500 лет Реформации. Нидерланды принимают истину

on

Название Нидерланды (нижние страны) напоминает нам, что часть стран, известных как Голландия и Бельгия, находится ниже уровня моря. Сотни лет назад воды Северного моря часто затапливали их, и голландцы и фламандцы должны были буквально отвоевывать территорию у волн и удерживать ее при помощи строительства обширной системы дамб вдоль своего побережья. Совершенно естественно, что жизнь в таких трудных условиях, постоянная борьба, а также никогда не прекращающееся бодрствование оказали огромное влияние на формирование характера голландского народа. Благодаря этому они стали размеренными, исполнительными, аккуратными, усердными и настойчивыми.

Более того, благодаря этому голландцы стали глубоко религиозным народом, потому что борьба со стихиями помогла им осознать свою зависимость от Того, Кто поставил пределы морю и сказал Иову, что «поставил запоры и ворота» водам и сказал им: «доселе дойдешь и не перейдешь, и здесь предел надменным волнам твоим» (Иов. 38, 10-11). Территория, отвоеванная со столь большими трудностями, ценилась очень высоко, и неоднократно в своей истории народ Голландии демонстрировал огромную решимость и патриотизм. 

В начале шестнадцатого столетия Нижние страны были достаточно плотно заселены деятельным населением в три миллиона человек. Древние болота стали аккуратно обрабатываемыми полями и пастбищами. Насчитывалось от двухсот до трехсот городов-крепостей. Повсеместно проходили торговые пути, по морю и рекам. Что касается религии, то в Нидерландах, как и в прочих частях Западной Европы, господствовала католическая церковь. Но Возрождение было влиятельным и здесь. Эразм, величайший ученый эпохи Возрождения, был уроженцем Роттердама.

Как и в прочих странах Запада, в Нидерландах были свои предтечи Реформации. Одна группа известна как Братья общинной жизни, первым лидером которых был Жирар Груут (1340-1384) – современник англичанина Джона Уиклифа и уроженец Девентера. Братья оставались в католической церкви, хотя их целью была реформа церкви. Из-за умеренности в выступлениях их терпели, но благодаря этому Бог подготовил почву, в которую позже падут семена Реформации и дадут всходы. Хлеб, который пускают по водам, можно будет увидеть вновь только спустя многие дни.

Нидерланды принадлежали к широко раскинувшимся владениям императора Карла V. Процветание местного сельского хозяйства, рыболовства и торговли радовало его, потому что благодаря этому увеличивалось его состояние. У него было больше власти в Нидерландах, чем в Германии, хотя он обычно и не жил там. Когда протестантская вера с ее учением достигла страны (ее завезли по Рейну из Германии), народ принял ее с большой благосклонностью. Произведения Лютера были приняты с большой готовностью, а позже то же произошло с учением Кальвина. По сути, кальвинистское учение было принято даже с большей благосклонностью, чем лютеранство, потому что оно более соответствовало духу и характеру голландского народа и совпало с их стремлением к освобождению от гнета.

Вскоре Карл V начал демонстрировать свою ненависть к протестантизму. Отсутствие успеха в его отношениях с протестантскими князьями побудило его еще ревностней продемонстрировать свою власть в Голландии. Была введена инквизиция, которую часто называли испанской инквизицией. Она была одним из главных инструментов Контрреформации, движения, инициированного папами, кардиналами и прочими с целью свержения протестантизма. Протестантов допрашивали об их вере, часто с применением пыток и угроз, и с теми, кто не подчинялся требованиям папы и церкви, поступали немилосердно. Они умирали на кострах и плахах, их удушали и даже погребали заживо. Преследования начались около 1523 года и продолжались с переменной жестокостью до времени отречения Карла V в 1555 году. Все же, в конце этого периода, учение Реформации, несмотря на жестокость императора, распространилось и укоренилось в Нидерландах в большей мере, чем когда он решил уничтожить его огнем и мечом.

Когда Лютеру сообщили, какое количество слуг Божьих с радостью приняло мученичество, он написал христианам в Голландии, Брабанте и Фландрии, указывая на их привилегии не только слышать и принять вечную истину, но более того, что некоторые из них признаны достойными умереть ради Господа Иисуса, потому что «их кровь ценна в очах Его».

Подсчитано, что во времена правления Карла более пяти тысяч человек приняли смерть по обвинению в ереси. Однако император не смог понять, что кровь мучеников – семя Церкви, и чем больше преследуют протестантов, тем больше их число умножается и растет, подобно евреям, в руках преследователя – фараона (Исх. 1, 12). В возрасте пятидесяти пяти лет император, разочарованный и измученный заботами, сошел с престола. Он решил провести оставшиеся годы жизни в монашеской келье в Испании, где и оставался до своей смерти в 1558 году. Его главным хобби было изготовление и коллекционирование часов. Рассказывают, что после тщетных попыток заставить некоторые из своих часов идти и отбивать время в унисон, он сказал следующее: «Каким глупым я был, думая, что смогу завлечь всех в одну религию, когда у меня не получается заставить двое часов показывать одно время». Также говорят, будто его величайшим сожалением в жизни было, что ему не удалось сжечь Лютера на Вормском рейхстаге.

1
Делегаты Дортского синода собрались в большом зале в Дорте, Нидерланды

После Карла V престол унаследовал его сын Филипп II Испанский, которого мы уже упоминали как супруга королевы Англии Марии Тюдор (всего он женился четыре раза). Именно он отправил Непобедимую армаду против Англии в 1588 году. Последние сорок лет своей жизни он никогда не покидал Испании. Он провел большую часть своей жизни за письменным столом, читая и составляя бесчисленные депеши и отчеты, хвалясь, что «с листом бумаги он господствовал над двумя полушариями».

Если Карл наказывал голландцев плетьми, Филипп планировал наказывать их скорпионами. Сказав, что не будет править еретиками, он довел политику своего отца до ее фатального конца. Однако сначала преследование угасло. Филипп поставил свою сводную сестру, Маргариту Пармскую, регентом Нидерландов. Она не была по сути своей преследователем и практически пообещала голландцам не прибегать к инквизиции, это длилось до тех пор, пока внимание Филиппа не привлекли вспышки беспорядков.

Важным голландцем в то время был Гай де Брей, написавший тридцать семь статей Бельгийского или Голландского вероисповедания, которое очень ценилось в реформатских церквях. Он был хорошо образованным человеком, но не проповедником или известным богословом. По профессии он был художником. Это вероисповедание излагает убеждения реформатских церквей о Библии, Боге, человеке, пути спасения, церкви и государстве. В конце жизни Брей скрывался во Франции. Его сопровождал друг Перегрин де ла Гранж. Но они почувствовали, что во Франции есть своя опасность, такая же, как и в Нидерландах, так как там их схватили и заточили в тюрьму, заковали в кандалы. Одна знатная леди при посещении их сочувственно вздыхала: «Бедные люди, не понимаю, как вы сможете выдержать это». Но де Брей ответил ей:

Мадам, наш сон в этом каземате спокойнее, чем сон многих правителей на их мягких постелях. Сейчас мы страдаем во имя нашего Господа, но однажды мы будем царствовать с Ним. Венец вечной жизни ожидает нас в небесах. Шум этих кандалов – музыка для нашего слуха, это прелюдия к игре Божьих ангелов на арфах.

В 1567 году оба мужа получили венцы мучеников.

Оппозицию политике Филиппа II, касающуюся преследований в Нидерландах, возглавил Вильгельм Оранский, более известный как Вильгельм Молчаливый. Уроженец Германии, он унаследовал семейные владения в небольшом независимом княжестве Оранском, вблизи известного города Авиньона в Южной Франции, на том условии, что будет воспитан католиком. В юности он поступил на службу к Карлу V, и именно на его руку оперся сломленный король во время церемонии отречения. Вильгельм был мягким и приветливым, и он хорошо находил общий язык со всеми классами голландского общества. Хотя ему и дали прозвище «Молчаливый», оно относилось только к одному случаю, когда он счел важным сохранить спокойствие. Обычно он бывал очень красноречив и свободен в общении.

В 1566 году Филипп II потребовал от Маргариты Пармской укрепить и поддержать его политику преследований. Все его подданные должны были принять постановления Тридентского собора (1545-1563), который кодифицировал все догматы и обряды католической церкви. Всех, кто отказался повиноваться требованиям Филиппа, предавали в руки инквизиции. Чиновники, отказывавшиеся подчиняться этим требованиям, замещались «более ревностными и преданными людьми». «Теперь мы увидим начало чудовищной трагедии», — говорил Вильгельм Оранский.

К этому времени Вильгельм стал лютеранином (еще через шесть лет он стал кальвинистом), и, именно будучи убежденным лютеранином, он выступил с оружием против герцога Альвы, правителя Нидерландов, контролирующего сильную католическую армию. Герцог Альва имел репутацию хорошего военного, и он хвастался: «Я укрощал железных людей, так неужели я не смогу укротить молочников?» Для начала он организовал Кровавый совет – своевольный и тиранический суд. Рассказывают, что один из его членов‚ очнувшись от дремы в суде, автоматически закричал: «На плаху! На плаху». Тысячи были убиты, у тысяч государство конфисковало их имущество, тысячи бежали в Англию, Германию и другие места. Альва пообещал Филиппу «основательный поток богатства из Нидерландов».

Немало голландцев решило бороться с Испанией на море, был создан отряд, известный как «Морские бедняки» (Gueux de Mer). Они захватили Бриль возле Роттердама и удерживали, несмотря на превосходящие их силы. Другие прибрежные города также бросили вызов испанским армиям, в некоторых случаях голландцы открывали дамбы, используя для самообороны море. Речь идет об обороне Харлема. Сыну Альвы понадобилось войско в двенадцать тысяч, чтобы победить гарнизон в четыре тысячи воинов. В Лейдене разрушение дамб позволило Морским беднякам прийти на помощь городу, тогда как испанцы бежали в смятении. Историки согласны с тем, что тирания и свирепость Альвы почти превосходила всякие пределы. Один говорит, что он был «воплощением дьявольской жестокости», и все же, его политика вместе с ее провалом, была политикой, которая отвечала намерениям самого Филиппа. Испанские солдаты часто были успешны в сухопутных сражениях, потому что они были опытными и хорошо вооруженными воинами, но они не могли сравниться с Морскими бедняками, когда судно было в открытом море.

В 1580 году Филипп обещал двадцать пять тысяч крон золотом и другие награды человеку, который поймает Вильгельма Молчаливого живым или мертвым. На протяжении четырех лет никто не обращался за наградой, но в 1584 году голландский лидер был убит, Вильгельм сам помог ему тем, что предоставил свободный доступ к себе. Вильгельм известен как «основатель Голландской республики». Девиз его семьи: «Я поддержу» (Je maintiendrai). Его долго помнили за готовность помочь другим и стойкость характера. После его смерти, как гласит старинная запись, «маленькие дети плакали на улицах».

Наконец Голландия обрела свободу от ига Испании и папы. В 1609 году между Нидерландами и Испанией был заключен Двенадцатилетний мир, и это практически означало признание Испанией республики, хотя официальное признание произошло не ранее заключения Вестфальского соглашения в 1648 году.

2
Внутри Гроте Керк, Харлем (с картины Беркхейде, 1673).  Реформация привела огромное количество голландского населения к Слову Божьему.

В начале семнадцатого столетия в Голландии произошли очень важные религиозные события. Они имели отношение к доктрине спасения, изложенной в Писании. Якоб (Иаков) Арминий – профессор теологии Лейденского университета, учебного заведения, где проходили подготовку голландские священники, отверг ряд положений Кальвина и утверждал, что, хотя Бог сделал возможным спасение через Иисуса Христа Спасителя, Он оставил право грешнику решать, примет он спасение или нет. Конечно же, это подразумевало, что Христос мог умереть напрасно. Профессор Гомар (чьи последователи были известны как гомаристы или кальвинисты‚ в отличие от арминиан), коллега Арминия по университету, придерживался библейского учения об избрании и предопределении и учил, что спасение любого человека является результатом благодати Суверенной воли деятельности Бога. В 1609 году Арминий умер, но его последователи настаивали на своих тезисах и спор настолько ожесточился, что в 1619 году кальвинисты созвали Дортский синод, чтобы провозгласить и сформулировать истинное учение. На него приехали избранные представители из Нидерландов, Англии, Шотландии, Германии и Швейцарии. Учение Арминия осудили, приняли Бельгийское вероисповедание, Гейдельбергский катехизис, и в Девяносто трех канонах были ясно изложены главные пункты учения реформатских церквей. Вскоре в Нидерландах триста арминиан были лишены права совершать служения, и многие из них отправились в изгнание. Им позволили вернуться после 1630 года.

Доныне положения Дортского синода высоко ценятся кальвинистскими церквями ВО ВСЕХ странах.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s