500 лет Реформации. Гугеноты во Франции. Часть 2

on

Не все гугеноты были убиты во время ужасной резни в Варфоломеевскую ночь в Париже. Три четверти выжили. Они напоминают нам о ветхозаветных героях в одиннадцатой главе Послания к Евреям: «верою (некоторые) избегали острия меча, …(другие) умирали от меча» (ст. 34, 37). В Париже убили только двух гугенотских пасторов, хотя больше всего хотели умертвить именно их.

Некоторые пасторы избежали смерти чудесным образом. В отношении Мерлина, капеллана адмирала Колиньи, Божье провидение было столь же особенным, как и к пророку Илии. С неохотой покинув Колиньи, в ответ на его настоятельную просьбу и карабкаясь по крыше соседнего дома, он через отверстие упал на чердак, полный сена. Не осмелившись показаться, поскольку не знал, кого встретит — врага или друга, он оставался в своем убежище три дня, единственной пищей ему были яйца, которые курица ежедневно несла рядом с ним. Наконец он бежал.

После резни Карл IX правил совсем недолго. Он умер в 1574 в возрасте двадцати четырех лет‚ став жертвой угрызений совести и периодического помешательства. Во время приступов ужасы кошмарной ночи терзали его неспокойное воображение. Екатерина, его мать, оставалась черствой и нераскаянной. Она была Иезавелью своего времени, советник прочим на дела нечестивые. Она умерла в 1589 году, «забытая и ненавидимая» в равной степени католиками и протестантами. Никто не оплакивал ее смерть. 

Карла заменил его брат Генрих, который, благодаря ухищрениям, подкупу и интригам матери был избран на польский престол. Он также умер в 1589 году, но настоящим правителем во время его царствования была Екатерина. Генрих умер от рук убийц.

Генрих Наваррский стал королем после Генриха III, известный как Генрих IV, гугенотский, муж Маргариты, дочери Екатерины. С его приходом казалось, что для протестантизма наступили лучшие времена. Но католики не соглашались подчиняться такому королю, и война продолжалась. Генрих выиграл битвы и осадил сам Париж, тем самым заставив ряд его жителей, как полагают некоторые, есть своих детей из-за недостатка пищи. В конце концов, испанская армия из Нидерландов освободила город. Тогда Генрих предложил признать католичество государственной религией, тогда как он останется протестантом. Это предложение не приняли, поскольку оно не удовлетворяло ни одну из сторон. В итоге Генрих убедил себя в том, что «Париж стоит мессы». Другими словами, он решил принять католическую церковь в качестве «истинной Церкви» и подчиниться ее требованиям и папе, основываясь на следующих аргументах: (1) он не смог завоевать Францию силой оружия; (2) гугеноты были всего лишь небольшим меньшинством в государстве; (3) большинство католиков никогда не примет гугенотского короля и не даст ему спокойно царствовать; (4) испанские солдаты в самой Испании и в Нидерландах были готовы вторгнуться в королевство.

1
Гугенотская церковь

Но главной причиной «обращения» Генриха был недостаток подлинного религиозного убеждения. Он был галантным, смелым, щедрым и патриотичным, но его символ веры мог меняться в зависимости от политических требований. Он не был борцом за истину. Гугеноты могли истинно сказать: «Не надейтесь на князей».

С «обращением» короля католики, казалось, вышли победителями из долгой гражданской войны, и если бы король настаивал (как в немецком соглашении), чтобы все его подданные подчинились Риму, это было бы мрачными перспективами для гугенотов. Но в знаменитом Нантском эдикте (1598) было обнародовано соглашение, которое гарантировало определенные права гугенотам и давало гарантии, что эти права будут соблюдены.

Во всей Франции должна была воцариться свобода совести и свобода собраний для гугенотов в «особых местах». Гугеноты должны были пользоваться обычными правами французов и были вольны открывать школы, издавать книги в «особых местах». Они были обязаны платить десятину, часть которой король будет возвращать им для поддержки их священнослужителей.

Очевидно, что это было очень важное религиозное соглашение, и во время правления Генриха IV его строго соблюдали. Однако жизнь короля оборвалась в 1610 году, он был убит фанатиком, которого наняли иезуиты, его непримиримые враги.

Иезуиты — это католический орден, основанный в 1534 году испанцем Игнатием Лойолой, главная цель ордена — завершить уничтожение протестантизма. Они назвали свой орден Обществом Иисуса. Подотчетные только папе и освобожденные от всякой другой юрисдикции, они связали себя обетом безусловного подчинения папе. Родина, друзья, личные интересы, даже частные мнения и совесть — это ничто, для них устав ордена был всем. Они старались предоставить первоклассное образование детям знати, и благодаря этому их влияние было огромным. Они проникали во все сферы жизни и завладевали тайной информацией, которая способствовала осуществлению их целей. Самый печально известный принцип общества — «Цель оправдывает средства». Именно поэтому они готовы были пойти на убийство, если полагали, что оно принесет пользу католической церкви. Равальяк — убийца Генриха IV, был, вне всякого сомнения, орудием в их руках.

После 1598 года католики решили аннулировать Нантский эдикт, и на протяжении семнадцатого столетия им это удалось. Великий французский государственный деятель кардинал Ришелье пришел к ним на помощь. Ришелье был, скорее политическим, чем религиозным преследователем. Он считал, что гугеноты, по сути, — это «государство в государстве», и для него это было неприемлемо. Поэтому он развязал против них войну и в 1629 году принудил их принять условия Алесского мира, который подтверждал их свободу поклонения и гражданские права, но лишал их всех прочих прав. Начиная с этого момента, гугеноты потеряли свое огромное влияние как политическая партия. Вскоре они удовлетворились своей религиозной свободой, стали полностью поддерживать монархию и прославились бережливостью, ремеслами и высокими нравственными устоями. Государственный деятель Кольбер позднее, в этом же веке, говорил о них, как о самых бережливых, усердно трудящихся и наиболее образованных подданных короля.

Во второй половине семнадцатого века во Франции правил Людовик XIV, внук Генриха IV. Он был совсем ребенком, когда взошел на престол, и поэтому почти двадцать лет в стране правил кардинал Мазарини. Но, когда Люцовик повзрослел и начал считать себя абсолютным монархом (разве не он сказал: «Государство. Государство это я!»?), его целью было добиться, чтобы все французы принадлежали к католической церкви, это привело к полной отмене Нантского эдикта 1598 года. Людовик сказал: «Мой дед любил гугенотов и не боялся их, мой отец боялся и не любил их, я их не люблю и не боюсь». Он также говорил, что если искоренение протестантизма во Франции «потребовало бы, чтобы одна рука отрубила другую, он пошел бы на это».

Король косвенно начал ужасное дело, которое сам поставил себе за цель. Он запрещал гугенотам хоронить своих умерших днем, не больше двенадцати человек могло собираться на крещение или свадьбу, в их школах можно было обучать только чтению и письму. Далее, он попытался подкупить беднейших гугенотов денежными подачками и лишить тех, кто занимал более высокое социальное положение, государственных постов, судебных и прочих должностей, и даже изгнать из торговли, чем многие из них зарабатывали себе на жизнь. Пасторам запрещали проповедовать. Вскоре он начал использовать армию для принуждения протестантов переходить в католичество. Существовала система расквартировывать драгун — наименее дисциплинированных военных, в протестантских семьях. Карикатура того времени изображает протестанта, подписывающего бумагу о переходе на барабане, в то время как драгун угрожает ему мушкетом, заряженным распятием. Как и следовало ожидать, гугеноты во множестве бежали из страны. Но Людовик запретил эмиграцию и отослал на галеры тех, кто был пойман на этом. Заключительный удар пришелся на 1685 год, когда Людовик отменил Нантский эдикт. Протестантское богослужение было запрещено. Все протестантские церкви были разрушены. Детей гугенотов отдавали на воспитание в семьи католиков. Несмотря на королевский запрет эмиграции тысячи людей смогли бежать. Три тысячи человек в неделю убегали в Швейцарию. Еще больше тысяч нашли прибежище в Голландии. Двести проповедников стало пасторами в голландских церквях и в течение двенадцати лет беглецы были освобождены от уплаты голландских налогов. В Пруссии великий князь предоставил двадцати тысячам гугенотов бесплатную землю возле Берлина. Приблизительно около трехсот тысяч бежало из Франции. Среди них были самые талантливые французские ремесленники, расселение которых в странах, прилегающих к Франции, оказало значительное влияние на их промышленность. Людовик XIV заплатил очень высокую цену за национальную католическую ортодоксию. С меньшим извинением и в более просвещенный век он совершил ту же грубую ошибку, что и Филипп II Испанский — «разрушил собственное государство во имя религии».

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s