500 лет реформации. Перед рассветом. Эразм Роттердамский

В самом деле, в природе самое темное время перед рассветом. Точно так же в церкви преобладал непроницаемый мрак на закате пятнадцатого и в первых декадах шестнадцатого столетия. Практически не было простой веры, искренней надежды и пламенной любви, столь характерной для Церкви апостольского века. Преобладала помпа и внешняя роскошь, но поклонение было пустым и без истинного содержания. Ритуал был простой формальностью, проповедь медью звенящей, священники, за редким исключением, эгоистичными искателями мирских удовольствий, народ ввергнут в невежество и суеверие.

В Средние века были возведены прекрасные церковные здания, среди которых кафедральный собор в Кельне в Германии — наиболее величественный, но в этих зданиях не проповедовались великие истины Слова Божьего. Проповеди были немногим лучше «мирской и пустой болтовни» на латыни, которая оставалась официальным языком Церкви, несмотря на то, что только немногие ученые понимали ее. Голодным душам не подавали пищи. Учили огромным заблуждениям. В дополнение к двум таинствам, учрежденным Христом — крещению и Вечере Господней, — Рим добавил еще пять: конфирмацию, покаяние, брак, рукоположение и елеосвящение. Также учили, что после смерти христианин попадает в чистилище место очищения души, чтобы быть готовым отправиться на небеса. Что касается умерших некрещеных младенцев, то считалось, что для них есть место Limbus infantum (Limbus означает «граница»), но в сами небеса они попасть не могут.

Молитвы святым — а святых и дней поминовения святых было почти столько же, сколько дней в году‚ — поощрялись, потому что считалось, что многие из них имеют излишек добрых дел, которыми могут воспользоваться люди на земле. В почестях, воздаваемых святым или Марии, матери Иисуса, народ забыл о поклонении единому Богу. Каждое ремесло, профессия, возраст и местность имели своего святого-покровителя, у стран были свои святые-покровители, и для каждой болезни или несчастья был свой посредник, к которому можно было обратиться за помощью. Забыли, что «един Бог, един и Посредник между Богом и человеками, — человек Иисус Христос» (1 Тим. 2, 5). 

Люди ожидали получить спасение через крещение, участие в мессе, индульгенции и добрые дела. Язычество исчезло, но языческие суеверия остались. Люди верили в колдовство, фей, хорошие или плохие приметы. В Англии, в Кентербери, как и в большинстве кафедральных соборов сберегалось просто невероятное количество костей, черепов, челюстей, кистей рук, пальцев и рук, хранившихся в качестве священных реликвий. Толпы посещали усыпальницы, такие как Томаса Бекета, а священники и монахи, отвечавшие за них, создавали реликвии сотнями. Например, палец мученика Стефана, волосы Марии Магдалины, кровь апостолов Иоанна и Фомы, локон волос Девы Марии, кусочек цельного тканого хитона Иисуса. В Глочестершире в фиале показывали кровь Христа. Чтобы подтвердить учение о пресуществлении тут и там демонстрировали кровоточашие облатки. Жульничество было повсеместным. Власть церкви частично строилась на нем. И благодаря этому церковь стала баснословно богатой, потому что простаки отдавали ей свои деньги. Мрачная, очень мрачная картина церкви в начале шестнадцатого века.

Но наконец настал день, когда Богу следовало продемонстрировать Свою силу, чтобы начать реформу в Своей Церкви. Он сам пришел с «лопатой в руке Его, чтобы очистить гумно Свое, пшеницу собрать в житницу, а солому сжечь огнем неугасимым». Это великое событие в истории известно как Реформация. Это самая важная эпоха в истории человечества со времени событий, о которых читаем в Новом Завете.

Обычно приводят различные причины Реформации. Настоящая сила кроется в Евангелии благодати и проповеди его, также прямая причина — поднятие Богом ряда людей, избранных Им, чтобы возглавить это дело. Также были косвенные или внешние причины, которые подготовили событие, и его осуществление было облегчено. Это Божий метод управления природой. Он, суверенный и всемогущий, осуществляет Свои цели во всей их потрясающей сложности благодаря причинам и следствиям, и тот же принцип Он применяет в вопросах спасения и Его Церкви.

Наиболее важной внешней причиной Реформации было движение, известное как Ренессанс, или Возрождение образованности. Оно подготовило умы людей к освобождению от бремени неграмотности и рабства, благодаря которым священники удерживали массы в своей власти. Самым выдающимся мужем Ренессанса был Эразм Роттердамский (ок. 1466-1536). Он был сыном священника (а священникам церковь не давала права становиться отцами) и получил образование у «Братьев общинной жизни» в Девентере и Гааге. Братья существовали, чтобы развивать благочестие, давать образование мальчикам из бедных семей и заниматься добрыми делами в целом. Одним из их учеников был Фома Кемпийский, написавший книгу «О подражании Христу».

image001Хотя Эразм пошел в монастырь под давлением, позднее он освободился от обычных обетов и решил посвятить себя науке и стремлению к знаниям. Он учился в нескольких крупных университетах Западной Европы, провел значительное время в Оксфорде, где встретился с ученым по имени Джон Колет, убедившим его переключить свое внимание со светских дисциплин на библейские исследования. И все же, хотя Эразм и был блестяще образованным человеком, на самом деле он не был реформатором. Он не был лишен христианского сознания, но не обладал чистотой и силой веры, необходимой реформатору. Тем не менее, он был сподвижником Реформации в двояком смысле.

Прежде всего, он обличал злоупотребления церкви в трудах о нравственном разложении, беспощадно клеймя невежество, праздность и безнравственность монахов. В одной из своих книг, иронически названной «Похвала глупости», он говорит о том, что большинство людей «возложили свои надежды на спасение на строгое подчинение религиозным обрядам, не думая, что Судья всей земли скажет в последний день: кто требовал то, что у вас в руках?». В его книге мы читаем:

Христос, презрев все это, спросит об исполнении единственной Его заповеди, а именно — закона любви. Тогда один выставит напоказ свое брюхо, раздувшееся от рыбы всевозможных сортов. Другой вывалит сто мер псалмов. Третий перечислит мириады постов и укажет на свое чрево, которое столько раз едва не лопалось после разговения. Иной притащит такую кучу обрядов, что ее едва ли свезут и семь торговых кораблей. Иной станет бахвалиться тем, что шестьдесят лет подряд притрагивался к деньгам не иначе, как надев предварительно на руку двойную перчатку. Этот покажет рясу, до того грязную и засаленную, что любой матрос погнушался бы ею. Тот напомнит, что более пятидесяти пяти лет он вел жизнь губки, вечно прикованной к одному и тому же месту. Этот сошлется на свой голос, осипший от беспрерывных песнопений. Один впал в летаргию от одиночества, у другого закоснел язык от долговременного молчания. Но Христос, прервав нескончаемое их хвастовство, скажет: «Откуда эта новая порода иудеев? Лишь один закон признаю Я своим и как раз о нем-то ничего до сих пор не слышу».

img20110804002831_5614Второй вклад Эразма в Реформацию — это издание им первого печатного Греческого Нового Завета в 1516 году. Это привлекло внимание ученых к истинному евангелию Христа, тому евангелию, которому учили апостолы Христовы. Он напоминал людям о том, как была основана Церковь, и учил основным требованиям Бога. Но важнее всего, что он говорил о спасении благодатью, а не делами. По сути, Библию вынули из-под сосуда и поставили на подсвечник, чтобы она светила всему человечеству. Вскоре Писание перевели на разные европейские языки, и печатный станок, изобретенный около 1454 юда в Германии, сделал его доступным для широких масс по доступной для многих цене. В своих самых знаменитых строках Эразм сказал:

«Я желал бы, чтобы Писания перевели на все языки, чтобы их читали и понимали не только шотландцы и ирландцы, но также турки и сарацины. Мне хотелось бы, чтобы пахарь напевал стихи из Писания, идя за плугом, ткач повторял их под жужжание челнока и путник развлекался евангельскими рассказами во время скучного путешествия. Вся информация христианина должна быть из Писания».

Так Эразм помог Реформации, но ему не хватило убедительной силы истины. Он настолько любил мир, что скорее готов был пожертвовать частью истины, чем допустить разногласия. Реформатор Лютер сказал о нем: «Он указывал на зло, но не мог указать на добро и привести в обетованную землю. Возможно, он вместе с Моисеем умрет в земле Моавитской, потому что не ведет к лучшему изучению Слова Божьего тех, кто ищет благочестия». И все же, хорошо известно высказывание: «Эразм снес яйцо, а Лютер его высидел», другими словами — своими литературными трудами Эразм подготовил путь для Реформации, но делом других было вновь утвердить посредством Писания истину Божью в душах людей. С Эразма начался рассвет, с последующими реформаторами свет божественной истины достиг зенита.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s