500 лет Реформации. Лютер и папа Римский

Когда Давида преследовал царь Саул, его настоящим другом стал Ионафан, сослуживший огромную службу несчастному беглецу. Подобным образом, в дни борьбы и преследования Ионафаном Лютера стал Филипп Меланхтон. Он настолько убедился в Истинах, которые объяснял и проповедовал Лютер, что их души обьединились в крепкой дружбе. Но Меланхтон был очень сдержанным человеком, у него не было смелости и дерзновения Лютера. Тем не менее, он был очень полезен реформатору, поскольку получил всестороннее образование. В шестнадцать лет он опубликовал греческую грамматику, а пять лет спустя стал профессором греческого языка в университете Виттенберга, том самом месте, где преподавал Лютер. Вероятно, он долгое время колебался, прежде чем назваться другом и почитателем Лютера, но провидение Божье подтолкнуло его вперед, как свидетеля истины.

Выдающиеся таланты, широчайшие познания, огромная образованность и утонченная культура Меланхтона привела к тому, что его назвали «учителем Германии». Лютер многим обязан невозмутимости, мягкости и мудрому совету своего коллеги, сделавшего все, чтобы удержать ревность и горячность реформатора в определенных рамках.
philipp-melanchthon-1537При рождении Меланхтон получил имя Шварцерд, что означает «чернозем», а его отец известен как «Гейдельбергский оружейный мастер». Когда еще в юности Меланхтон стал выдающимся ученым, Рейхлин, один из крупнейших ученых в Германии, посчитал имя «Шварцерд» слишком невзрачным и убедил его принять имя «Меланхтон», греческий эквивалент слова «чернозем», хотя на самом деле он обычно писал «Мелантон». Обычно же он просто подписывался «Филипп». Меланхтон сослужил прекрасную службу делу реформы в Германии, став вторым после Лютера. Он прожил до 1560 года и к тому времени был «престарелый и насыщенный жизнью».

IMG_9096
Памятник Филиппу Меланхтону в Виттенберге

Но нам следует вернуться к Лютеру. Сожжение папской буллы было актом, после которого не было обратного хода. Реформатор ступил на путь, с которого уже не мог свернуть. Этот путь вел его теперь либо к победе, либо к поражению. Различные властители в Европе — император, короли, князья, кардиналы, монахи-аббаты и все – сосредоточили свое внимание на конфликте сына немецкого крестьянина и человека, который носил папскую тиару. Каков будет результат?

4
Папа Лев X (1513-1521). Он тратил папские доходы на искуство, литературу и музыку. Во время его правления итальянское Возрождение достигло наибольшего великолепия

Величайшим монархом своего времени был Карл V. Он был избран на престол Священной Римской Империи в 1519 году, в возрасте девятнадцати лет. Будучи внуком Изабеллы и Фердинанда, правителей Кастилии и Арагона, соответственно, он претендовал на большую часть Нового Света Америки, а также обширные территории в Европе. Его, как верного сына Римской католической церкви, попросили разрешить дело Лютера на рейхстаге, который должен был состояться в городе Вормсе, и он согласился на это. Он приказал Лютеру предстать пред ним. Друзья реформатора советовали ему не идти, напоминая о гарантиях безопасности, данных Яну Гусу немногим более ста лет тому, с которыми не посчитались. Но Лютер ответил Им: «Если бы в Вормсе было столько же демонов, как черепиц на кровлях, я все равно пошел бы». Некоторые утверждают, что самый знаменитый гимн, когда-либо написанный Лютером (а он написал ряд гимнов), был написан по случаю его прихода в Вормс, но на само деле это не так. Тем не менее, строки настолько типичны для этого человека и так подходят к рейхстагу в Вормсе, что мы приведем первый и последний куплеты:

Господь наш меч, оплот и щит
И крепкая твердыня
Нас в бедствиях любя хранит
Его всеблагостыня.
Наш давний лютый враг
Тревожит нас, что шаг;
Лукавой злобы он
Орудьем ополчен:

Нет здесь ему подобья.
Своей нам силой в трудный час
Не устоять в напасти;
Но ратует в борьбе за нас
Избранник Божьей власти.
И кто ж ведет нас в бой?
Не кто, не кто иной,
Как Он, Бог Саваоф,
Иисус Христос, наш кров, —
За ним победы поле!

Шестнадцатого апреля 1521 года Лютер прибыл в Вормс. Улицы были заполнены толпами людей, каждый из которых хотел увидеть странного человека – воплощение самого дьявола, как полагали многие. Окна и даже крыши домов заняли зеваки, потому что событие было и в самом деле историческим. Один человек восстал против религиозных идей церкви и государства, и все силы церкви и государства были призваны подавить его. Генрих VIII, король Англии, взялся сам написать книгу против Лютера. В самом деле, все государства, в которых господствовало католическое учение, с нескрываемым гневом взирали на «немецкого зверя», который одновременно бросил вызов папе и церкви.

Толпы были настолько плотными, что семнадцатого апреля, в день первого заседания рейхстага, реформатору и его сторонникам было чрезвычайно трудно добраться до зала заседания. В конце концов им это удалось. На входе стоял бравый рыцарь, известный военачальник, сказавший ему: «Мой бедный монах, бедный монах, тебе придется занять такую позицию, что ни мне, ни многим из моих рыцарей не приходилось занимать в тяжелейших битвах. Если ты уверен в справедливости своего дела, тогда вперед, во имя Бога, и мужайся – Бог не оставит тебя».

Когда Лютер вошел в зал собрания, его поразила увиденная помпезность и пышность. Главное место, конечно же, занимал император, но также присутствовал его брат, помимо шести князей империи, двадцати четырех герцогов, восьми маркграфов‚ представлявших мирскую власть. Каждый из них был союзником церкви. Кроме того, было тридцать архиепископов, епископы и аббаты, семь послов, папские нунции, и депутаты от вольных городов. Всего присутствовало двести шесть человек, имеющих высокое общественное положение. Председатель Иоганн фон Эк открыл заседание, спросив Лютера, он ли является автором произведений, находящихся перед ними на столе. Во-вторых, он спросил, готов ли Лютер отречься от учения, изложенного в книгах, которые заслужили неодобрение церкви. В ответ реформатор, осмотрев груду книг, признал, что именно он был автором, но в отношении второго вопроса попросил времени на размышление, чтобы не действовать опрометчиво, но дать ответ, который бы не противоречил Слову Божьему. Просьбу удовлетворили, и доктор Эк, именем императора, объявил перерыв в заседании до следующего дня.

Большую часть ночи Лютер провел в молитве. Один из его друзей приводит образец его молений: «О, Боже, Боже мой, будь со мной и защити меня от врагов моих в мире. Ты должен сделать это, только Ты, ибо во мне нет силы. Это Твое дело, о Боже, не мое. На Тебя я уповаю, не на человека, потому что это тщетно. О, Боже, неужели Ты не слышишь? Не скрывай лицо Твое от меня. Ты призвал меня, будь ныне прибежищем моим. Прошу об этом во имя Сына Твоего, Иисуса Христа, мой защитник, мой щит и охрана».

Восемнадцатое апреля 1521 года было величайшим днем в жизни Лютера. Это событие описывали как «наиболее возвышенная сцена, которую когда-либо видела земля, исполненная благословений». И вновь улицы заполнили зеваки, вновь зал заполнили знатные люди. Прежде чем он предстал пред императором, пришлось прождать два часа, и вновь доктор Эк задал вопрос о том, будет ли Лютер защищать написанные им книги или откажется от них полностью либо частично. Лютер ответил — «речь, потрясшая мир» – сначала на латыни, потом по-немецки и окончание речи было таким:

Если мне не докажут свидетельством Писаний или ясными аргументами, что я заблуждаюсь -ибо папы и соборы часто ошибались и противоречили друг другу – я не могу отречься, ибо подчиняюсь Писанию, процитированному мною; совесть моя подчинена Слову Божьему. Ненадежно и опасно делать что-либо вопреки совести. На сем стою, не могу иначе. Да поможет мне Бог. »

Эти смелые и бескомпромиссные слова произвели настоящую бурю на рейхстаге. Все начали говорить одновременно. Доктор Эк, пытаясь перекричать гул, доказывал реформатору, что позиция вселенских соборов – более безошибочное руководство, чем мнение одиночки. Император со своей стороны выказал меньше терпения к Лютеру и его учению. Встав со своего места в гневе, он сообщил окружающим его, что с него довольно таких разговоров, после чего покинул рейхстаг. На следующий день он сказал своим придворным‚ что «не понимает, как один монах может быть прав, а тысячелетнее свилетельство христианства – заблуждаться».

Лютера сопроводили к его жилью – гарантии императора хорошо соблюдались. Двадцать пятого апреля ему позволили покинуть Вормс. Некоторые испанцы следовали за ним по пятам, бранясь и насмехаясь, подражая крикам диких зверей‚ наститающих свою добычу, но реформатор покинул город и направился в Виттенберг. Вскоре его объявили в империи вне закона. Он стал преступником, и всякого, кто давал ему приют, пищу или питье, могли обвинить в измене императору.

IMG_9177
Замковая церковь в Виттенберге в настоящее время

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s