был ранен под Лорел-Хиллом в Виргинии, попал в плен и умер в лагере для военнопленных под Солсбери, Северная Каролина, 5 декабря 1864 года, когда его отец уже возвратился из Африки в Британию. К тому же брат исследователя Чарльз еще в ходе экспедиции заболел дизентерией и был вынужден вернуться в Англию.

Пропавший без вести

Каждый день Ливингстону становилось все более ясно, что следует трудиться еще больше, чтобы донести евангельскую весть и до тех племен, которые жили еще глубже, чем ему до сих пор удалось пробраться. Ему хотелось пойти туда и рассказать им, как и другим, об Иисусе.

Однажды в Америку пришла весть о том, что Давид Ливингстон, великий миссионер и исследователь, продвинулся так далеко в джунгли, что потерялся. О нем ничего не было слышно, а потому все считали, что он умер. В это время Джеймс Гордон Беннет, издатель газеты «Нью-Йорк Герольд», вызвал в свое бюро молодого репортера. Он поручил ему отправиться в Африку на поиски Давида Ливингстона. Молодой репортер Генри Стэнли покинул родину и поехал на черный континент. После долгих поисков он нашел миссионера глубоко в джунглях, страдающего от тяжелой лихорадки.

Стэнли привез жизненно необходимые продукты и медикаменты, и Ливингстон пошел на поправку. Вместе со Стэнли в конце 1871 года он обследовал северные берега озера Танганьика, а затем осуществил путешествие к Уньямвези (на 320 км к востоку). Стэнли предлагал Ливингстону вернуться с ним в Европу или Америку, однако тот отказался.

Вопрос об истоках Нила остался нерешенным. Во время исследования северных берегов Танганьики Ливингстон убедился, что она не имеет северного истока, однако полноводная Луалаба, хотя и отходила к западу, текла на север и могла соединяться с системой Нила.

31 мая 1872 года он пишет в дневнике: «Все время нахожусь в сомнении и беспокойстве по поводу источников Нила. У меня слишком много оснований испытывать неуверенность. Великая Луалаба… может оказаться рекой Конго, а Нил в конце концов более короткой рекой. Источники текут на север и на юг, и это как будто говорит в пользу того, что Луалаба – Нил, но сильное отклонение к западу говорит в пользу того, что это Конго». Ответа на мучившие его вопросы Ливингстон так и не получил. В 1873 году он снова отправился к Луалабе и по дороге остановился в поселке Читамбо, к югу от озера Бангвеулу.

Здесь Давид Ливингстон опять заболел малярией.

1 мая 1873 года он умер вблизи селения Читамбо (ныне в Замбии) неподалеку от открытого им озера Бангвеулу. Темнокожие товарищи Ливингстона, Чума и Сузи, нашливеликого путешественника мертвым, на коленях возле его кровати, и подвергли его бальзамированию с помощью соли. Сердце Давида Ливингстона было похоронено
в Читамбо, а законсервированное тело, после девятимесячной транспортировки, преодолев расстояние около 1500 км, было доставлено в порт Багамойо на индоокеанском побережье, откуда его отправили в Великобританию.

Ливингстон был погребен с почестями в Вестминстерском аббатстве 18 апреля 1874 года. В Саутгемптоне гроб с останками Ливингстона с корабля перенесли на катафалк. Траурная процессия, в которой участвовали все городские руководители, консулы иностранных государств, президенты и члены Географического и Медицинского обществ города, священнослужители всех конфессий, представители всех городских организаций, проследовала на вокзал. Сначала Джекоб Уэйнрайт был единственным африканцем, но уже на набережной к нему присоединился еще один, несущий белый флаг с черной каймой и надписью: «Ливингстону – другу рабов!»

Специальный железнодорожный состав с открытой платформой, на которой стоял гроб, доставил останки Ливингстона в Лондон. Во время торжественной церемонии в Вестминстерском аббатстве гроб с телом Давида несли генерал-майор Стилл, друзья Ливингстона по Колобенгу Осуэлл и Вебб, доктор Кёрк, ХорэсУоллер, участник миссии Макензи, морской офицер Янг, служивший на «Пионере», Стэнли и Джекоб Уэйнрайт. Вслед за гробом шли дети Ливингстона и Роберт Моффат.

На его могиле была установлена мраморная доска с надписью: «Перенесенный верными руками через сушу и море, покоится здесь ДАВИД ЛИВИНГСТОН, миссионер, путешественник и друг человечества». В этом же году были опубликованы «Последние дневники Давида Ливингстона» (The Last Journals of David Livingston, 1874).

Значение открытий

1Ливингстон посвятил Африке большую часть своей жизни, пройдя преимущественно пешком свыше 50 тыс. км. Он был первым, кто решительно выступил в защиту темнокожего населения Африки на таком высоком уровне. Африканцы очень любили и почитали Ливингстона, однако его жизненная трагедия заключается в том, что открытия великого исследователя были использованы алчными британскими колонизаторами, пытавшимися подчинить Британской колониальной империи территории от Египта до Южной Африки. Однако этот факт только усиливает величие Ливингстона среди остальных исследователей континента. Несмотря на дух викторианства и патернализма в отношении покоренных народов, господствовавший в Англии, Ливингстон был убежден в великом будущем африканских народов и их возможности полноценной интеграции в мировое сообщество, таким образом, выступая предтечей национально-освободительных движений Африки в XX веке.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s